Перейти к основному содержанию

Десоветизируйся или умри!

Да-да, вредоносность Совка оказалась удивительно устойчивой – у нынешних наших проблем ноги растут именно из коммунистического прошлого.

Максим Гичка

Критика советского строя является одной из самых популярных традиций нашего времени.

И ничего здесь плохого нет, кроме затёртости темы. После многих лет дремучести, бытовой отсталости и закрытости иной реакции у освободившегося общества и быть не может. Слишком уж крепко вросли в память народа пустые полки магазинов, уравниловка и бесконечная партийная говорильня.

Есть среди нас и те, которые «могли себе позволить в пельменную каждый день ходить», «каждое лето на море ездили» и «вообще жили по-человечески в советское время, как все трудовые люди». И в этом тоже вроде как ничего плохого нет. На первый взгляд. А вот на второй, хорошенько подумав, хочется спросить у этих товарищей: «Где теперь это всё? Почему это не выдержало испытание временем? Почему в 90-х советское общество скатилось в нищету, бардак и всеобъемлющую разруху?»

Многие из этих ностальгически настроенных граждан тут же завопят о великом Советском Союзе, который распался в декабре 1991 года, аккурат после Беловежского соглашения и вскоре последовавшего за ним принятия Декларации о прекращении существования СССР. И в конце декабря девяносто первого появились искусственные государства-огрызки, крышуемые заокеанскими хозяевами и возглавляемые вороватыми агентами последних. Вот они-то, эти самые янки и их местные приспешники, и ввергли наш народ в нищету и хаос, отобрав комсомол, хоккей, самую сильную армию и бесплатные путёвки на море.

Подчёркиваю: в начале декабря страна и власть ещё были советскими, а в конце этого же месяца – уже американо-шпионско-олигархическими. Удивительно быстрый переход, не правда ли? Особенно, если принять во внимание многомиллионное население и колоссальные площади советских территорий.

Однако симпатики Совдепии привыкли думать именно так и не собираются поддавать сомнению такую вопиюще неправдоподобную историческую дискретность. А всё потому, что над разделением в наших умах советских 70-80-х от «несоветских» 90-х плотно поработали нынешние продолжатели дела Ленина. Такой стереотип получил место в головах, и благодарить за это надо именно пропагандистскую активность неокоммунистов, которым было удобно относительный порядок 70-х сравнивать с абсолютным бардаком 90-х. Но с таким успехом и футбольный тренер, доведший команду до ручки, может упрекать следующего несчастного наставника этой команды: «При мне такого не было». Может, конечно, и не было, но кто довёл команду до такого состояния? Кто кинул коту под хвост месяцы и годы тренировок? Кто оставил такое ужасное наследство?

На самом деле, бардак и нищета 90-х – это функциональное следствие советских 70-80-х. Во-первых, в 90-е перешли из 80-х те же люди, те же традиции, те же порядки. Во-вторых, тенденции к ухудшению экономической ситуации наметились ещё в 80-х, то есть, движение по нисходящей, приведшее к социально-экономической катастрофе, мы унаследовали от Советского Союза. В-третьих, экономические кризисы – это нормальное (по крайней мере, закономерное) явление и для высокоразвитых стран. Поэтому высокоразвитые государства в благополучные годы подстилают соломку на будущее, благодаря чему кризисы не так сильно бьют по населению. Советский Союз же оставил мало что пригодного для своих наследников. Золото партии где-то растворилось без следа, наши вклады в Сбербанке нам «простили», заводы выпускали продукцию самого низкого качества, сельское хозяйство было на порядки менее эффективным по сравнению с хозяйствами цивилизованных стран, международные экономические связи были слабыми, инфраструктура дышала на ладан. А то немногое, что могло стать полезным для постсоветского общества, было глупо растранжирено или нещадно разворовано. Кстати, всё теми же коммунистами, только перекрасившимися в более подходящие эпохе цвета. Поэтому, как бы не кричали нынешние ленинцы о сытых и достойных 70-х, им всегда можно припомнить 90-е. Это их прямая вина. Ну, коль скоро их заслугой считаются 70-е. Да, всегда можно озвучить крылатое «Post hoc, non est propter hoc», многозначительно глядя вдаль. Но в нашем случае речь идёт именно о прямом следствии. Следствии тотальной совковой бесхозяйственности, дремучести и коррумпированности.

В общем, всем Совок жизнь портил: и тем, кто это отчётливо понимает, и тем, кто считает, что в 90-х нами правили спустившиеся с неба злые американцы.

Но если бы этот вопрос сводился лишь к историко-ностальгическим темам, то это было бы ещё полбеды. Беда в том, что наши большевицкие корни до сих пор не дают нам выйти на нормальную траекторию общественного развития. Хотя мы, уже освобождённые от фракции коммунистов в парламенте, порой и не замечаем сегодняшнего деструктивного влияния впрыснутого в нас большевизма.

[caption id="attachment_9645" align="aligncenter" width="522"]Kevin Sloan: Consequences of Hypnosis, 2011 Kevin Sloan: Consequences of Hypnosis, 2011[/caption]

После 23-летней, крайне медленной, но уверенной капитализации, после появления денег в карманах жителей, после долгожданного обустройства квартир и офисов, после массового предложения потребительских кредитов, после появления хороших рабочих мест, после расцвета компаний, банков, магазинов, всевозможных культурных проектов – после всего этого в нашем обществе ещё осталось великое множество коммунистических мин и бомб замедленного действия, которые, срабатывая, уводят нас с правильного пути, а теперь ещё и физически уничтожают. И все наши недавние и текущие кризисные явления – криминальная диктатура и спровоцированное ею социальное напряжение, высокий уровень бедности, запредельная коррумпированность, потеря территориальной целостности и война на Востоке – сильно попахивают неистреблённым в наших головах и сердцах духом большевизма. Да-да, вредоносность Совка оказалась удивительно устойчивой – у нынешних наших проблем ноги растут именно из коммунистического прошлого.

Кратко рассмотрим механизмы влияния остаточной большевизации Homo Postsoveticus на генезис наших сегодняшних проблем.

Невозможность окончательного принятия обществом единственно верного для нас вектора развития. Разумеется, речь здесь идёт об источнике технологического роста, экономического успеха и цивилизованности – западном мире. Невыносимо глупые и архаичные совдеповские сказки о братстве восточнославянских народов, корнях и общей истории не позволяют нашему обществу окончательно интегрироваться в цивилизованный мир, чем тормозят наше развитие и забирают у нас шансы на нормальное будущее. При этом элементарное сравнение простейших показателей, характеризующих уровень жизни, нам не под силу, а примеры Ататюрка и Ли Куан Ю, втолкнувших свои исконно восточные страны в западный мир и приведших тем самым их к успеху, нам ни о чём не говорят. И не нужно считать, что у нас есть какой-то особый путь. Он может и есть, но также есть все шансы, что он нас однажды приведёт в ад. Альтернативы Западу пока нет. Никто до сей поры ничего лучшего не придумал. Пришло время окончательно определиться, куда мы хотим двигаться: в вечную отсталость и войну или в процветающий западный мир.

Патернализм общества. Несмотря на сформировавшийся в последнее время волонтёрско-добровольческий гражданский костяк, на своём горбу вынесший всю тяжесть удара «русского мира» и спасший страну, среди нас остаётся ещё неприлично много особей, не желающих брать на себя ответственность за судьбу державы и продолжающих соблюдать советские традиции поклонения властям, кормления с рук и ожидания чуда. В таких условиях не формируется полноценный средний класс, не создаётся народный локомотив, тянущий население в светлое будущее, не растёт благосостояние общества.

Война. Осовеченные люди с Востока Украины, страстно желающие вернуться в советский «рай для трудящихся», стали главной социальной базой, с помощью которой Кремль подпалил и раздул пламя войны в нашей стране. К советскому строю там, правда, так и не пришли, но уже успели натворить бед на десятилетия вперёд.

