Перейти к основному содержанию

О бедном гусаре замолвите слово

Нейробиология в грубом приближении различает три части головного мозга человека, сформировавшиеся по мере эволюции.

Кирилл Данильченко ака Ронин  

С чего хочется начать? Я совсем не думаю, что НГШ нуждается в помощи писателей из социальных сетей, разборах полетов от боевых комбатов с комбригами на ТВ и что должен давать отчет о своих действиях журналистам.

В армии с этим четко – не ты его туда ставил, не тебе судить, и вообще, товарищ подполковник, у вас-то лично кантики ровно отбиты, солдат накормлен, а техники какой процент на ходу? И поверьте, все не без греха. Не ждите от военных откровений, срывов покровов и острых фраз. Вертикаль в ВСУ строилась годами, впитана с молоком матери, а у мужчин в форме нет привычки мыть кости, как шайка старух. Выполняем задачу, если что-то не нравится - посылаем рапорт по цепочке. Баста. Можно вечером выпить водки и под кусок мяса высказать всё, что думаешь, своему брату офицеру. Тогда достаются карты, все мы становимся Наполеонами, берем Славянск за час и вскрываем оборону боевиков у монастыря двумя сводными ротными группами.

Но. Ситуация, когда в любой разговор с вероятностью в 90 процентов забежит бешено вращающий глазами патриот и начнет вещать про Иловайск, аэропорт, Дебальцево, предлагать люстрацию и трибунал – тоже уже крепко достала. Мы не говорим о ботах, писателях на фиксированной ставке и сотрудниках «Ольгино». Пациентам желаю только поноса, золотухи, импотенции и падения курса рубля, чтобы гонораров хватило только на лапшу «Роллтон». Речь идет о наших людях, которые откровенно считают, что генерал-полковник Муженко не соответствует  должности, виноват в поражениях на Востоке и допустил ошибки. В зависимости от адекватности звучат слова о «совковых генералах», катафалках или предательстве. Ну, что же, не буду выступать адвокатом Виктора Николаевича, это не в моей компетенции, а вот побыть в его роли мы можем. Итак, горячая весна 2014 года – что, почему и как?

Не секрет, что техническое состояние нашей армии желало лучшего все 20 лет независимости, и ситуация только углублялась – на примере выхода из Крыма можно было видеть, в каком состоянии находилась техника. Да зачем далеко ходить, на вооружении 204-ой тактической бригады истребителей Мамчура из 46 самолетов МиГ-29 в состоянии взлететь было 4 машины. Напоминаем, это оперативное командование Юг, элитные части, прикрывающие Крым, флот, в результате любого военного конфликта в регионе они должны были противостоять Турции или Румынии, членам НАТО.

Если вы думаете, что автомобильная техника, бронетранспортеры и танки, произведенные в 70-80-ых годах прошлого века, и чьи запчасти производились в РФ, находились в лучшем состоянии – то вы ошибаетесь. На примере одной из бригад, первой понесшей тяжелые потери на Востоке, могу сказать следующее - 40-50 процентов техники на ходу, хорошая цифра. У мобильных частей и СПН выше, у «махры» ниже, в зависимости от ресурса. Все те, кто осуждает НГШ за войну сборной солянкой ротных или батальонных групп, упускает момент, что это всё, что на тот момент могло ездить или стрелять. Вообще всё. И когда второй батальон восстанавливал боеспособность, приходило время ротации первого, закрывания дыр в линии или просто банальной замены части на часть, как после жестких потерь техники на границе.

20 тысяч штатных мест, не закрытых в армии, зарплата в размере грузчика в Киеве и перспективы остаться в 50 лет бомжом в общежитии также не способствовали решению кадровых вопросов. Людей откровенно не было, их не хватало. Более того, происходила сложная реформа, урезка штата, солдаты срочной службы дослуживали последний год, контрактники только вступали на должность.  И тут мы подходим ко второму камню преткновения. Современная война - это очень дорого и сложно.

