Перейти к основному содержанию

Мишель Терещенко о развитии города Глухова

Примечание редакции. Публикуем расшифровку интервью мэра Глухова Мишеля Терещенко, которое он дал мультимедийному проекту IDEALIST.

Примечание редакции. Публикуем расшифровку интервью мэра Глухова Мишеля Терещенко, которое он дал мультимедийному проекту IDEALIST.

Я никогда не думал, что буду баллотироваться на пост мэра города, и тем более не предполагал, что буду баллотироваться здесь, в Украине. Как вы знаете, я француз, только несколько лет живу в Глухове. Но это родина моих предков. Я смотрел на ситуацию в городе и делал разумные инвестиции. Помогал институту лубяных культур, который раньше был резиденцией моей семьи в Глухове, где мои предки родились и жили. Мне хотелось помогать. Мы начали работать, всё было нормально, и мы получили хороший результат – через пять лет 153 человека работает в нашей фирме в Глухове, занимается льноводством и коноплеводством. Я видел, что это нетяжело и возможно. Реально инвестировать и давать работу людям, и всё работает и развивается.

Только у меня был вопрос: почему больше никто не делает, почему я один? Я посмотрел на ситуацию и увидел, что для власти, которая 18 лет контролировала почти всю область, было лучше, чтобы люди были бедные и безработные, потому что тогда можно всё скупать подешевле, используя админресурс. В итоге – 18 лет коррупции, в результате которой всё умерло. Раньше в Глухове было четыре предприятия, и на каждом работало не меньше 1,5 тыс. человек, в том числе «Сатурн» и «Электропанель». Все они сейчас законсервированы. Из-за коррупционных схем преступная власть забрала мясокомбинат, молочный завод, суконную фабрику, пищевой комбинат, где раньше делали сидр и соки. Шесть месяцев назад закрылся хлебозавод. В Глухове очень любят глуховский хлеб, это самый лучший хлеб в мире, но сегодня у нас его нет. Я видел, что всё гибнет. Потом был Майдан. Наши люди, глуховчане, очень патриотичные, они выбрали жить по-новому. Но что это значит?

Сейчас очень тяжело, идёт война. Мы находимся в 12 километрах от границы. Это затронуло каждую семью, есть мобилизованные, есть с ранениями, есть погибшие, к сожалению. Сейчас экономический кризис, девальвация гривны, инфляция цен. И последние рабочие места, которые были в городе, были связаны с Россией. Люди уезжали работать в Россию, маленькие предприятия, которые ещё оставались, работали тоже для России, а сейчас все закрыли. После Майдана всё тяжелее. Люди патриотически настроены, но, к сожалению, коррупция осталась старой, может быть, ещё больше, чем раньше, и власть тоже не поменялась. Наш народный депутат Андрей Деркач уже 18 лет контролирует всё в области и влияет на всё, что может. Он был за Кучму, за Ющенко, за Януковича, сейчас говорит, что он за Порошенко. Но он за себя и всех своих людей. Глава района, который попал под люстрацию, потому что отправлял «титушек» на антимайдан, сейчас опять глава района. Единственной возможностью изменить что-то были выборы. Глуховчане предложили мне идти на выборы. Но я – француз и думал, что это невозможно. Я попросил Президента дать мне украинское гражданство и было очень приятно, что Пётр Алексеевич мне не отказал, исходя из «державних інтересів». Это было очень красиво. Я сейчас украинец, и у меня и моей семьи есть девиз «Стремление к общественной пользе». Мой прапрапрадед Артемий Терещенко, первый бургомистр города с 1841 до 1845 года, а его сын, мой прапрадед Николай Артемьевич Терещенко, был первым мэром города с 1850 до 1872 года. Это история моей семьи.

