Перейти к основному содержанию

Хорошее дело браком… не назовут?

Насколько «традиционные ценности» традиционны? Что такое «семейный союз» и как он поможет решить проблему нелегальности однополых браков. #Трегубов

Не только о геях и лесбиянках. Хотя и о них тоже, чего уж там.

Просто автору этих строк немного надоели крайности и откровенные передёрги в спорах условных «традиционалистов» и условных «либералов».

С одной стороны — когда призывают к защите традиционной семьи. Об этой семье кричат настолько громко, что можно даже не заметить, что её не существует. Вероятно, на это и расчёт.

С другой стороны – когда требуют шашечки, а не ехать. Автор полностью разделяет мнение сторонников ЛГБТ, согласно которому украинское законодательство не даёт им тех прав, которые даёт разнополым семьям. Однако, возможно, это можно решить проще и тише, чем порой предлагается. Если, конечно, цель стоит именно решить, а не озвучить позицию или, скажем, попилить грант.

Поэтому призываю все стороны не обижаться на несоответствие реальности желаемому, а эту самую реальность проанализировать и поискать компромисс.

Во-первых, попробуем разобраться с тем, что такое «традиционная украинская семья».

Во-вторых — с тем, насколько это понятие совпадает с большинством реальных украинских семей.

В-третьих – как сложилось наше семейное законодательство и почему его, возможно, стоило бы изменить.

Наконец, в-четвёртых — как это можно сделать.

Сразу говорю, изложенное в последнем пункте — личная позиция автора. Возможно, для кого-то прозвучит слишком поверхностно, а для кого-то — слишком радикально.

Но кому-то, может, и понравится.

Традиции — не то, чем они кажутся

Для начала давайте разберёмся с традиционной семьей. Какую традицию будем брать?

Обычно предполагается привычная для христианских европейских стран модель так называемой нуклеарной семьи — «папа-мама-детки». Всё, вроде бы, красиво.

Такая семья — традиционная для Украины?

А вот тут проблема. Вообще-то нет.

Дело в том, что в Украине — стране поздней индустриализации и поздней урбанизации — переход от патриархальной семьи (несколько взрослых поколений под одной крышей, см. «Кайдашева сім’я») к нуклеарной (одно взрослое поколение и дети) состоялся буквально на памяти наших дедушек — в ХХ веке. И то ближе к середине. Даже в городах в первой половине прошлого столетия часто жили (да и сейчас живут) патриархальными — просто в силу нехватки недвижимости. Называть нуклеарную семью «традиционной» — это всё равно, что назвать национальной традицией Новый Год с дедморозом и снегурочкой. В смысле, мы к ней уже привыкли, но пылью веков оно не покрыто — привыкать начали плюс-минус при Хрущёве.

Таким образом, традиционная украинская семья, друзья мои — это не только «мальчик с девочкой, всю жизнь вместе под одной крышей». Это «…а также родители мальчика, и родители его папы, и вообще все живые родственники по мужской линии». При этом если вы считаете частью украинской культурной традиции крымскотатарскую, то семья может быть и полигамной (на самом деле у крымских татар многожёнство практиковалась крайне редко, но не возбранялось).

Но есть и хорошие новости. Хорошие новости о украинских традициях закреплены в народной мудрости «що то за кума кума, що під кумом не була».

Мы ещё легко отделались. Вот, например, описание тонкостей другой формы традиционного (и даже освящённого Библией — правда, в обязательной только для иудеев части) брака. В Ветхом Завете есть одно место, 38 глава Книги Бытия, которое долгое время неправильно читалось большинством европейских христиан. То самое, где грех Онана:

«Ир, первенец Иудин, был неугоден пред очами Господа, и умертвил его Господь. И сказал Иуда Онану: войди к жене брата твоего, женись на ней, как деверь, и восстанови семя брату твоему. Онан знал, что семя будет не ему, и потому, когда входил к жене брата своего, изливал [семя] на землю, чтобы не дать семени брату своему. Зло было пред очами Господа то, что он делал; и Он умертвил и его».