Группировка РФ в Чечне, в треугольнике 140 на 90 километров, минус горы и пустынная местность насчитывала 95 тысяч человек. И их регулярные войска несли поражения, например, у высоты 776 в Шатое, не потому что они криворукие ордынцы, а потому, что в том районе реально не было сил оказать помощь шестой роте. Американцы во время «Большой Волны» в Ираке использовали почти 120 тысяч бойцов, их действия прикрывали еще 200 тысяч полицейских и солдат правительства плюс минимум 20 тысяч сотрудников ЧВК. И это несмотря на беспрецедентную поддержку авиации и подавляющее превосходство в технике. Операции в Ливии поддерживались логистикой, пусками крылатых ракет, танкерами и специальными частями большинства членов НАТО. Знаете почему? Потому, что большинство армий, включая потрясающие по бюджету вооруженные формирования великих стран – затачивались совсем под другие задачи. Тогда нужна была рубка фронт на фронт, ужасающая огневая мощь, снос городов и подавление танковых дивизий. Сейчас война стала другой, нужна мобильность, высокоточное оружие, легкая пехота, а штат завис у нас в горячих 80-ых годах, за время независимости добавили огнеметные взводы и - чуть позже - ПТО для десантников.

Так вот, что есть у нашего коллективного генерала Муженко? Внушительная армия для восточной Европы, надо сказать прямо. Да с проблемами, с нехваткой людей и посредине реформы. Но это 120 тысяч людей ВСУ, более 50 тысяч НГ, 60 тысяч пограничников, милицейские части. Казалось бы – мы должны снести Стрелковых и «восставших шахтеров» в считанные недели.

Ну, хорошо, давайте считать.

Я знаю, что цифры - это довольно скучно, но потерпите, нам нужно видеть картину целиком. Минус штабы, минус части обеспечения, начиная от снабжения и заканчивая оркестрами, учебные полигоны и зенитные дивизионы, инфраструктура и аэродромы. В эти числа входят даже госпитали и институты. Это тоже армия, ага. Мотострелковая бригада, в которой 4000 человек за вычетом артиллеристов, танкистов, поваров, обслуги, водителей и управления может выставить в первую линию около 700 пехотинцев. Это не описка – 700. Снайпера, разведчики, два батальона, стрелковые роты у танкистов. И бригад таких всего восемь плюс четыре десантных. Еще есть отдельные полки, СПН, морская пехота, но вводная простая - куча поломанной техники и минимум людей. Есть бригадная артиллерийская группа, но она не удержит десяток городов с сотнями тысяч населения только в Донецкой области. Есть ребята с минометами и АГС, но они не зачистят «зеленку». Танки разделены повзводно между группами - обороняют блокпосты, а бригада «в сборе» не может действовать в застройке. Мы не сносим города, не заливаем огнем каждую улицу и не всаживаем крылатую ракету в каждый ОП сепаратистов – не можем по политическим и техническим причинам.

Именно оттуда растут ноги у всех этих полков «Азов», добровольческих батальонов, громких имен подразделений со списочным составом в 150 человек и людях, прямо с Майдана снимаемых в Национальную гвардию. И всё равно, с учётом того, что нам нужно было выстроить сеть взводных пунктов по границам двух областей, удерживать Чонгар, держать минимальные силы у Харькова, Киева и против Приднестровья картина выходила просто удручающая. Две-три роты с просветами в пять километров на крупных ОП, несколько сборных групп неделями топчущихся у Славянска, спецназ в роли линейной пехоты и измотанные плохо обученные призывники с проблемной техникой на второстепенных направлениях в формате взводов.

Вы все еще хотите побыть Муженко? Не вопрос, пляшем.

Мы наступаем – преодолевая ожесточенное сопротивление легкой пехоты в городах, теряя десантуру под Красным Лиманом, попадая под удар танков на Рыбхозе, втягиваясь в первые бои около Рубежного. Неумело, без современных средств разведки, с рациями времен Афганистана, командуя по двум телефонам. Использовалось всё - рядом сражались бывшие конвойные части с минимумом мотивации и активисты протестов, с минимумом опыта, «Альфа» и сводные отряды бывшего «Беркута». Противник оказался неожиданно хорошо вооружен тяжелым пехотным оружием, располагал ПЗРК и минометами, получал всё более внушительную помощь из-за «ноля», в его рядах сражались люди с богатым боевым опытом, действия диверсантов координировались явно не Губаревым и любителем МММ.

