Перейти к основному содержанию

Горячее лето «двадцать пятой»

Когда началась война на Донбассе, четыре десантные части – николаевская, житомирская, львовская и днепропетровская бригады – стали тем самым щитом, который позволил привести в относительно боеготовое состояние механизированные и танковые части.

Михаил Жирохов

Когда началась война на Донбассе, четыре десантные части – николаевская, житомирская, львовская и днепропетровская бригады – стали тем самым щитом, который позволил привести в относительно боеготовое состояние механизированные и танковые части. А 25-я отдельная воздушно-десантная бригада вообще стала неким ледоколом, который шёл впереди наступающих, освобождая один донбасский город за другим.

Естественно, что такая агрессивная тактика не могла не привести к достаточно большим потерям. Поэтому бои лета 2014 года вошли в историю бригады как одни из самых кровопролитных.

28 июля 2014 года, когда с экранов телевизоров слышно было «мы наступаем», а генералы наперебой обещали, что вот-вот вытеснят сепаратистов с Донбасса, части 25-й бригады вошли в Шахтерск. Как уже понятно сейчас, планы командования предусматривали рассечение территории «ДНР» и «ЛНР» одновременными ударами со стороны Дебальцево и Углегорска и со стороны Шахтерска.

Батальонная группа на марше. Типичные донбасские посадки

К тому времени на повестке дня остро стоял вопрос с безопасностью колонн снабжения (или «ленточек» по-военному), которые растягивались на километры. Причём безопасно не было нигде. Как только колонна начинала формироваться, то её координаты сразу сдавали боевикам местные жители.

Обыкновенные грузовики бронировали на месте, вспоминая афганский опыт, водители вешали бронежилеты на двери, обкладывали радиатор мешками с песком. Согласно наставлениям, колонна шла на максимальной скорости, однако, на подъёме или в месте с плохой дорогой наших военных, как правило, ждала засада.

К тому же у боевиков к тому времени появились танки и достаточно хорошо подготовленные экипажи. Так, во время марша от Шахтерска на Дебальцево бронегруппа десантников недалеко от железнодорожного переезда сходу нарвалась на хорошо замаскированный и окопанный танк. Первым же снарядом была поражена САУ «Нона» (весь экипаж погиб). Только после огневого налёта артиллерии (все тех «Нон») вражеская боевая машина была уничтожена. Прямые попадания снарядов наших артиллеристов буквально разнесли двигатель танка.

Наиболее же масштабная засада произошла 31 июля под Шахтерском. Как вспоминал замполит 1-го батальона, майор Сергей Шмыгля: «Нас вывели из Краматорска на месяц, а потом мы сразу пошли на Шахтерск. Ребята закрепились в Шахтерске, потом их начали «насыпать». Они начали зачищать город. В этих боях каждый переулок, каждая многоэтажка несла в себе опасность, потому что террористы активно использовали местное население, местные были на их стороне. Колонна остановилась на какой-то улице, и в этот же момент террористы знали, где мы. А артиллеристу несложно привязаться к какой-то местности. Если колонна останавливается больше, чем на полчаса, её сразу расстреливают. Очень трудно воевать, если все вокруг против тебя. Колонну трудно скрыть – это большие машины, грохот.

31 июля – тогда колонна вышла из-под обстрела, но было несколько машин, которые там и остались. Было прямое попадание в машины. У нас тогда были большие потери. Ребята подбирали кого могли – раненых, убитых. Привязывали тела к машинам ремнями и так пытались вывозить, чтобы хоть похоронить по-человечески, а тех, что попали в плен, просто у обочины дороги и позакапывали. Затем их удалось со временем обменять. Более 30 раненых. Но никто не убегал, забирали под пулями погибших. Всех пытались вывезти».

БМД-1 в одном из освобождённых городков

В очередной раз боевики проявили свою античеловеческую сущность, буквально вывалив в сеть десятки фотографий и видео с убитыми и пленными десантниками.

Всего на сегодняшний день известно о 23 десантниках, погибших в ходе трагических событий 31 июля.