Вопрос на засыпку: что именно было зло пред очами Господа? Многие считали — то, что Онан мастурбировал вместо нормального секса. В итоге слово «онанизм» стало более распространенным названием мастурбации, а многие моралисты ссылались именно на этот эпизод, аргументируя его аморальность.

Вот только Онан в описанном отрывке занимался не совсем онанизмом, но предохранением путем прерванного полового акта. А грех Онана — это попытка схитрить и обойти естественную для древних иудеев, но совершенно забытую в средневековой Европе традицию левирата. То есть обычая, согласно которому после смерти старшего сына младший должен взять в жены его вдову, причем их первенец считался бы де-юре и по праву наследования первенцем старшего.

На христиан, впрочем, традиция левирата не распространяется (а в иудаизме она сейчас трактуется так, что фактически не работает). Но в Средние века в Европе многие об этом не знали.

Как только вы начинаете глубоко разбираться в теме, вы понимаете, что традиционная семья — это не совсем то, что о ней думает большинство посетителей маршей за традиционные ценности. Местами — совсем не то.

Что до обычаев воспитания, усыновления и вообще семейного строительства — как вы отнесётесь к известию, что один мужчина, не состоящий в браке, усыновил более 400 детей?

Высоковероятно, что как к какой-то сумасшедшей новости из экзотических краёв. Однако эти экзотические края — Черновицкая область, в которой местный епископ УПЦ МП, владыка Лонгин (Жар) усыновил несколько сотен детишек. Включая ВИЧ-инфицированных.

Вынужден признать: предполагаю, что с владыкой Лонгиным детишкам лучше, чем было бы без него в приютах или по подвалам. Даже при том, что он наглухо упоротый ватник (настолько, что считается «с заскоком» даже по меркам УПЦ Московского патриархата).

Это нетрадиционная семья или традиционная?

На практике иначе

В вопросах семейного строительства, как и во многих других, Украина попросту проскочила эпоху. Наше время нуклеарных семей продлилось примерно полтора поколения. Из традиционно-патриархальной (семья в три и более поколений кровных родственников под одной крышей) мы провалились в постнуклеарную — до 40% браков в Украине оканчиваются разводами, а на 10 женщин припадает примерно 15 рождений. То есть недостаточно для естественного воспроизводства.

Как результат, множество детей воспитываются в однополых семьях — мамой и бабушкой. В намного более редких, но всё же достаточно распространённых случаях — одиноким отцом. Согласно недавним данным МОН, в неполных семьях живут 40% украинских детей.

Множество детей видят отцов только несколько раз в месяц. Бывают и дети, живущие только с отцами, а уж семья, где один из родителей — не кровный для ребенка, и вовсе уже давно скорее правило, чем исключение. Это не говоря о тех случаях, в которых родители фактически живут вместе, но не уделяют много внимания воспитанию чад.

Наконец, значительное количество народу в Украине живет в незарегистрированном — «гражданском» браке. Порой уютнее, чем в официальном.

В такой обстановке отстаивание нуклеарной семьи как освящённого временем и традицией образца — попытка поймать солнечный зайчик.

Значит ли это, что нуклеарная разнополая семья — это плохой образец?

Нисколько. Автор этих строк склонен считать, что это отличный образец. Вероятно, краше большинства других. Однако же:

  • он не может быть единственным, хотим мы того или не хотим. Так распорядилась демография, а она — точная и злая наука, которой плевать на наши хотелки,
  • обзывание нуклеарной семьи «традиционной» — это скорее маркетинговый ход, чем описание реальности. Мы бы хотели, чтобы она такой была. Но нет.

Статус-кво

Окей. Допустим, мы признали очевидное: нуклеарная семья не была и не является преобладающим видом семьи в Украине. Более того, её роль падает. Падение популярности брака «в загсе» — общеевропейская тенденция, имеющая под собой демографические, культурные и исторические основания.

