Перейти к основному содержанию

Изжить утопию.

Хороша или плоха революция, надо разбираться в каждом конкретном случае, раз на раз не приходится.

Егор Ершов

Как известно, неприятие революций как таковых и отрицание объективных причин их возникновения – удел бабок с иконами Джугашвили и прочих любителей побороться с жидомасонством, не вынимая капусты из бороды. Тем же, у кого мозгов побольше, ясно: хороша или плоха революция, надо разбираться в каждом конкретном случае, раз на раз не приходится. А объективные причины для любой революции, если это именно революция, а не банальный переворот, непременно есть в лице, как бы банально это ни звучало, неких общественных противоречий, которые не разрешаются в рамках существующей политической системы.

Однако одни и те же проблемы можно пытаться решить по-разному и из всех предлагаемых решений нужно первым же делом выбросить в мусорные баки откровенно невыполнимые, чтобы потом двигаться дальше. Посему революция здорового человека отличается от революции курильщика прежде всего отсутствием утопии. Сравнить хоть американскую революцию и французскую. Обе случились в одну и ту же эпоху, обе были буржуазными, но после победы первой Америка примерно 80 лет успешно и динамично развивалась, а после победы второй Францию примерно 80 лет откровенно и порой весьма кроваво трясло. И все в огромной степени потому, что при всем размахе замыслов отцов-основателей США утопии были им чужды, а вот попытка немедленно ввести «свободу, равенство, братство» (надо ли объяснять читателю, что свобода ведет к неравенству, и не все люди – братья?) быстренько довели французов до использования гильотины в промышленных масштабах и прочих ужасов.

Но, может быть, для славян, будь то русские или украинцы, все вышенаписанное – какая-то абстракция? Для тех, кто историю в школе и вузе прогуливал, предлагаю прочесть в качестве краткого ликбеза статью «коммунизм» из советского словаря «Научный коммунизм», где черным по белому написано: «Коммунизм — это бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства, полным социальным равенством всех членов общества, где вместе с всесторонним развитием людей вырастут и производительные силы на основе постоянно развивающейся науки и техники, все источники общественного богатства польются полным потоком, и осуществится великий принцип: «От каждого — по способностям, каждому — по потребностям». Коммунизм — это высокоорганизованное общество свободных и сознательных тружеников, в котором утвердится общественное самоуправление, труд на благо общества станет для всех первой жизненной потребностью, осознанной необходимостью, способности каждого будут применяться с наибольшей пользой для народа».

Думаю, сегодня оспаривать то, что это утопия, даже среди дебилов, охранявших на юго-востоке Украины памятники Ильичу, решится не каждый. И попытка сию утопию реализовать принесла воистину фатальные последствия для славянских народов, попавших под власть Красной Орды. Поэтому уж русским и украинцам-то сам Бог велел обходить любые утопии за километр. В связи с чем возникает вопрос их оперативного распознавания.

Увы, с этим тоже не все так просто. Да, пламенные речи робеспьеров и бронштейнов на тему построения уравнительного рая на земле уже, пожалуй, в прошлом. Однако, как мы знаем, любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь. Вот ровно то же самое можно сказать и про утопию. Не верите? Копнем в относительно недавнем, а главное, нашем прошлом. В августе 91-го, так сказать, ничто не предвещало беды. Россияне вышли тогда к Белому Дому не ради очередной «великой идеи», а напротив, просто чтобы иметь возможность пожить свободно и позволить себе маленькие радости жизни типа джинсов с кока-колой. К слову, хочу сказать всем россиянам. Когда очередной русофоб в вышиванке в очередной раз расскажет вам про рабский менталитет нашего народа, напомните ему: создание незалежной Украины не только без войны, но и даже без серьезной политической борьбы стало возможным именно благодаря тем прекрасным и смелым россиянам, которые не побоялись красной хунты, в то время как даже прибалты, простите, наложили в штаны. Но это лирика, вернемся же к теме утопий.

Благодаря замечательной политике команды младореформаторов, объективной невозможности немедленной ликвидации советской идентичности и еще по ряду причин в обществе РФ быстро назрел раскол на тех, кто поддерживал Ельцина сотоварищи, и тех, кто был категорически против них и хотел… ну, не обязательно вернуть все взад, но чего-то другого. И новоявленные хозяева Кремля (если бы только они!) вкупе со всевозможной прогрессивной общественностью (что было гораздо хуже, ибо именно она сагитировала значительную часть общества) не придумали в сложившейся ситуации ничего лучше, кроме как расстрелять тот же самый, что и в августе 91-го, парламент из танков и начать строить демократию для демократов.

На демократии для демократов остановимся поподробней с точки зрения ее возможной осуществимости. Если серьезно – демократия не для всех вполне себе осуществима, собственно, всеобщее избирательное право – вещь по историческим меркам недавняя, совсем не бесспорная и все-таки не распространяющаяся на грудных младенцев, по крайней мере, пока. Однако для этого необходимы достаточно четкие критерии политпригодности, настолько четкие, чтобы можно было законодательно все прописать. Т.е. национальность, вероисповедание, давность проживания, язык – катят, а готовность зиговать, петь «хава нагилу» или бегать с красным флагом, извините, нет. Так вот, так сложилось, что сторонники и противники шоковой терапии по Гайдару, прихватизации по Чубайсу, внешней политики по Козыреву и прочих дирижирований оркестром в пьяном виде не имели никаких формальных признаков, позволяющих вычислить, кто есть кто. Посему идея лишить прав и свобод пресловутых красно-коричневых не могла не привести к сворачиванию свободы для всех.

Итог известен: нынче коллективная Окуджаба горько плачется, свободы, мол, не стало. Так потому и не стало, что расплата за навязывание стране утопии нередко возвращается утопистам по схеме «за что боролись – на то и напоролись». Но Окуджаба не хочет признаться в том ни себе, ни другим. Оно и понятно: процедура горькая и неприятная, куда легче по старой привычке возмущаться наличием фашистов на митингах и периодически проговариваться, мол, уж лучше Путин, чем дать «русскому быдлу» действительно выбирать. Воистину, Майдана в Москве с такими вот персонажами нам не видать, как ушей своих, но это опять-таки лирика. Перейдем, наконец, к делам украинским.

Евромайдан тоже не предвещал чего-то шибко утопичного. «Банду геть!», европейский выбор, демократия, все такое. В общем, убедившись в весьма скромном количестве русофобских высказываний среди протестующих, я более не видел никаких препятствий для поддержки украинской революции. Однако после того, как Янек оказался в бегах, а по Межигорью начали водить экскурсии, выяснилось: таки не все так просто. Вообще, русские и украинцы, сколько бы первые не обвиняли вторых в предательстве, а вторые не дулись на первых в стиле «нам бы младшими, да не вашими» - народы в многом очень похожие. Вот и проблемы у нас тоже нередко похожие. В общем, украинское общество немедленно наступило по сути на те же самые грабли – демократию для демократов. Судите сами: раскол произошел не по каким-то четким критериям, скажем, украинцы против неукраинцев, украиномовные против русскоязычных или там УПЦ КП вместе с УГКЦ против УПЦ МП, а оказался чисто идейным: за или против того, что 1) единственным государственным языком будет украинский 2) Украина будет унитарной 3) во внешней политике Украина будет ориентироваться на ЕС и США и против РФ.

Так вот, победившая на Майдане часть общества (ну, не вся, но столь значительный процент, чтобы дать повод к неким обобщающим выводам для внешнего наблюдателя) первым же делом возжелала поставить на колени другую часть. Собственно, попытку отмены закона о региональных языках первым же делом иначе и воспринимать нельзя. Конечно, есть серьезные основания подозревать наличие сговора ряда украинских политиков с Кремлем, но ведь с майданной стороны так толком никто и не возразил, что ж вы творите, ублюдки. Я надеялся, хоть после потери Крыма наступит прозрение. Но оказалось: дальше – больше.  И восторженные вопли многочисленной вышиваты насчет «жареных колорадов» в Одессе напомнили мне столь же чудовищную вакханалию коллективной Окуджабы и одураченных ею россиян в октябре 93-го. Но, простите, я, как житель страны, которая все это уже проходила и, соответственно, видящий результаты за окном, никак не мог сочувствовать попытке реализации у соседей той же самой утопии, особенно с учетом того, что крайними в данной ситуации оказались почему-то русские, а я все-таки русский националист.

Добавлю: не все в теме, но я не один такой. «Украина должна быть уничтожена!» начали после Одессы и Донбасса кричать не только ущербные совки, готовые терпеть максимум «единую пророссийскую Украину», но и люди, еще недавно искренне желавшие Майдану победы. Взять хоть того же Жучковского. Автору этих строк впрочем, хватило ума воздержаться от столь поспешных выводов, но вот от некоторых благостных иллюзий относительно ДНРий удержаться не получилось, о чем я позднее сильно пожалел.

И что же в сухом остатке? Нет худа без добра и, в отличие от нашего случая, в украинском грабли ударили по лбу по-настоящему больно и сразу, благо Путин прицепил к ним кой-чего для усиления эффекта. И это сильно увеличило шансы Украины изжить утопию. Некоторые обнадеживающие признаки есть: провал откровенной вышиваты на выборах в Раду и провозглашение курса на децентрализацию. Пока я, наученный горьким опытом недавних разочарований, не буду предаваться чрезмерному оптимизму, но скажу одно: многое зависит от того, удастся ли возникнуть евроориентированной партии, способной занять русскую/русскоязычную нишу вместо регионалов. Если получится - идея демократии для демократов на Украине будет преодолена и страна и впрямь сможет стать второй Польшей. Если же такого не случится – в общем, утопия до добра не доведет.

https://www.youtube.com/watch?v=AyvBRW1QVE4

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...