Люди предложили мне идти на выборы, и я не мог отказаться. Я сказал, что буду баллотироваться, и сразу прокурор открыл против меня пять уголовных дел. Тут же началось давление на моих людей. Финансовый менеджер, которая работала со мной, тоже получила уголовное дело. Все политически мотивированы. Я увидел, как может быть грязно в Украине. Это беда, думаю, как при Кучме и Януковиче. Андрей Деркач – старый регионал, он использовал всю грязную технику, отправил против меня тонны чёрного пиара. А потом, когда я начинал кампанию, мне не давали ни одного помещения, где мог бы собирать своих людей, а ведь эти помещения строили мои предки. Не было ни одного билборда, было давление со всех сторон. Но вам нужно понимать, что пять лет назад в Глухове на предыдущих выборах был только один кандидат, поскольку давили на всех, никто не мог баллотироваться, никто не выступал против кандидата Деркача. Но я свободный человек, давление против меня не работало. Сразу увидел, когда начинал выборною кампанию, что люди поддерживают. Я чуть-чуть удивился, потому что чувствовал себя как украинский европеец или европейский украинец. Я думал, это потому что говорю о будущих рабочих местах, о европейских перспективах. Считал, что поддерживать меня будет больше молодёжь, но увидел, что это важно и для бабушек, и для дедушек, и для пенсионеров. Сильно-сильно поразило, что 70% населения Глухова поддержали меня. Они собрали и коллег, и семьи, и соседей, пришли на выборы и выбрали меня. Отказывались от всех предложений по покупке выборов. Фальсификации были, но не очень много, и результат был 66% за меня. Это было очень красиво, я сейчас третий из моей семьи мэр Глухова, и мне нужно сделать много изменений, поскольку ожидания высоки. Мы хотим строить Глухов, чтобы он был одним из нормальных, красивых, приятных городов в Восточной Европе. Мы строим там границу Украины и строим границу Европы. Глуховчане хотят жить нормально, цивилизованно. Находясь на границе, нам нужно быть витриной, необходимо быть интерактивными. Раньше, например, Львов был на границе между католическим и православным миром, и там и католики, и православные строили самые красивые церкви, потому что надо было выглядеть хорошо. Я думаю одинаково – мы сейчас находимся на границе между Европой и Россией и обязаны выглядеть хорошо. Если сможем продемонстрировать, что можем жить цивилизованно, что есть перспектива для молодёжи, для семьи. Нам не надо очень много материальных благ, нам, в первую очередь, нужны внутренние богатства, возможность развиваться и иметь перспективы. Если мы можем это продемонстрировать в двенадцати километрах от границы России, то это уже не внутренняя политика, а международная. Поскольку люди, которые живут на другой стороне границы – тоже украинцы, но они живут сейчас на оккупированной территории. И если увидят, что Украина развивается в правильном направлении, – на их стороне границы тоже могут произойти изменения. И это для меня очень важно.

А как мы будем это делать? Первое: сейчас социальный лифт не работает. Есть такой клан – в принципе, это все депутаты «Воля народа», которые работают на Деркача – он оккупировал всё. Все директора школ, кроме одной, ректор университета, директора предприятий, главврач, они все – «Воля народа». Это бывшие регионалы, которые блокировали всё. Если вы не связаны с ними, если вы не кум, или племянник, или сын, или дочь этих людей, то ничего не можете сделать. И нам, во-первых, необходимо открыть новые возможности для людей, которые до сих пор ждали. Мне очень приятно видеть, сколько сообщений я могу получить в Facebook. Например, очень многие говорили мне: «Я хочу жить в Глухове, я глуховчанин и патриот своего города, но я не могу, нет перспектив, нет места». Я встретил людей, которые хотели открыть маленький завод по переработке подсолнечника, но они не могли, поскольку от них сразу требовали взятки. Директор хлебозавода говорил мне: «Я закрыл завод, потому что мне нужны пункты для реализации хлеба, а предыдущая власть не давала возможности организовать их». Мы сделаем всё, чтобы люди, которые хотят жить в Глухове, а ещё больше, люди, которые хотят инвестировать в Глухов, имели возможность абсолютно свободно развивать бизнес.

Как мы будем делать конкретные дела. Я идентифицировал четыре направления. Первое направление – конечно, ближе мне – льноводство и коноплеводство. Мы сейчас построили, так сказать, экспериментальный завод. У нас есть французская технология, которую адаптировали для Украины и сейчас можем показать людям, как она работает, что они могут делать. В Глухове находится институт лубяных культур – это бывшая резиденция моей семьи, – где есть эксперты, которые могут помочь. Коноплеводство и льноводство – первое направление, по которому мы можем создать тысячу рабочих мест через четыре года.

