Перейти к основному содержанию

Что спросить о хакерских атаках России?

Любим радовать вас переводами разной годноты. Сегодня статья Луизы Менш в NYT о том, что нужно спросить о хакерских атаках России.

Примечание редакции. Мы продолжаем следить за попытками американцев разобраться, насколько Россия влияла на их выборы и влияет на их президента. Предлагаем вашему вниманию перевод материала The New York Times, в котором Луиза Менш (экс-депутат британской Палаты общин от Консервативной партии, ныне работает журналистом в Нью-Йорке) высказывает своё мнение о том, какие вопросы стоило бы задать ряду американских чиновников.

В понедельник Комитет по разведке Палаты представителей США будет проводить своё первое слушание по поводу вмешательства россиян в американские выборы (дата аналогичного рассмотрения в Комитете по разведке Сената пока не назначена). Список первоначальных свидетелей как-то не внушает уверенности по поводу того, насколько эффективным будет это слушание.

На самом деле установить, есть ли связь между кампанией Трампа, хакерскими атаками и Россией, относительно несложно. У меня есть подобный опыт. Когда я была депутатом британского парламента, то работала во временной комиссии, расследующей обвинения во взломе телефонов со стороны сотрудников News Corporation. Сегодня, как живущий в Нью-Йорке журналист (по иронии судьбы, работающий в News Corp.), я внимательно исследовала историю о российском взломе. В ноябре описала, как суд, руководствуясь Актом о негласном наблюдении в целях внешней разведки, выдал ордер, позволяющий ФБР исследовать связи между американскими гражданами, вовлечёнными в кампанию Трампа, с банками российского происхождения.

Так что у меня есть определённое понимание того, как члены парламентского комитета должны действовать в дальнейшем. Если бы я была Адамом Шиффом, возглавляющим демократов комитета, то требовала бы выслушать следующих свидетелей: Картера ПейджаПола МанафортаРичарда БёртаЭрика ПринсаДэна СкавиноБрэда ПарскейлаРоджера СтоунаКори ЛевандовскиБориса ЭпштейнаРудольфа ДжулианиМайкла ФлиннаМайкла Флинна-младшегоФеликса СатераДмитрия РыболовлеваМайкла КоэнаДжека ДорсиМарка ЦукербергаПитера ТиляРоберка и Ребекку МерсерСтивена БэннонаСебастьяна ГоркуМайкла АнтонаДжулию Хан и Стивена Миллера, а также руководство Cambridge Analytica, «Альфа Банка»Silicon Valley Bank и Spectrum Health.

На самом деле стоит послушать ещё намного большее количество, но это был бы неплохой первый шаг. А вот предложения, о чём их спрашивать.

Директора Белого дома по социальным медиа Дэна Скавино:

– Вы твитнули антисемитский мемчик касательно Хиллари Клинтон с аккаунта Дональда Трампа во время выборов. Похоже, источником этого мема был фальшивый аккаунт из российского ботнета. Что вы знаете о фальшивых Twitter-аккаунтах таких российских «партизан», поддерживавших вашего кандидата?

Советника кампании Трампа, бизнесмена Картера Пейджа:

– Вы сказали, что руководство кампании Трампа одобрило ваш июльский визит в Москву, где вы прочли речь. Предоставьте комитету полный список тех, с кем вы пообщались во время поездки, и точно изложите, какие темы обсуждали. Затрагивалась ли, в частности, тема санкций?

– Когда вы встретились с российским послом Сергеем Кисляком во время заседания Республиканского национального конвента, то о чём говорили?

– Когда вы вновь посетили Москву после выборов, то показали там слайды, сравнивающие Рэкса Тиллерсона и Хиллари Клинтон в роли госсекретарей. Но это было до того, как господин Трамп объявил о выборе господина Тиллерсона на эту должность. Кто сообщил вам, что назначен будет именно господин Тиллерсон?

– Стивен Миллер, будучи в статусе спикера кампании, заявил, что Джеф Сешнс собирает вокруг себя специалистов по внешней политике. Как вас пригласили в эту команду? Какую связь вы поддерживали с её главой, господином Сэншнсом?

