Перейти к основному содержанию

Победителей не будет

Битвы за гуманитарку от запорожских новороссов.

Антон Фарб

А давайте помечтаем?

Мы победили. Враг разгромлен. Цена за баррель упала ниже десяти баксов, экономика Мордора рухнула, «военторг» закрылся, поток бабла и людей из России «на борьбу с укрофашизмом» иссяк.

Путин госпитализирован с диагнозом «вялотекущая шизофрения». Новороссия окончательно признана эпикфейлом десятилетия, обогнав GoogleGlass и поисковую систему Bing. Губернатором Донецкой области назначен сотник Парасюк.

Ура?

Да как-то не ура. Во-первых, ополченцы. Ладно российские «отпускники» - эти-то поедут домой, в родную часть, продолжать нести службу. С наемниками тоже все просто – не Украиной единой, есть еще Афганистан, Ирак, Нигерия, Ангола. А вот местные? И не местные, понаехавшие – чечены, казаки, гейславяне, ультрасы, просто дебилы наконец, поехавшие сражаться за «русский мир» - этим куда деваться? В Россию их не пустят, там своей швали хватает. В Украине каждого ждет суд и приговор, потому что даже по законам военного времени эти ребятишки успели натворить себе на три Гаагских трибунала, а у нас, между прочим, не война, а АТО, то бишь каждый придурок с георгиевской ленточкой и автоматом Калашникова есть не комбатант, а террорист, и ждет его – правильно! – пожизненное заключение. Куда податься «бедным шахтерам» с десятками зарубок на прикладах? С расстрелянными пленными, сожженными станицами, пытками, мародерством, разбоем в недалеком прошлом? Амнистировать такую ораву маргиналов – угробить страну. Переловить, осудить и посадить – нереально.

А мирное население? Суммарно на оккупированных территориях проживало около трех миллионов человек. Пару сотен тысяч успело удрать от греха – и скорее всего, они захотят вернуться, поскольку жизнь беженца не сахар. Только вот – куда вернуться? В разгромленный, разворованный, уничтоженный регион? С тысячами единиц нелегального огнестрельного оружия, бандами недобитых «новороссов», без действующих силовых структур, с разграбленными заводами? В родную квартиру с выбитыми взрывной волной стеклами? В пустой офис, из которого вынесли даже унитаз?

Это все придется восстанавливать. Поднимать. Строить заново. Вкладывать деньги (их, конечно же, разворуют). Слать гуманитарку. Платить пособия. Лечить. Кормить. Содержать. И довольно долго – быстро можно разломать, чинить придется дольше.

Херовая какая-то победа.

Давайте лучше понагнетаем!

Всепропалонассливают! Вернее, слили! Война проиграна. Россия победила, сухопутный коридор в Крым проложен, границы Новороссии демаркированы в ООН. Украина сдалась, махнула рукой и сказала «Да ну его в жопу, этот Донбасс!»

Веселится и ликует новоросс. Жрать ему, правда, нечего, по улицам шастают бандиты, с заводов вывезли гумконвоями последние станки, шахты закрыли. Чечены воюют с казаками, губернатор Чепушило выразил ноту недоверия калибра 7,62 мэру Шнырю. В общем, тот же типовой набор послевоенных проблем – разруха, безработица, разгул преступности. Только достанется не Украине, а России. А оно им надо? Они Чечне репарации платили десять лет. Теперь Донбасс восстанавливать? Нет уж, увольте. Тут с Крымом фиг поймешь что делать дальше – «крымнаш»  или «намкрыш» пока еще не ясно.

Британский историк Лиддел-Гарт блестяще сформулировал: в войне считается победившей та страна, чье экономическое или политическое состояние улучшилось по сравнению с довоенным.

Чем бы не закончилась война на Донбассе – победителей там не будет. Не выиграет никто.

(По крайней мере, в обозримом будущем; хитрая наука тактика утверждает, что для успешного наступления необходимо четырехкратное превосходство в живой силе и технике, а такого нет на данный момент ни у одной из сторон).

Поэтому эта война и не закончится. Ни завтра, ни через месяц, ни через год.

В семнадцатом году, драпая в Париж, белоэмигранты были свято уверены, что большевички – это ерунда, долго это мужичье у власти не продержится. Большевички продержались семьдесят лет. Летом сорокового, когда первые немецкие бомбы упали на Британию, англичане верили, что «все закончится к Рождеству». Грозный тоже кое-кто собирался взять за одну ночь силами одной танковой дивизии.

По терминологии Нассима Талеба, война на Донбассе – это классический «черный лебедь». А раз уж он прилетел, то все изменилось всерьез и надолго. Каждый новый день войны увеличивает ее ожидаемую продолжительность на месяц.

Северная Ирландия дралась за свою независимость без малого три столетия, последние девяносто лет – особенно активно. Страна Басков бурлит уже сорок лет. Курдистан – полвека, вспыхивая каждые десять-пятнадцать лет. Палестина с бесконечными интифадами не дает спокойно жить Израилю семьдесят лет. Чечню утихомирили «всего» за пятнадцать лет, не факт, что окончательно.

И ничего. Великобритания при этом продолжала жить и развиваться, как и Испания, Турция, Израиль и Россия. Имея на своей территории проблемный регион, террористическую угрозу, периодически ведя открытые боевые действия.

При этом надо понимать, что реальное расстояние от Хайфского «Технийона», где учатся будущие инженеры «Интела» до палестинского медресе, где готовят шахидов-смертников не двести километров по карте – а десять веков прогресса и цивилизации.

Так уж устроен наш мир – одни культуры развиваются, другие деградируют. Кто-то покоряет космос, изобретает интернет, биопротезы, 3д-принтеры и тесламобили – а кто-то радеет за духовные скрепы, акциз на водку и длину юбок у девушек.

Так что же нам делать? - спросите вы.

Во-первых, вернуться в реальность. Перестать мечтать о том, что мы вот-вот победим и все будет, как раньше. Как раньше уже не будет никогда. Эта фигня надолго и всерьез. Привыкайте. Иначе будет как у Высоцкого, в «Песне о бегуне на короткие дистанции, которого заставили бежать длинную» - «…Я на десять тыщ рванул, как на пятьсот, и спекся. Подвела меня (ведь я предупреждал) дыхалка»…

Во-вторых, жить и развиваться. Не возвращаться к феодализму с баронами и ландскнехтами – а реформировать армию. Не плести маскировочные сетки в школах на уроках труда – а поднимать легкую промышленность. Не собирать всем миром на латы и копье рекруту с нашей улицы – а налаживать прозрачную систему закупок в Минобороны. Не народные дружины районной самообороны на улицы выводить – а милицию вытащить из того дерьма, в которое она превратилась. Не линчевать мусорными баками воров и взяточников – а суды сделать честными и справедливыми. Не устраивать охоту на ведьм и неугодных артистов – а свободу слова защищать. Не устраивать шабаши с сжиганием куклы Путина и средневековые факельные шествия – а поднимать малый и средний бизнес, развивать науку, образование, медицину.

Не освобождать мятежный Донбасс – а изолировать его.

Потому что рак пластырем не лечат. Нет возможности вырезать опухоль (а у Украины ее сейчас нет – помните, про четырехкратное превосходство в силе?) – живите с ней.

Бросьте курить. Пройдите курс химиотерапии. Следите, чтобы не было метастазов.

Копите деньги на операцию и послеоперационный период – он будет долгим.

Уолтер Уайт смог, и мы справимся!

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...