Второе направление – агробизнес: продукты питания, реконструкция хлебозавода, мясокомбината, молочного завода, пищевого комбината, где раньше делали сидр и соки, мы уже сейчас занимаемся перестройкой. Будет медовый завод, поскольку пчеловодство – это важно. Там можно не только фасовать мёд, но также делать конфеты, пряники с мёдом. Мы развиваемся, работаем на имидж, делаем биопродукт – очень чистый, вкусный, деликатесный, который  можно реализовывать не только в Украине, но и за границей. Мы начали это направление, и я знаю, что через четыре года здесь тоже будет тысяча рабочих мест.

Третье направление – это альтернативная энергия. Это биогаз, биомасса. Нам не надо покупать, импортировать газ. Город размером как Глухов в Люксембурге или в Германии использует только биогаз. Это будет хорошо для развития сельского хозяйства, животноводства, это в порядке вещей в Европе, это норма. Мы – аграрный район, аграрный город, и нам обязательно нужно использовать производство и отходы от земледелия по максимуму. Здесь тоже может быть тысяча рабочих мест через четыре года – это абсолютно разумный прогноз.

И четвёртое направление, которое для Глухова чуть-чуть специфическое, – реконструкция центра города и развитие туризма. Культурный туризм, исторический туризм и зелёный туризм, потому что мы были столицей Украины, и нам очень повезло, что во время Советского Союза, советы здесь ничего не строили. Мы сейчас сняли памятники Ленину и Цыганку, которые были абсолютно ужасны, и у нас сейчас есть большая площадь в центре города, ещё церковь Святого Николая, где четыре последних гетмана Украины: Скоропадский, Полуботок, Апостол, Разумовский – получили благословение, и последнее собрание казаков было в Глухове. Есть, конечно, десять зданий, которые построила моя семья, но не только, есть дом Кочубея, дом Неплюева. У нас остался очень красивый центр города, там есть пустая площадь. Мы разобьём красивый парк, там будет фонтан, ёлка, будут лошади гулять, семьи с детьми смогут отдыхать и отмечать любые праздники. Я ещё не знаю, что будет на месте памятника Ленину, мы будем проводить консультации, у нас нет памятника Тарасу Шевченко, может быть, будет он или фонтан, как раньше, возможно, ёлка или музыкальный киоск – пока решаем.

Исторический центр будет таким, как в США в Джеймстауне, штат Виргиния. Был такой Уильямс Берн, житель столицы США до Гражданской войны, и в Джеймстауне создали исторический объект – всё, как было 250 лет назад. Люди могут носить исторические костюмы, показывать, как работали, жили в те времена. Туристам очень приятно, есть много возможностей посмотреть представления, купить сувенир, сделать фотографию, поесть. Сделаем так же, но ещё лучше, потому что Глухов – настоящая столица Украины. Здесь жили гетманы, мы устроим Гетманский фестиваль на Рождество, например, или Гетманский карнавал. 19 декабря на месте, где был Ленин и Цыганок, будем проводить ярмарку – Гетманская ярмарка под Рождество. Будут с нами четыре гетмана. Но вы знаете, что на Рождество по религиозной традиции приходили три царя, которые давали подарки Иисусу, а у нас будет четыре гетмана, будут специфические гетманские традиции и очень красивый исторический район в центре города. Это будет аттракцион для туристов. Это возможность не только создать тысячу рабочих мест через четыре года, но в то же время развивать рестораны, гостиницы, магазины. Считаю, что это даст нам хороший двигатель для будущего.

Мой план – создать четыре тысячи рабочих мест через четыре года. Я уже знаю, что не будет, как раньше, один большой инвестор создавать сразу тысячи рабочих мест, поскольку сейчас в десяти километрах от границы с Россией невозможно, никто не будет так рисковать. Но получить 20 предприятий, на каждом из которых будет работать 50 человек – это осуществимо. Мы будем помогать. И мы это сделаем.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...