Перейти к основному содержанию

Из «Гранита» по басмачам?

А вот сейчас серьёзно. Редакторское касательно «Адмирала Кузнецова». #Швец #Подтуркин

Устав шутить над «Адмиралом Кузнецовым», редакция села подумать, что и как.

Первое предположение строится исключительно на текущем российском медийном мифе о триумфальном «вставании с колен».

Однако, если предположить, что перемещение «Кузи» — это чисто медийная кампания, то возникает ряд вопросов.

Во-первых, это дорого и сложно. Раньше обходились мифами про запрограммированную в «Калибре» мишень — штаб ИГИЛ, и было нормально. Телевизионную картинку в России научились делать и без реальных изменений. Тащить чадящее чудо с ушатанными котлами через полмира — дело, как минимум, рисковое. Банальная авария может обернуться потерей хода, что будет распиарено и наверняка использовано уже во внутрироссийской борьбе (пост главкома ВМФ РФ — весьма лакомый кусок).

Во-вторых, медийность у «Кузи» в этой кампании — нулевая. Бомбардировщиков (да и каких?!) на нём с гулькин нос, вооружения у них почти нет. То есть лепить дешёвую пропаганду без реальной картинки, загнав крейсер через половину мира — дело заведомо идиотское.

Кстати, о бомбардировщиках и ударных возможностях тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», проекта №1143. Тут такое дело. Это вообще не ударный корабль ни разу. Это, по сути, крейсер ПВО.

В морской противовоздушной обороне есть большая проблема.

Дело в том, что наземная система ПВО не находится там же, где и объект, охраняемый от авиации и ракет. Её всегда располагают несколько впереди (по направлению к врагу) или, вообще, вокруг объекта, если предполагается круговая оборона. Радар часто находится отдельно от самой пусковой установки, а штаб части ПВО тоже разнесён в пространстве с пусковыми и радарами. По сути, речь идёт о том, что системы управления ПВО, штаб, пусковые, радары и склады разбросаны по площади в несколько десятков квадратных километров — благо передача телеметрии проблемы не представляет. Всё это может быть частично укрыто в убежищах, капонирах; плюс могут быть оборудованы ложные позиции, штабы, радары и т. д. Кроме активных радаров, могут быть в наличии пассивные — типа «Кольчуги», о которой ты вообще не узнаешь, пока не засечёшь её визуально (в данном случае имеется в виду не визуально с самолёта, а по данным спутниковой разведки) или при помощи диверсионной группы. Все эти комплексы длинной руки вроде С-200 или С-300, составляющих основу района ПВО, будут «пересыпаны» малыми группами с ПЗРК и ПВО средней («Буки») и малой дальности («Стрела-10», «Шилка»), которые будут мешать авиации подобраться на малой высоте. Ну и, кроме того, район ПВО — зона особого действия, которую на земле прикрывают «волкодавы» из армейской контрразведки.

Короче, выбить район ПВО — дело очень непростое, почитайте про операцию «Арцав – 19» Израиля в долине Бекаа. Огромный и многоступенчатый план, с использованием новейших на тот момент средств контрПВО, беспилотников и тактик.

На море всё совсем по-другому. Там штаб управления, пусковая установка, радар, расчёт, боезапас, и всё вообще, включая экипаж и охраняемый объект (собственно, сам корабль), сосредоточено на площади в несколько сотен квадратных метров.

Лупи в силуэт — не промахнёшься. Почти любое попадание критично для обороны (ввиду высокой плотности расположения узлов), а любая ошибка расчёта ПВО может быть фатальной для всего корабля (или всех судов эскадры). Понятно, что спасает резервирование систем, бронирование и т. д., но сейчас речь о старых временах, когда концепция и зародилась.

Именно рассуждение о плотности послужило причиной стремительного развития авианесущих соединений. Авианосец (или авианесущий корабль) способен выпустить десятки истребителей, задача которых — перенести точку перехвата воздушных целей подальше от него, не дав подобраться к остальным судам эскадры. А может выпустить торпедоносцы, которые вообще никого не подпустят на предел видимости. Плюсом к этой концепции пошла разведка. Сейчас авианесущее соединение имеет возможность обнаружить врага первым на предельной дистанции. Дальше противника можно уничтожить. Если не выйдет, можно попытаться сбивать его ракеты на предельной дистанции, потом на средней. Если и тут не выйдет, то уже штатная ПВО эскадры на ближней дистанции будет, ощетинившись стволами в направлении пуска, защищать свою жизнь. В данной статье мы для простоты не рассматриваем противодействие палубной авиации и подводных крейсеров — это отдельный мир.

Так вот, в рамках этой концепции и создавали ТАКР «Адмирал Кузнецов». Его задача — обеспечение противовоздушной обороны эскадры. В Совке прикинули, что надо или строить авианосцы (ну или как вариант — авианесущие крейсера), или советский флот не должен отходить от берега дальше 300 километров, чтобы не выплывать из-под «зонтика» береговой ПВО. А как тогда спасать негров от рабства в Африке и США?!