Итак, что же не получилось у реального Муженко и может получиться у нас? Прорыв из Славянска? Боевики прорывались через поселок Черевковка, просто полями, через зеленку, бросив в районе стеллы свой отряд на убой. Ночью. Были саперы, чтоб перекрыть минами километры пашни? У нас бы хватило компетенции понять, что бой на стелле отвлекающий, и в темноте обнаружить выходящие колонны? Присутствовали дополнительные силы, которыми можно было усилить направление широкого прохода между Славянском и Краматорском? Поднять утром авиацию? Наносить БШУ по городам свободнопадающими бомбами и неуправляемыми ракетами, у которых разлет гарантированно поразит жилые дома? Не все знают, что, если выехать из Славянска, то можно не покидая населенных пунктов доехать до Горловки – кто мог отдать приказ бомбить селения в июле, когда инаугурация президента назначена на 7 июня? Самое страшное, что позиция многих - это позиция избалованного ребенка. Я не знаю как, но я хочу. Точка.

Иловайск. Сам по себе заслуживает отдельной статьи. Но, при всех прочих вводных, план выхода на границу был адекватным. По сути, все действия боевиков были привязаны к удержанию контроля над границей – они запросто бежали из городов с населением в 300 тысяч, чтобы удержать Изварино. Штурм Донецка сам по себе ничего не давал – там не производились боеприпасы к «Граду», к ствольной артиллерии, не было топлива, запасных частей к технике,  и даже подготовку части сепаратистов проходили в лагерях ближе к Ростову, об этом есть не одна сотня показаний пленных.

Втянуться в ближний бой в городе с миллионом населения и получить только руины, когда через пограничные пункты продолжал бы идти личный состав, снабжение и боеприпасы, было верхом безумия. А вот рассечь территорию противника на три «кармана», в которых можно было устроить Славянск в миниатюре, опираясь на сеть опорных пунктов и удары артиллерии, уже было похоже на план. Так вот, напомним, в секторе «Д» удалось взять под контроль участок от Кутейниково до Изварино, а это 150 км по степи. Эти позиции условно удерживали 4000 человек из состава 4 бригад (72-ой, 79-ой, 24-ой и 28-ой) плюс артиллерия 51-ой и 55-ой. После падения Дебальцево Горловка была под угрозой, а логистика сепаратистов умирала. От Изварино до Лутугино, где уже находились части 30-ой бригады, оставалось 50 километров, один рывок.

Но сделать его было нелегко. Люди были измотаны, потери техники увеличивались, бойцы из Кировоградского полка спецназа дрались, как обычная пехота, в блокаде задыхался АП Луганск с львовскими десантниками, стратегические высоты, вроде Саур Могилы удерживали сводные роты.

Какое решение принимаем, полководцы из Фейсбука? Каждый день по нам наносятся удары из-за «ноля», сбивают наши самолеты тяжелыми комплексами ПВО, работают РСЗО, в том числе и по командным пунктам. Дыра в районе Изварино  и чуть выше не закрыта, снабжение боевиков продолжается. Группировка в городе Снежном, нависает над нашими коммуникациями. На 4 блоках возле Иловайска по 40 человек и одному танку ВСУ. 150 километров, начиная от селения Кутейниково, которые условно должны удерживать 4 бригады, контролирует штатный состав одной, не более. Солянка в командовании, проблемы с техникой, связью, ожесточенное сопротивление противника в застройке, удары ДРГ по изолированным опорным пунктам, без системы общего огня. Наши действия? Идем на Москву? Бомбим Воронеж? Рожаем людей?

Я даже не буду ничего писать о батальоне «Прикарпатье», располагая общей картиной. В свое время я честно ответил себе всего на три вопроса. Могли ли наши измотанные войска отразить атаку 4 БТГР регулярных войск РФ, были ли силы деблокировать Иловайск, и что можно было сделать иначе, чтобы выполнить задачу с такой плотностью на фронте?