Нормы поведения. Наверное, не существует более отвратительного и вредоносного явления в человеческих отношениях, чем вечная русско-советская игра в руководителей и подчинённых, начальников и дураков, господ и лизоблюдов. К сожалению, мы до краёв наполнены этим «административным восторгом», как называл сие явление знаток русской души и по совместительству выдающийся литератор, Ф. М. Достоевский. Этот щёконадувательный и коленопреклонительный админвосторг для нас важнее любого дела. А в обществе, где статусность намного важнее полезности и качественности, невозможно построить что-то существенное и долговечное.

Приоритет процесса над результатом. Эта традиция была унаследована от советского строя украинскими управленцами всех уровней. Речь идёт о перманентной и повсеместной подмене ожидаемого результата показушным процессом по его достижению. То есть, правители и чиновничество постоянно впаривают народонаселению какие-то непотребные бумаги, показатели и процедуры, а проблемы так и остаются нерешёнными. Широкая распространённость этого явления в современной Украине не даёт нам шансов на цивилизационный успех. Больше об этом явлении можно узнать тут.

Постсоветские травмы в подсознании. Возможно, это звучит, как неотесанный фрейдизм, но попробуйте представить себе советскую эпоху без возникновения в сознании образов финального развала страны. Образ разваливающегося Советского Союза подсознательно делает нас готовыми и к развалу Украины. И, похоже, это работает, судя по тому, как мы относимся к недавно потерянным территориям.

Вышеупомянутые механизмы делают нас неспособными к цивилизованному существованию, к нормальному социально-экономическому развитию, формированию устойчивого среднего класса, свободной конкуренции идей и усилий, общественному окультуриванию, процветанию. Нам срочно необходимо десоветизироваться. Потому что пора уже нам брать на себя ответственность за будущее наших детей. Пора научиться не делегировать другим нашу обязанность думать головой. Пора чётко увидеть источник развития технологий, экономики и прав человека на этой планете и интегрироваться в это развитое цивилизованное общество. Оставаться собой, дружить с соседями, но усердно перенимать всё то, что привело к процветанию высокоразвитую часть мира.

Непроведение десоветизации может когда-нибудь сыграть с нами совсем злую шутку. В обеднённом и оглуплённом украинском обществе может сформироваться устойчивый активный костяк пролов, который потребует возвращения Совка. И, будьте уверены, им его тут же предоставят. На блюдечке. Слишком уж привлекательной является эта идея для наших элит. То, что в Совке 2.0 уже не будет даже и запаха бесплатных путёвок на море и дешёвых пельменных (им просто неоткуда будет взяться), а будет только голый тоталитаризм, бессмысленное ограничение свобод и партийная клептократия над нищим населением, пролы предпочтут не понимать. Потом только станет ясно, что было утеряно (это в лучшем случае). Но они затянут туда нас всех. И мы потеряем очередные лет сто.

[caption id="attachment_9644" align="aligncenter" width="620"]Гурбуз Доган Эксиоглу: Первобытность, 1990 Гурбуз Доган Эксиоглу: Первобытность, 1990[/caption]

Наступило очень ответственное время. Уже завтра мы можем проснуться в Совке 2.0. Поэтому нужно воспользоваться моментом и покончить со всем окружающим нас ленинизмом раз и навсегда. Пока не поздно. Пока нас не засосало в неоленинизм, из которого быстрого выхода уже не будет.

Однако в нашем обществе действуют контрмеханизмы, противостоящие назревшей десоветизации. Во-первых, это не прекращающиеся в нашей стране экономические кризисы, не дающие большинству населения выйти из-за черты бедности. А бедность – это всегда удобрение в почву, на которой произрастают левые идеи.

Во-вторых, это советские символы, не отпускающие наш разум на волю. Большевицкая символика окружает нас повсюду: в виде памятников, рисунков на фасадах, бюстиков, картин, типовой архитектуры, литературы, периодически вбрасываемых в общество символических побрякушек. Советская символика связывает нас с прошлым, не даёт забыть, будоражит. Эти символы уже давно пора убрать. По крайней мере, там, где это не нанесёт обществу материальный ущерб. Слава небесам, эти процессы уже начались. И сверху, и снизу.