Отсюда и задачи. Для «Кузнецова» коэффициенты применения можно оценить так: уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп противника — 0,15, надводных кораблей — 0,15, подводных лодок — 0,25, отражение воздушного нападения — 0,35, работа по наземным объектам — 0,1.

Сравните в США. Для Nimitz коэффициенты распределяются по-другому: уничтожение авианосцев противника — 0,05 (основные противники США — Россия и Китай — имеют по одному авианосцу с ограниченными ударными возможностями, что определяет минимальную значимость этой задачи для «американца»), поражение групп надводных кораблей — 0,3, подводных лодок — 0,05, отражение воздушного нападения — 0,15, работа по наземным объектам — 0,45.

Авианосцы США ударные, и удар их наносится по наземным объектам.

«Кузнецов» вообще не предназначен для нанесения ударов по наземным объектам. В проекте. В попытке присобачить к нему минимальные ударные функции туда и запихали МиГ-29К/КУБ и ударный вертолёт Ка-52К. А так «Кузина» задача проста — обеспечить ПВО. Ну, ему дали немного противокорабельных ракет «Гранит», чтобы в случае чего он не был обузой для эскадры и мог сам «отмахаться».

Это в проекте.

Однако буквально на днях — 17 октября 2016 года — были проведены испытания по стрельбе из противокорабельного ракетного комплекса «Гранит» по наземной цели (!). Стреляли не с «Кузнецова» (откуда, по слухам, «Гранит» демонтировали) и не с «Петра Великого» (у которого этих «Гранитов» аж 20 пусковых установок, и который, кстати, тоже совсем не ударный корабль, и ни разу не предназначался для нападения на береговые объекты), а с подводной лодки. Но это не так важно.

Тут надо понимать, что стрельба противокорабельной ракетой по наземным целям — это отдельный вид идиотизма, ввиду того, что противокорабельная ракета — дорогая и сложная штука, с системами прорыва ПВО/ПРО и т. д. Это как палить из пушки по воробьям.

Практически все высокотехнологичные «примочки» — маневрирование перед целью, самонаведение на крупный металлический объект (корабль) и т. д. — вместе со всей электроникой в этом случае не используются, а ракета летит, руководствуясь простейшей инерциальной системой управления с точностью попадания в радиусе нескольких сот метров. Это при условии, что в спешном порядке не была проведена модернизация «Гранитов» (во что верится с трудом).

Попытка усиления ударных возможностей делалась очень наспех. Условный бомбардировщик Миг-29КР совершил первую посадку на «Кузю» только 8 августа 2016 года.

Кроме того, следует вспомнить, что до того, как сирийская авантюра начала завязываться узлом на кремлёвских шеях, «Кузнецова» собирались ставить на долгий капитальный ремонт. Понимаете? На капитальный ремонт. Это весь корабль выпотрошить, кроме брони, и всё заново переделать. Но что-то случилось — и корабль экстренно, после приведения в чувство за полгода, бросили в Сирию.

Давайте попытаемся найти хоть какую-то логику в происходящем.

Почему к берегам Сирии (по официальной версии, для поддержки российской группировки) движется эскадра, состоящая из кораблей, не особо способных выполнять ударные функции — совершать удары по береговым объектам (включая и три оставшихся больших противолодочных корабля и миноносец)? Если к какому-то берегу приплывает американское авианосное соединение, то бородачам на берегу нужно срочно начинать молиться. А если российское авианосное соединение подходит к берегу, так наземной группировке россиян от этого не холодно и не жарко, да и бородачам тоже.

Наземной российской группировке нужно было усилить ударные возможности? Так перекинули бы десяток-другой дешёвых, практичных и надёжных Су-25 на авиабазу. Она же передана в бессрочное пользование. Плохо с ПВО? Ну, так там уже и С-300 стоит, и С-400. Но можно перекинуть Су-27 обычные, которые летают намного дальше и лучше, чем Су-27К, которые под названием Су-33 стоят на «Кузнецове». Какая-то странная и нелогичная «проекция силы», вы не находите?

Почему мы говорим о логике?

Вот, например, раньше состав российской корабельной группировки у берегов Сирии был понятен: малые ударные корабли с «Калибрами» и прикрытие приморских береговых объектов средствами ПВО (комплекс С-300 Ф), дежурившего вместе с ними «Атланта» («Москвы», а затем «Варяга»).

А тут к сирийским берегам пыхтит всё, что может доплыть из крупных российских кораблей со всех флотов. Ведь, кроме четырёх крупных кораблей Северного флота (авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», тяжелого атомного ракетного крейсера «Пётр Великий», больших противолодочных кораблей «Североморск» и «Вице-адмирал Кулаков»), на Ближний Восток идут и два из оставшихся на плаву корабля Тихоокеанского флота — БПК «Адмирал Трибуц» и эсминец «Быстрый».