Ко всем сложностям боев в городе добавилось и то, что бригада была вооружена лёгкими бронированными машинами класса БМД. А они разрабатывались отнюдь не для прорыва подготовленной обороны противника или поддержки десантников в позиционных, по сути, боях, а для внезапной и стремительной атаки объектов в тылу противника, ведения дерзких рейдов и уничтожения вновь выявленных объектов. Поэтому алюминиевые сплавы их корпусов сильнее «боятся» пожаров, чем сталь.

«Шахтерск надо было дожимать. Если бы ещё какое-нибудь подразделение пришло на помощь, то смогли бы дожать. Тяжело воевать и потому, что там много городов. Если бы было, как в Запорожской области, например, где один райцентр находится в 40 км от другого, то было бы гораздо проще освобождать города. А в Донецкой – город за городом. Мы бы могли окружить один райцентр, поставить свои войска и поехать в другой. А тут так не выйдет. Несколько войск нужно, чтобы все эти города освободить. Поэтому решили остановиться, чтобы не терять ребят».

После Шахтерска сводную группу 25-ю бросили на штурм Саур-Могилы, дав собраться с силами всего пять дней. Однако 7 августа усилиями десантников, бойцов 51-й, 72-й бригад, а также добровольцев «Крыма», «Харькова» и «Луганска» высота была взята.

Дальше была Ждановка, взятая 16 августа практически с наскока, хотя и тут были потери. К большому сожалению, ввиду значительного ухудшения общей ситуации на фронте, уже 21 августа боевики смогли снова захватить город.

Возвращение после пяти месяцев непрерывных боев

17 августа колонна 2-й батальонно-тактической группы бригады, которая выдвигалась на Енакиево, попала под артобстрел из РСЗО БМ-21 «Град» у Южнокоммунаровска. Противник, имея свежие разведданные, смог накрыть десантников, которые временно остановились, разминируя единственный мост. Как вспоминал один из водителей-механиков БМД: «Они летели, как метеориты. Небо горело. Потом горела земля. Три снаряда приземлились в 10-15 метрах от меня. Подбросило взрывной волной метра на два, но ни один осколок не попал. Я не то, что в рубашке, в бронежилете родился». Кстати, бронежилетов и шлемов на многих бойцах в тот момент не было – разделись от изнурительной работы и жары. Как итог той бойни – 12 погибших, 30 раненых.

К концу августа 2014 года 25-я ОАЭМБр действовала тремя батальонно-тактическими группами:

1) в районе Стаханов – Дебальцево;

2) в районе Саур-Могилы (26 августа отошла в район Амвросиевки);

3) в районе Дьяково в составе сводной группы с 24 ОМБр.

5 октября бригада была выведена на переформирование в ППД – вместо практически полностью утерянных БМД стали поступать БТР-70, БТР-3 и БТР-4. Получила бригада и артиллерийское вооружение.

Дальше были бои на Донецком направлении, но это уже другая история.

Потери личного состава 25-й ОАЭМБр в ходе засады 31.07.2014 г.

  1. Солдат Посохов Дмитрий Васильевич
  2. Ст. солдат Гордиенко Виталий Олегович
  3. Ст. солдат Акимов Дмитрий Анатольевич
  4. Сержант Жуков Антон Вячеславович
  5. Сержант Матусевич Виталий Олегович
  6. Ст. лейтенант Градиский Владимир Николаевич
  7. Ст. солдат Каминский Антон Александрович
  8. Ст. солдат Никитин Ростислав Олегович
  9. Мл. сержант Иванов Виталий Александрович
  10. Ст. солдат Бригинец Александр Викторович
  11. Солдат Сочева Александр Леонидович
  12. Сержант Симоненко Дмитрий Николаевич
  13. Солдат Ковтун Станислав Григорьевич
  14. Мл. сержант Дубов Игорь Леонидович
  15. Ст. лейтенант Федоряка Пётр Викторович
  16. Солдат Седов Алексей Алексеевич
  17. Лейтенант Джубатканов Артём Владимирович
  18. Солдат Болтушенко Андрей Владимирович
  19. Мл. сержант Сердюков Евгений Сергеевич
  20. Солдат Трегубчак Станислав Олегович
  21. Солдат Самышкин Владимир Борисович
  22. Ст. солдат Халин Владимир Александрович
  23. Ст. лейтенант Шатайло Михаил Сергеевич

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции