Перейти к основному содержанию

Гвинея против Дерипаски

Богатые тоже плачут - и вот почему.

Структуры Евгения Пригожина помогли сохранить власть в Гвинее Альфе Конде, которого вчера лишили власти.

5 сентября на улицах Конакри, столицы Гвинеи, была слышна перестрелка. Особенно ожесточённая — возле резиденции президента Альфы Конде, единственный мост к которой был заблаговременно перекрыт военными.

Позднее выяснилось, что пальбу устроило элитное спецподразделение GFS (Groupement des forces spéciales), бойцы которого во главе с их командиром, полковником и бывшим французским легионером Мамади Думбуей взяли штурмом президентский дворец и пленили главу государства.

При этом, чтобы ни у кого не возникало сомнений в намерениях и серьёзности, бойцы GFS выложили в соцсетях совместное с Конде фото.

Так выходец из города Канкан, на востоке Гвинеи, которого Конде на свою голову отозвал в 2018 году для руководства спецназом, за один вечер стал и.о. главы государства.

В обращении по телевидению Думбуя в окружении своих солдат заявил, что Конде более не является президентом и, конечно же, власть передаётся народу, а если точнее — Национальному комитету по сплочению и развитию.

Полковник со словами «долг солдата — спасти страну» объявил также о закрытии границ и об отмене действующей Конституции.

Решение Думбуи касаемо основного закона, в принципе, можно понять, ведь именно через него Конде «перешагнул» в 2020 году.

Альфа Конде, заметим, был избран президентом в 2010-м на первых с момента обретения Гвинеей независимости от Франции демократических выборах. На него возлагали большие надежды, которых он не оправдал.

Многие обозреватели констатировали, что Конде, обещавший новую эпоху, действовал как типичный автократ, а выборы 2015 года были сфальсифицированы.

В 2020 году он «добил» соотечественников, заявив, что ограничения в два срока на него, мол, не распространяются. Чтобы легитимизировать свои притязания на третий срок, в марте он провёл референдум по обнулению сроков а-ля Путин; а затем, осенью, 83-летний Конде, конечно же, выиграл выборы, спровоцировав массовые акции протеста и кровопролитие.

Закономерным итогом его действий и стал переворот, организованный элитным спецподразделением под началом человека, прошедшего отличную подготовку в вооружённых силах Франции.


Друзья с северо-востока

Несмотря на мощное сопротивление сограждан Конде, он пользовался широкой поддержкой Китая и России, которые не считают зазорными нарушения законов и прав человека.

После победы лидера Гвинеи, в которую КНР за последние четыре года «влила», по меньшей мере, 20 млрд долларов; на выборах в прошлом году Пекин очень оперативно прислал ему поздравление и свои наилучшие пожелания.

К триумфу Конде, как и к авантюре с референдумом об изменении Конституции, очевидно, приложили структуры Евгения Пригожина — куратора «ЧВК Вагнера» и «ольгинских троллей», известного как «Повар Путина». Аффилированные с ним компании засветились уже в десятке африканских стран.

Ещё в 2018 году информагентство Bloomberg опубликовало обширное расследование о деятельности пригожинцев — наёмников и политтехнологов — в странах Африки: ЦАР, Конго, Судане, Ливии, Мадагаскаре, Анголе, Гвинее, Гвинее-Бисау, Мозамбике и Зимбабве.

Отдыхать им, судя по всему, некогда

С Альфой Конде у гибридных колонистов из России сотрудничество складывалось куда лучше, нежели с политиками Мадагаскара и, понятное дело, в Москве хотели бы видеть того президентом и в дальнейшем. Поэтому ему услужливо подсунули вариант с референдумом по обнулению сроков.

К слову, именно Гвинея, получается, стала полигоном для отработки этой технологии, поскольку в России такой референдум состоялся летом, а в африканской стране — в марте.

Бокситы — для Дерипаски, руда — для Китая

Чем же Гвинея так интересна Пекину и Москве? Своими богатыми недрами, прежде всего железной рудой и бокситами.

Китай, к примеру, нацелился на одно из крупнейших месторождений железной руды в мире — рудник Simandou. Добывать там сырьё планирует лидер по производству стали в КНР, компания Baowu Group.

Месторождение это не с простой историей, начавшейся как раз с приходом Конде к власти. В ней замешана англо-австралийская корпорация Rio Tinto Group, признавшаяся, что в 2011 году заплатила советнику президента Гвинеи больше 10 млн долларов за права на рудник.

Скандал вокруг месторождения, Конде и корпораций возник нешуточный и до сих пор не завершился. Но в Китае увидели здесь возможность, которую и пытались реализовать, щедро инвестируя в Гвинею, как и в другие страны Гвинейского залива в последнее время.

К слову, пресловутые 20 млрд долларов кредита сроком на 20 лет — это взятка Конде в обмен на доступ к гвинейским бокситам.

Тем самым, заметим, Китай зашёл на «территорию» России, ведь через компанию «Русал» известный кремлёвский «кошелёк» — олигарх Олег Дерипаска, пребывающий под санкциями США, владеет в Гвинее Компанией бокситов Киндии (КБК), боксито-глиноземным комплексом Friguia и Компанией бокситов Диан-Диан (COBAD) с крупнейшим в мире месторождением.

Доля Гвинеи в поставках бокситов «Русалу» достигает 30%. Таким образом, эта западноафриканская страна является главным поставщиком этого сырья для империи Дерипаски.

Немудрено, что российский олигарх так болезненно воспринял новости из Гвинеи, заявив, что переворот в Конакри приведёт к масштабным изменениям на рынке бокситов, ведь на сырьё из Гвинеи приходится 20% мирового производства алюминия.

Кокаиновый коридор

Гвинея привлекательна для третьих стран не только своими ресурсами, которыми коррумпированная власть охотно «делится» с ними, но и своим местоположением.

Это государство, как и ряд других стран Западной Африки, занимает важное место в международной торговле наркотиками. В частности, через Гвинею, Гвинею-Бисау, Кабо-Верде и т.д. проходят маршруты поставок кокаина из Южной Америки, с наркобаронами которой, как известно, у кремлёвских чекистов сложились крайне тёплые и взаимовыгодные отношения.

Так, в 2013 году немецкий журнал Der Spiegel называл Гвинею-Бисау ключевым перевалочным пунктом в контрабанде кокаина из Южной Америки в Европу.

Но и Гвинея не отставала. В частности, бывший сотрудник Университета Бэбкока (Нигерия), доктор философии Эммануэль Узуэгбу-Уилсон в своём исследовании в 2019 году писал, что тенденция к росту торговли наркотиками в Гвинее началась в 2004 году, и масштабы столь велики, что Гвинея рискует стать очередным «наркогосударством».

Два года спустя, 28 апреля 2021-го, был опубликован доклад специализирующейся на транснациональной преступности международной НПО Global Initiative со штаб-квартирой в Женеве, авторы которого констатировали, что Гвинея, Гвинея-Бисау, Гамбия, Сенегал, Кот-дʼИвуар стали главным «кокаиновым коридором» для южноамериканских наркобаронов.

И как в связи с этим не вспомнить о скандале 2019 года, когда власти Кабо-Верде, островного государства недалеко от берегов вышеуказанных стран, куда, к слову, Кремль хочет послом отрядить Наталью Поклонскую, арестовали российский экипаж сухогруза ESER за контрабанду почти 10 тонн кокаина из Южной Америки.

Возможно, теперь Москве придётся задуматься о том, чтобы в нагрузку к Поклонской в Кабо-Верде отправить и в Конакри кого-нибудь из числа настоящих дипломатов, а также более сильных политтехнологов, нежели пригожинские.

Кто мог стоять за переворотом

Свержение Конде и приход к власти полковника с французской биографией вносят серьёзные коррективы в планы множества внешних игроков. И возникает резонный вопрос: пользовался ли Думбуя чьей-либо поддержкой, и если да, то чьей?

Вспомним о том, что на гвинейские бокситы, столь ценные для Дерипаски и России в целом, зарится и Китай.

@@@

Простой бизнесмен город Гуанчжоу, ага?

И потому на ум приходит несколько версий.

Первая: Китай сперва поддержал Конде, но, возможно, не смог с ним договориться и получить желаемое, поскольку борьбу за уши президента выиграли политтехнологи Пригожина.

Вторая: Китай, наоборот, смог договориться с Конде, что вполне вероятно, учитывая огромную разницу в возможностях и ресурсах у Пекина и Москвы. Поэтому пригожинцы могли подсуетиться и найти замену предателю Конде.

Но есть и третья гипотеза. Конде сместили не Китай и не Россия, а кто-то третий — то ли один игрок, то ли ситуативный альянс ряда стран.

Заметим, что ещё при Дональде Трампе Пентагон обозначил своей целью ослабить влияние Китая и РФ в Африке.

Такую же цель себе поставил и Европейский Союз, особенно энергично с избранием нового руководства ЕС в 2019 году.

В этом интересы США и ЕС, с приходом Джо Байдена в Белый дом начавших активно налаживать сотрудничества, более чем совпадают.

Не исключено и то, что Франция, недовольная вознёй китайцев и россиян в её бывшей колонии, которую Париж поныне видит в сфере своих интересов, решила изменить баланс сил.

Поэтому формирование некоего ситуативного альянса вполне возможно, поскольку таким образом его участники получают шанс нанести удар по близкому к Кремлю олигарху, по интересам Китая и РФ в Африке в целом. И, к тому же, оказать серьёзное влияние на наркотрафик из Южной Америки в Западную Африку.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.