Перейти к основному содержанию

О собственниках и корнях блатной романтики.

В культурной-этической парадигме постсоветское пространство представляет собой что то вроде огромной исправительно-трудовой колонии.

Alexey Nemiroff

Прибыла в Одессу банда из Амура,

В банде были урки, шулера.

Банда занималась тёмными делами,

И за ней следила Губчека...

В культурной-этической парадигме постсоветское пространство представляет собой что то вроде огромной исправительно-трудовой колонии, в просторечии - лагеря, со всеми вытекающими атрибутами: мышлением, творчеством и правом сильного. В наличии два полярных лагеря – официальная администрация (власть) и заключенные (все прочие), которым с администрацией иметь дело «западло», поскольку начальство всегда на другой стороне, оно существует за наш счет и даже дышит против нас. Все что хорошо для «них», плохо для «нас» и наоборот. Власть на просторах павшей империи всегда ненавидима народом, причем наличие отдельных редких личностей во власти, которых большинство вроде и уважает или любит, аж никак не мешает ненавидеть власть целиком и вообще. Власть, в свою очередь, презирает народ, ибо как можно испытывать что то другое к людям, позволяющим делать с собой такое?

Духом этого противопоставления своего «эго» любой власти и закону общество проникнуто настолько, что государственные чиновники и даже сотрудники правоохранительных органов внутренне всячески противятся навязываемой им роли, стремясь вместо этого мыслить и действовать как члены ОПГ, что у них очень хорошо, надо сказать, получается. Сызмала дети видят, что ябедничать (сотрудничать с администрацией) нехорошо, а тот, кто стучит – презираем и ненавидим коллективом. В школах и в армии чаще всего воцаряется нечто схожее на порядки зоны, причем делается это как то само собой, инстинктивно и существует этот порядок в полной гармонии с окружающим миром. Неформальные лидеры, группировки, выделение бесправных отщепенцев, отжимы и дерибаны в пользу тех, «кто право имеет», становятся для нас нормой с детства и преследуют всю жизнь.

Восхищение лихой удалью отчаянных разбойников и ловкими мошенниками, робин гудами, бонни-и-клайдами, диллинджерами и пугачевыми, вера в народных мстителей, которые придут и отомстят богатым и сильным, заберут их золото и жизни, воспевание воровской романтики на самом деле может быть присуще людям любой национальности, цвета кожи  и вероисповедания, и обусловлено только наличием у человека собственности и отношением к праву на собственность, которое доминирует в данном обществе и государстве.

Долгое время Россия и страны Запада жили до удивления схожими легендами про Робин Гуда, Зорро, Емельку Пугачева и Салавата Юлаева. Все это время они шли параллельными курсами. Бесправные неимущие рабы-смерды в России, несчастные жертвы огораживания и феодального беспредела в Европе, где дворяне свободно распоряжались имуществом и жизнями простонародья. В те времена большая часть людей ассоциировала себя скорее с разбойниками и ворами, нежели с их состоятельными жертвами, просто в силу того, что сами они были бедны до крайности. Тезис о том, что имущий - враг, прочно угнездился в головах масс на века и он был, надо признать, вполне обоснован. Помните народную поговорку – с сильным не борись, с богатым не судись? Это, повторюсь еще раз, народная мудрость! Вас никогда не смущала неестественная естественность такого порядка вещей? Это, кстати, хоть и русская пословица, но пошла она от ветхозаветного: «Не ссорься с человеком сильным, чтобы когда-нибудь не впасть в его руки. Не заводи тяжбы с человеком богатым, чтобы он не имел перевеса над тобою; ибо золото многих погубило, и склоняло сердца царей». Перспективу легко потерять все, что имеешь трудно назвать благодатной почвой для развития института собственника и частного предпринимательства как его производной.

Главное отличие России, царской еще России, а затем и СССР от стран атлантической цивилизации именно в том, как сложилась судьба собственника. Наиболее показательны в этом отношении, как мне видится, США с их скваттерами. Само слово «скваттер» подразумевает поселение на незанятую землю. Бедные эмигранты из Европы, стали собственниками земли, просто обосновавшись на облюбованном месте. Их путь не был легким, они долго и упорно отвоевывали свое право на землю, с жертвами и стрельбой, пока политики не легализовали их собственность. Этот путь занял почти два столетия, завершившись лишь к концу XIX - началу XX веков. В итоге Соединенные Штаты решили проблему с формализацией собственности для своих граждан, государство превратило голытьбу в собственников, мало того, государство легализовало эту собственность и гарантировало им право на эту землю. Это обстоятельство сыграло ключевую роль в дальнейшем развитии экономики Штатов. Именно легализация и формализация огромных площадей земель, благоустроенных за счет поселенцев, капитализация которых увеличилась во много раза, в виде капиталов, влившихся в систему экономических взаимоотношений, обусловило рост экономики (Североамериканских) Соединенных Штатов.

В царской России земельная реформа 1861 года не слишком много изменила в судьбе крестьянина. Главным достижением была ликвидация крепостного права, но превратить крестьян в собственников земли царское правительство не планировало. Помещик был обязан выделить крестьянину землю для поселения, но она оставалась в собственности помещика, а крестьянин отрабатывал пользование землей трудовой либо денежной повинностью. Кроме того реформа предусматривала обязательное объединение крестьян, водворенных на земли одного помещика, в общины, а наделы предоставлялись не конкретному человеку, а крестьянскому двору. Таким образом после реформы в России воцарилась система общинного землевладения. В 1906 году премьер-министр Столыпин начинает продвигать земельную реформу, целью которой было сделать из крестьян реальных собственников. Четыре года законы со скрипом продвигаются через Думу и Государственный Совет, их возвращают на доработку и заговаривают на различных комиссиях. В 1911 году Столыпина убивают, однако реформа продолжается – количество земли продаваемой крестьянам все возрастает, объем кредитов крестьянам растет вплоть до начала Первой мировой войны.

Отношение советского строя к частной собственности общеизвестно – упор делался на государственную и коллективную собственность. Россия просто не успела вырастить собственника. В ином случае вся мировая история могла сложиться по-другому. Не обязательно бы сложилась, но могла бы.

Соревнование двух систем, одна из которых растила и защищала собственника,  давала ему право капитализировать активы, умножая их, а вторая оставляла ресурсы в собственности государства или коллективной, оставляя гражданина вне экономики, окончилось хоть и грустно для нас, но вполне логично.

С коллективной собственностью (наука сегодня уже это знает наверняка) как правило происходит «трагедия общин». Но коллективная собственность и алгоритмы принятия коллективных решений это тема отдельной статьи, не буду сейчас на это отвлекаться.

Европеец или американец и сегодня с удовольствием посмотрит кинофильм, где симпатичные и умные парни облапошивают отвратительного толстосума или красиво делают казино, но тот же европеец скорее всего настучит в полицию о мелком правонарушении соседа. Потому что живет в стране, часть которой является его собственностью не только в красивом тексте конституции. Дайте человеку, нет, не саму собственность, а право на собственность и защитите это право, и он станет Гражданином, а его страна станет его страной. Загоните его в условия бесперспективной  борьбы с более сильными за свое имущество, и он заживет отдельной от страны жизни, будет «в тени» множить свои активы и противопоставлять себя государству, на радость соперничающим державам. Выбор за нами.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...