А вы знаете, что часть второго и учебного танкового батальона 17 ОТБР были брошены в бой под Широкино без поддержки пехоты, чтобы закрыть прорыв со стороны Новоазовска, и понесли тяжелые потери? Слышали, что первая оперативная бригада НГ, почти сразу после формирования, отодрав строевой шаг в Киеве на параде, была отправлена под Мариуполь с марша, а кольцо блокады пытались пробить двумя ротными группами, которые, естественно, не смогли выполнить задачу.

Конечно, вы бы сделали всё иначе. Не потеряли управление после массированных артиллерийских ударов по КП, вывели бы все поломанные бронетранспортеры 70-ых годов, закрыли бы 300 км границы, найдя силы для других направлений, взяли бы Иловайск силами добровольческих батальонов с ЗУ 23\2 и десятком минометов, бросили бы Мариуполь ради деблокады. Не сомневаюсь. Но реальный мир немного отличается от рисований стрелок на карте, а воевать тяжело – об этом писал еще господин Клаузевиц, много лет назад.

Такие дела, товарищи офицеры. А пока домашнее задание по аэропорту и Дебальцево. Почему армия обороны Израиля 19 суток сражалась за крохотный поселок Бинт Джабиль, но так и не смогла уничтожить оборону боевиков, вооруженных советскими ПТУР и тяжелым пехотным вооружением, а мы требуем быстрого прорыва позиций на Спартаке? А ведь Цахал располагает поддержкой артиллерии, высокоточных снарядов и авиации в объемах на порядок больших, чем ВСУ. Почему Спартак и монастырь атаковали всего лишь сводные батальонные группы, а 30-40 процентов техники выходило из строя еще до боя? Почему наращивание присутствия в районе двух изолированных разрушенных строений, было невыгодно ВСУ, находящимся под огнем из жилых массивов города с миллионом населения, когда планов на его штурм уже не было? Почему мы не смогли предотвратить подрыв терминала, после того, как боевики регулярно прорывались в здание со стороны подземной стоянки? Как вы считаете, почему взводные пункты 128-ой бригады в районе Дебальцево построены с разрывами в пару километров, а в поселке Логвиново не было гарнизона? Обязательно учитывайте момент, что помимо Логвиново нам нужно контролировать Лозовое, высоты и удерживать горловину возле Луганского, плюс периметр по выступу.

Думаю, пока достаточно. А про Муженко, наверное, будь у меня задача критиковать его – я бы обгадил генерал-полковника с ног до головы. Есть там моменты и по стилю управления, и по решениям, и по вертикали командования, и по «впереди с шашкой на лихом коне».

Вот только не Муженко заставил бойцов 51-ой бригады под Волновахой стать лагерем, даже не сняв чехлов с техники. И не он под Зеленопольем приказал посреди базового лагеря, без инженерных позиций, загружать боекомплект, попав под удар РСЗО. И не его идея перебрасывать транспортную авиацию под огнем ПЗРК, теряя борта. А может, это проклятый Николаич запретил солдатам на 31-ом блоке нормально окопаться и нести потери в канавках, прикрытых мешками?

Наша армия проходит очень тяжелый период. По сути, она рождается заново. А роды это всегда боль и кровь.

Кто ответил за гибель полковника Момота под обстрелом и попавших в засаду на мосту в Мариуполе пограничников из Черкасс? Или с кого спросили за гибель катера в Азовском море? Или за безумные потери авиации? Да никто. Это война, мы несем потери, допускаем ошибки, но выговоров здесь не выносят – здесь убивают.

Именно с Муженко мы прошли самый тяжелый путь, освободили две агломерации с 1.5 миллионами населения, ТЭС в Счастье, порт Мариуполь, остановили наступление «северян» под Луганском, удержали фронт в августе, продолжаем необъявленную войну, побеждая под Широкино и терпя поражение под Дебальцево.

Сменился Министр обороны, убрали Ярему, начальника АТЦ, была целая серия ротаций в ГШ. А НГШ на месте, никак не рассмотрят его ошибки первые лица страны.  Может, конечно, из социальных сетей оно виднее, чем с Банковой, но только я очень в этом сомневаюсь. Ответы на поверхности, и они очевидны. Читайте, анализируйте и думайте. Главное - сами, без подсказок заинтересованных лиц и людей, желающих странного. У вас получится, я верю.

''''