Хотя, нужно отметить, это не так просто – большевицкие символы отчаянно сопротивляются. Например, завалить центральный памятник Ленину в Харькове удалось не сразу. Его и грузовиками дёргали и подпиливали. И только с какой-то энной попытки удалось его разрушить. Ещё бы, делался же на века. На тысячелетия. Делался так, что, даже если атомная бомба рядом взорвётся, всё кругом развалит, всё живое убьет, он так и останется стоять, возвышаться над бренной землёй, вести за собой в коммунистическое будущее.

Городские власти за памятник заступаются: «Куда ж мы без этого памятника? Это же символ нашего города». Ничего себе «символ нашего города» – однотипные памятники Ленину стоят во всех городах нашей страны. И не только нашей.

Многие местные жители сразу же запаниковали, заистерили, забеспокоились, что вот-вот хляби небесные разверзнутся. Для них он был атлантом, державшим небесный свод, опорой общества, столпом мировоззрения. «Это же наша история!» – кричали они. Да, конечно, история. Но всё ли мы из нашей истории должны увековечивать в виде гигантских памятников в центральных частях городов-миллионников? Гитлер, например, тоже наша история. Но есть ли необходимость вытаскивать его из ада и монументизировать на века? Наверное, незачем. Пусть находится там, где ему и положено. Вместе с Лениным.

Поймите меня правильно, я не призываю всё бросать и немедленно идти валить памятники. Может, это и недостойное занятие. Может, оно и не стоит затраченных усилий. Может, этим людям лучше было бы в семьях тот вечер провести. Да, может быть. Но жалеть об этом точно не нужно. И не нужно бояться, что небо рухнет, когда мы окончательно отцепим нашу большевицкую «скрепу». Не рухнет. Посмотрите на постсоветские общества, сумевшие раньше нас освободиться от коммунистического морока.

Ещё один фактор, блокирующий десоветизацию – гуляющие в народе коммунистические мифы, вводящие в заблуждение не видевших Совок и удерживающие в счастливой советской сказке убеждённых советофилов. «В советское время было всеобщее равенство, тогда не было сверхнищих и сверхбогачей!» – говорят нам адепты большевизма, играя на наших пролетарских чувствах. Ерунда! Не было никакого равенства. У одних были лучшие продукты из спецмагазинов, западногерманские автомобили и дворцы, а у других побитые грибком коммуналки, пустые холодильники и ношенные тремя поколениями «затоудобные» свитера. «Ты видел хоть одного бомжа в советское время?» – снова спрашивают нас ревнители Совка. Ну, видел или не видел – не так уж и важно. Мозг свой мы тоже, слава богу, не видели, но этот факт не свидетельствует о его отсутствии. Мы просто ничего не знали о советских бродягах, а многие официальные «не бомжи» имели такие жилищные условия, что мало чем отличались в бытовом плане от классических вокзальных бездомных. «В советское время детей можно было отпускать на улицу!» – продолжают нас убеждать заступники Совдепии. Но Андрей Романович Чикатило «орудовал» с 1978 по 1990, то есть в самое что ни на есть советское время. В общем, если в упомянутых выше утверждениях и есть хоть какая-то доля правды, то это правда обитателей центральных частей крупных городов, а жители всех остальных территорий необъятной советской страны сталкивались и с бомжами, и с убийствами, и с ограблениями, и с массовыми драками спермотоксикозных тинейджеров, и ещё много с чем.

И так – во всём. Везде разбросаны советские мифы, которые при первом же непредвзятом рассмотрении перестают стоить и полгроша. Мифами и откровенным враньём полнится и современная политическая платформа украинских коммунистов. Чего стоит только жёсткая пророссийская тенденциозность их политики? Хотя, если исходить из логики и элементарного здравого смысла, то современные украинские коммунисты, будь они хоть мало-мальски искренними и системными, должны поддерживать вступление Украины в Евросоюз, но никак не объединение с Россией. Ведь именно в Евросоюзе наиболее защищены права рабочих и крестьян, именно в странах Европы действуют высочайшие социальные стандарты, именно там левые политические взгляды реально внедрены в социальную политику, именно в тех краях разница между богатыми и бедными минимальна, именно в этих странах построено максимально близкое к социалистическому общество. Социалистическому по сути, а не по декларациям. А в России сейчас – как раз наоборот – дикий капитализм времён золотой лихорадки или великого экономического кризиса (правда скреплённый совковой и православной «скрепами»). Но коммунисты, тем не менее, упорно «ведут страну» не в Европу, а в Россию, где социальная несправедливость является визитной карточкой. Это ли не доказательство двойного дна политики отечественных большевиков? Не говоря уже о том, что лидеры отечественных коммунистов отдыхают в Евросоюзе, учат своих детей в Евросоюзе, лечатся в Евросоюзе, держат капиталы в Евросоюзе, сидят, лежат и ездят на том, что было произведено в Евросоюзе, одеваются и даже питаются привезенным из Евросоюза. А народу предлагают Россию.

[caption id="attachment_9643" align="aligncenter" width="620"]Вася Ложкин: Оркестр Нечеловеческой Музыки, 2013-2015 Вася Ложкин: Оркестр Нечеловеческой Музыки, 2013-2015[/caption]

Что?! Пора прекратить плодить буквы? Пришло время объяснить, как именно нашему обществу десоветизироваться? Будут ли в этом процессе участвовать калёное железо, палки, кандалы, электричество, медикаментозные средства? Спешу всех успокоить. Ничего этого для десоветизации не нужно. Да, это было нужно для советизации. А вот для десоветизации это лишнее. Главное в этом процессе – провести индивидуальное самоочищение сознания. Ещё раз посмотреть на историю, на последовательность сменяющих друг друга периодов, на причинно-следственные связи между историческими событиями. Понять, наконец, что Совок 2.0 может оказаться для нас летальным, поскольку нет никакой экономической базы для существования такого государства. Ибо Совок 1.0 продержался почти три четверти века исключительно благодаря чудовищному напряжению народа в сталинскую эпоху и морю нефти в сочетании с высокими на неё ценами – в брежневскую. По-моему, это не про сегодняшнюю Украину.

Потом нужно по возможности убрать из общественных мест символы советской эпохи. Кто хочет, пусть держит их дома, но это должно быть делом сугубо индивидуальным и не навязываться обществу. Можно сделать музей. Целый музейный комплекс. И там расставить памятники, бюстики, портреты, фрагменты барельефов и прочие символы большевицкой эпохи. Вот это и будет дань уважения истории. И кто хочет поклоняться бронзовому истукану, может свободно делать это в индивидуальном порядке, не вовлекая в сей интимный процесс окружающих. Родители и родители родителей могут привести в этот музей своих чад и рассказать о советской жизни, иллюстрируя рассказ музейными экспонатами.

Также необходимо нещадно бороться с бедностью. Эта борьба должна вестись на всех уровнях. Тут и власть должна сделать своё дело, и бизнес-элита, и гражданское общество. Поскольку бедность для коммунистической идеологии – как сырость для грибка.

Ну и набившая оскомину и давно вызывающая у нас раздражение люстрация. Если не компрометировать эту процедуру и выполнить её по лекалам успешных новоевропейских стран, то она принесёт большую пользу, даже теперь, после почти четверти века «относительного капитализма».

И пусть не обижаются люди старшего и весьма старшего поколения, те самые, «которые могли себе позволить в пельменную каждый день ходить». Мы хорошо понимаем причины их противления исторической логике. Дело тут не в «нежелании признать свои ошибки» и не в прочих психологических штампах. Дело в том, что лучшие годы своей жизни, годы надежд, годы удовольствий, годы силы и здоровья эти люди прожили в Советском Союзе. В эти годы всё в жизни кажется прекрасным, несмотря на какие-то проблемы и лишения. И, вспоминая о прелестях того времени, люди вспоминают свою молодость. И, говоря о том, как прекрасно было тогда, они вспоминают, какими они прекрасными были тогда. И, когда эти люди говорят, что «при Сталине было хорошо», то они имеют в виду «при Сталине я был хорош». И эта мысль легитимизирует в их воспоминаниях и нищету, и беззакония, и дефицит, и бардак, и страхи того времени. А молодые приверженцы левых идеологий, к своему счастью не осязавшие проблем того тяжёлого времени, просто не понимают механизма, благодаря которому коммунистическая партия после многих лет неудач, провалов и потрясений до сих пор имеет значительное количество сторонников.

Нам это понятно, и мы искренне сочувствуем. Молодость, наверное, уже не вернуть. Зато можно не забирать её у следующих поколений. Да и не портить себе старость. Как не портят её себе пожилые жители цивилизованных стран.

[caption id="attachment_9642" align="aligncenter" width="524"]Kevin Sloan: Disassembling the Past, 2012 Kevin Sloan: Disassembling the Past, 2012[/caption]

До 1949 года более 50% жителей Германии позитивно относились к идеям национал-социализма (это при том, что далеко не все немцы имели смелость открыто заявлять об этом). А уже через пару десятилетий от этого показателя остались жалкие крохи. И где Германия сейчас? Высокоразвитое, богатейшее, свободное общество, в котором полностью закрыты вопросы по всем ступеням пирамиды Маслоу. И можно много говорить о плане Маршалла и о серьёзных вложениях западного мира в экономику ФРГ, но нам же сейчас тоже дают многомиллиардные кредиты под хороший процент и ещё сотни миллионов долларов безвозвратной финансовой помощи. Куда это всё девается? В процветание? Чьё?! А в Россию уже много лет идут шальные нефтяные миллиарды, которые и не снились Конраду Аденауэру, но разве там больницы хорошие появились? Детские дома стали зажиточными? Сибирские и дальневосточные регионы вышли из депрессивного состояния?

Можно также истерить и по поводу американизации немецкого общества, так сказать, потери немецкой идентичности. Ходят слухи, что сами немцы этим недовольны. Что ж. Они могли и не американизироваться, а, например, советизироваться. И сейчас, вместе со своими восточными братьями, преодолевали бы пятидесятилетнюю совковую отсталость. И эта статья сейчас напрямую касалась бы и их тоже. Поэтому оставьте эти идиотские разговоры о бедах американизации прыщавым неонацистам, эсэсовским ветеранам и бухим откормленным бюргерам. На самом деле все они весьма довольны своей жизнью, но свободный и сытый западный человек уж очень любит повозмущаться.

Сегодня мы переживаем сложнейший период, может быть, самый драматичный и важный период своей истории. И от того, насколько серьёзно мы отнесёмся к самоочищению от демонов прошлого, будет зависеть наше будущее. В любом случае, не приходится сомневаться в том, что десоветизация поможет нам пережить эти непростые годы с наименьшими потерями и с наилучшими шансами на светлое будущее.

А если не десоветизироваться, то мы точно никогда не изменимся. Всё наше общество не изменится. Вся страна не изменится. Даже наоборот: наше бессмысленное броуновское блуждание может снова завести нас в капкан истории. Ведь в периоды, подобные нынешнему, когда высокими темпами происходит обнищание и оглупление населения, в обществе оживляются левые идеи. И в любой момент Совок может начать своё триумфальное возрождение. В этот раз он обещает быть ещё более несуразным и агрессивным. Из-за реваншистского привкуса. Из-за сладковатого аромата мести. Из-за окончательной деморализации и отупения. Из-за неизбежной спевки с махровым Совком бунтующих восточных регионов и северо-восточного соседа. Да, он рано или поздно снова развалится, сомневаться в этом не приходится, историю ведь не обманешь. Но, как всегда, он успеет собрать с нашего народного организма дань в виде потерянного времени, растраченной впустую энергии и очередного горького разочарования.

Осторожно! Призрак коммунизма незаметно приблизился, притаился и внимательно смотрит на нас. Выжидает. И только увидит благоприятный для себя расклад, как тут же материализуется и заявит о своих правах. Это не пустые угрозы, это реальность. Слишком уж живучи те людские недостатки, которыми он питается: любовь к халяве, зависть к богатым и успешным, интеллектуальная и духовная лень, извечное стремление получать всё на блюдечке. И в нашем тёмном обществе его ещё будет ждать ренессанс, второе пришествие, перезагрузка, если только мы не захотим дебольшевизироваться, если не возжелаем очиститься от нашего тёмного прошлого.

Прислушайся! Слышишь шаги? Догадайся, кто это бродит?

''отсканируй
и помоги редакции