Люди — не только геи и лесбиянки, но и вполне себе разнополые граждане — всё чаще предпочитают просто жить вместе. Партнеры меняются. У ребенка за жизнь может быть несколько «пап» и даже несколько «мам». И это никак не нарушает действующее законодательство. Равно как и не нарушает его воспитание детей в однополых парах, если ребенок — биологическое дитя одного из членов пары.

Все эти пары существуют и живут. И составляют, возможно, большую часть украинских семей.

Поэтому когда в Украине кто-то вопиет о «семейных ценностях, которые нельзя подвергнуть поруганию» — он кого-то обманывает. Вероятно, вас.

Чего хотят?

Давайте попробуем понять, чего хотят те, кого не устраивает нынешнее законодательство о семье и работа соответствующих органов?

Одна категория — люди, которые считают, что нынешние законы или практика их применения несправедливы. Так, многие одинокие отцы считают, что де-факто госорганы зачастую встают на сторону женщин в спорах об опеке над ребёнком. Здесь достаточно исправить практику правоприменения.

Вторая — люди, которые воспитывают детей в неполных семьях или вообще оставшихся без родителей. Им достаточно, чтобы государство просто не намекало их детям на их неполноценность. Недавняя замена в учебниках «родителей» на «родных» — на самом деле, довольно человечный ход, если вспомнить, что таки да — бывают дети, у которых в живых осталась только бабушка или только тётя.

Наконец, третья, самая нашумевшая и активная группа — люди, объединённые под «зонтичным» термином ЛГБТ. Есть определённая ирония в том, что когда популярность «официального брака» в целом падает, их стремление в него вступать только растёт, но это логично: они видят в законодательном запрете «оформить» их союз стигматизацию. На вопрос «что вам мешает просто жить вместе?» у них есть ответ: брак даёт некоторые законодательные преимущества. Например, право на разделение совместно нажитого имущества после развода, право на посещение партнёра в больнице, принятия решения за недееспособного и распоряжение телом погибшего партнёра.

Это всё правда.

Чуть хитрее с усыновлением. Порой говорят, что для однополых пар оно закрыто, но это не совсем так, если учесть, что в Украине разрешено усыновление одним человеком. Таким образом, ребёнка может (хоть и не без труда) усыновить один из членов пары, де-факто воспитывая его в однополой семье. Другое дело, что второй не будет законодательно считаться его родителем. Ситуация в духе «ни себе, ни людям»: усложняя жизнь однополой семье, это вряд ли радует и поборников традиционных ценностей (ребенок-то всё равно фактически воспитывается двумя мамами или двумя папами).

Основную шумиху, разумеется, вызывает первая группа. Её желания можно удовлетворить, только изменив сразу два документа:

— Семейный кодекс,

— статью 53-ю Конституции, где записано:

Шлюб грунтується на вільній згоді жінки і чоловіка. Кожен із подружжя має рівні права і обов'язки у шлюбі та сім'ї. Батьки зобов'язані утримувати дітей до їх повноліття. Повнолітні діти зобов'язані піклуватися про своїх непрацездатних батьків. Сім'я, дитинство, материнство і батьківство охороняються державою.

(К слову, норма про непрацездатних батьків сама не дуже працездатна — часто ли вы реально сталкивались с выплатой алиментов на родителей? Но это тема для другого материала)

Необходимость изменения Конституции делает это нереальным в среднесрочной перспективе. Набрать 300 голосов под это дело в украинской политической реальности? Честно, не думаю.

Можно ли найти компромисс?

Компромисс

Вообще-то можно.

Компромисс называется «семейный союз». Он же гражданское партнёрство. Да, сейчас о нём заговорили и в Минюсте — но для начала надо рассказать, о чём вообще речь.

Вкратце — это оформление семейного союза без привычного официального бракосочетания, но с частичным или полным соответствием законодательных привилегий браку.