– Вы когда-либо обсуждали утечки, взломы, данные WikiLeaks, данные электронной почты, похищенные у руководителя кампании Клинтон Джона Подесты, или любую закрытую информацию касательно госпожи Клинтон или лиц, связанных с её кампанией, с любыми россиянами, в США или за их пределами?

– Опишите все и каждое обсуждение финансовых вопросов, которые вели во время кампании с любым лицом касательно продажи 19,5% акций российской государственной компании «Роснефть».

Бывшего сенатора от Алабамы, нынешнего генерального прокурора Джеффа Сешнса:

– Опишите любое, не только личное, общение с российскими гражданами, которое вели во время избирательной кампании. Вы когда-либо обсуждали возможность изменения в политике относительно Украины в обмен на снятие санкций?

– Раскройте полностью содержание ваших бесед с господином Кисляком. Были ли вы осведомлены, что российский посол обвиняется в наборе шпионов?

– Это вы выбрали господина Пейджа советником по международной политике для кампании Трампа? Если не вы, то кто? Почему вы сочли его достойным вашей команды?

– Как вы полагаете, нарушали ли вы закон в ходе кампании? Если да, то как? Знаете ли вы о каких-либо нарушениях закона другими лицами, причастными к кампании Трампа?

– Знали ли вы во время кампании о действующих агентах ФБР и полицейских, которые, по словам Руди Джулиани, Эрика Принса и господина Флинна, «сливали» им информацию? Сообщали ли вы кому-то из причастных, что это противозаконно? Если нет, почему?

– Знали ли вы, что господин Флинн лгал вице-президенту Майку Пенсу о своих контактах с россиянами? Знаете ли вы, что господин Флинн дезинформировал вице-президента Пенса касательно деятельности собственного сына?

– Есть ли у вас какие-то данные, прямые или непрямые, о том, что юрист господина Трампа Майкл Коэн или какие-либо члены его семьи покидали страну для встреч с россиянами в хода кампании? Есть ли у вас данные о том, что господин Коэн, или любое другое связанное с Трампом лицо, напрямую или через связанные компании оплачивал деятельность хакеров или российских ботнетов?

7 ноября я сообщила, что мои источники рассказали мне о существовании ордера по Акту о негласном наблюдении в целях внешней разведки против двух российских банков. Этот ордер разрешал собирать и просматривать сообщения американских граждан в процессе расследования. Я не утверждала, что существуют какие-то записи или что мне известно о подобном.

Это очень важно. Если твит господина Трампа о том, что Трамп-тауэр прослушивали по приказу президента Барака Обамы, ложный, то господин Трамп виновен в клевете. Однако же если это правда, то он вскрыл существование перехвата разговоров скрытых членов его команды в рамках идущего расследования. А это уже препятствование правосудию, что также достаточное основание для импичмента.

Очень важно и «обрамление» вопросов комитета. Согласно закону, свидетели не могут подтвердить или опровергнуть существование текущего расследования по вопросам нацбезопасности. Само упоминание ордера по Акту позволит господину Сешнсу избежать ответов, лишь заявив, что он воздерживается от комментариев. Соответственно, члены комитета должны избегать его упоминания. Я просто задала бы господину Сешнсу такой вопрос:

– Как вы думаете, нарушал ли твит президента о прослушивании Трамп-тауэр закон? Если да, то кому вы сообщили об этом нарушении закона?

– Насколько вам известно, нарушило ли какое-то лицо закон, информируя президента о прослушивании Трамп-тауэр?

Нежелание президента отвечать на вопросы о контактах между членами его избирательного штаба и российскими чиновниками и весь узор взаимоисключающих и уводящих от истины заявлений токсичны. Никогда ещё в истории США президент не подозревался в сотрудничестве с враждебной иностранной силой для победы на выборах. Основатели создали три равные ветви власти для защиты республики. Теперь американский народ полагается на комитет Палаты представителей, который должен сделать свою работу и раскрыть истину.

Перевод Виктора Трегубова.

Источник: The New York Times.

''''