При этом все эти корабли, включая и «Кузнецова», не имеют полноценной возможности наносить удары по береговым объектам. 250 километров от берега и не дальше, и весьма скромные, по сравнению со стационарными силами ПВО, возможности по прикрытию с воздуха.

Как видите, ситуация несколько глубже, чем «внутренний пиар».

Возникает куча вопросов, ответы на которые очень сложно искать.

Ну это смешно думать, что российский флот будет прорывать морскую блокаду флота США вокруг Сирии. Или вести с этим флотом войну за господство в воздухе. Ну нельзя за полгода дорасти до уровня армии, которая этими авианосцами воюет полвека. Вся эта армада, которую пригнали под сирийские берега, не очень там нужна. Но это при условии наличия российских наземных сил в Сирии.

Как вы помните, Россия очень хотела базу в Иране. Но не срослось. А потом хотела базу в Египте. Тоже не срослось. 10 октября. И сразу после того, как не срослось окончательно, 15 октября «Кузе» дали отмашку выдвигаться и позорно дымить. А 16 октября россияне начали лупить из «Гранитов» по наземным целям на Новой Земле.

Как видим, проблема получения базы вне сирийской территории стояла очень остро, а проблема усиления морской группировки не очень-то и стояла, при условии наличия наземной, естественно.

Нынешний поход всего российского флота — это не проекция силы, не усиление группировки, потому что тут никакого усиления нет. Это разбрасывание соломы на пол на случай, если удержание баз на территории Сирии окажется для Кремля невозможным. И тогда ему понадобится и ПВО, и любые ракеты, которыми можно будет прикрывать базу флота в Тартусе.

Любые.

Как показывает недавний пример Киркука, и в Ираке, и в Сирии фронт может «сыпаться» в любом направлении. ИГИЛ, равно как и FSA, чрезвычайно мобильны.

И тут стоит вспомнить о том, что «Адмирал Кузнецов» большой. Здоровенная дура. И «Пётр Великий» большой. Огромный.

Ведь все эти морские базы, С-300 и С-400, склады с бомбами «воздух – штаб ИГИЛ», самолётики, вертолётики на аэродроме очень уязвимы для простой атаки тачанки с «бармалеями» на суше. В случае прорыва асадовского фронта (или, вообще, полного развала фронта) кто будет прикрывать эвакуацию российских военных из внутренних районов Сирии в Тартус? Кто будет прикрывать сам Тартус в случае его осады или хотя бы простой атаки хоть ИГИЛовцев, хоть умеренных повстанцев?

Вот эти чадящие «Кузи» с псевдовеликими «Петрами» и будут прикрывать. Они-то точно недосягаемы для «бармалеев» и смогут прикрыть российские военные объекты в случае существенного ухудшения для Асада ситуации на фронтах или обрушения его режима.

А если всё будет очень плохо — вместительные трюмы этих судов позволят организовать одновременную эвакуацию основной части сирийского контингента РФ и «ихтамнетов» во избежание их массового попадания в руки тех, кто секирь бяшка сделает.

Тогда сказав «ну не смогла я, не смогла», российская армада отвалит от сирийского берега и повалит к нам.

Вышесказанное не значит, что Путин решил уйти из Сирии. Чёрта с два он куда-то просто так уйдёт. Всё это просто говорит о том, что выживаемость режима Асада для Путина кажется весьма невысокой. Настолько невысокой, что он готов рискнуть с перегоном «Кузи» через полмира, чтобы потом не получить картинки с тысячами трупов россиян и массовыми допросами, на которых все услышат рассказы ребят, как они воевали на Донбассе, в Сирии и много где ещё, и по чьему приказу воевали. «Кузя» может сдохнуть по пути, но Кремлю будет плевать. Его дотащат на буксирах, потому что кремлинам нужен аэродром, нужны трюмы, нужна база. Любой ценой. Тут речь уже не о пиаре, совсем не о пиаре.

Как раз переброс «Кузи» свидетельствует о том, что Кремль будет сопротивляться и убивать сирийцев не просто до последнего сантиметра захваченной сирийской земли, а и до последнего сантиметра прибрежной акватории. Бомбить наступающих на берегу из противокорабельных ракет с крейсеров и подлодок, атаковать вертолётами с авианосца и бросать истребители на колонны тачанок. Он не собирается отступать и готовит резервную площадку.

Он долго искал базу для возможности эвакуации из Сирии или внешнего прикрытия своего контингента, не нашёл и теперь сооружает её из древнего железа.

Посмотрим, как будут развиваться события. Вполне возможно (зная кремлёвскую беспозвоночность), может оказаться, что все вышеперечисленное не основной план боевых действий, а, скажем, аргумент для Асада (или Обамы) в переговорах и не более.

Знать этого не может никто, потому что, думается, и в Кремле сами не знают, что будут делать.

Но мы на месте сирийцев готовились бы к худшему.

Дмитрий Подтуркин

Антон Швец

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...