Тут есть важный идеологический момент. Традиционно в большинстве стран Европы, включая нашу, государство просто приняло сложившуюся практику брака от церкви и секуляризировало её, заменив священника гражданским служащим. Вместе с этим служащий — и государство в его лице — взяли на себя заботу о семье, морали, традициях. Это казалось логичным для церкви. Однако для европейского государства ХХI века, будем честны, такая функция выглядит несвойственной. Когда чиновник рассказывает о том, кому, с кем и как сожительствовать.

Гражданское партнёрство — это, скорее, способ государства выйти из сложившейся ситуации. Оставив традиционный брак традиционным структурам. Хотите заключать брак как некий вечный союз мужчины и женщины? Идите в церковь. Или в мечеть. Или на капище. Мы не соединяем души, мы фиксируем акты гражданского состояния. Право обозначить свой светский союз как брак при этом тоже можно сохранить — при желании вступающих в него граждан. Не вопрос. Просто оно лишается эксклюзивного лоска.

Недостатки такого подхода:

  • некоторые сторонники однополых браков полагают, что слово «брак» — принципиально для утверждения полного равенства,
  • некоторые поборники традиционных ценностей утверждают, что это — та же легализация однополых браков под другим названием,
  • как правило, встаёт не менее срачегенеративный вопрос доступа однополых (и вообще «нетрадиционных») гражданских партнёрств к парному усыновлению. Так, гражданские партнёрства в Великобритании имеют право на усыновление, а в Венгрии — нет.

Преимущества такого подхода:

  • Государство самоустраняется из частной жизни граждан, оставляя их сексуальные и семейные предпочтения предметом их собственного выбора. В зависимости от конкретной формулировки закона гражданское партнерство может быть доступно разнополым партнёрам, однополым партнёрам и асексуалам (прикиньте, такие тоже бывают). Теоретически государство может решиться даже на одобрение полигамных союзов — хотя это не очень актуально для Европы.
  • Вместе с тем, государство не посягает на традиционное понимание брака. Разные формы добровольных семейных союзов взрослых людей получают равные права перед законом, но люди вправе заключать и привычные браки.
  • Конкретно в наших условиях: не нужно менять Конституцию — достаточно изменения Семейного кодекса, что несопоставимо проще с политической точки зрения. И может быть проделано несопоставимо быстрее.

Более того, такая форма оставляет задел на будущее. Изменять законодательство о гражданском партнёрстве много проще, чем брачное законодательство. Здесь государство не «посягает на традицию», а просто изменяет документ.

Именно этот путь выбрали многие страны Центральной Европы, оказавшиеся в схожей с Украиной ситуации — когда, с одной стороны, общество настроено достаточно традиционалистично, но с другой — государство не хочет выступать в роли «светской церкви», блюстителя традиционной морали и решать, какая семья правильнее другой.

В принципе, этот путь можно и не избирать. Можно остаться с теми странами Европы, которые сохранили «верность традициям». Или присоединиться к тем, кто просто легализировал однополые браки.

Но, по строгому убеждению автора этих строк, именно гражданские партнёрства дают семейному законодательству необходимую гибкость и в достаточной мере удаляют чиновника от семейных дел.

Дальнейший путь

Украинские законы не поспевают ни за европейскими изменениями, ни за украинской же демографией. Мы продолжаем делать вид, что живём нуклеарными семьями, что геев и лесбиянок не существует, что разводы и неполные семьи — исключительные случаи. Хотя это и близко не так.

Привести законы и подзаконные акты в соответствие с реальностью, а не с идеализированными о ней представлениями — задача политиков уже в ближайшее время. Чем дольше с этим тянуть, пряча голову в песок — тем больше будут нарастать противоречия с остальной Европой и внутри нашего же общества. А это не на пользу ни либералам, ни традиционалистам.

''отсканируй
и помоги редакции

'''