Перейти к основному содержанию

Идеология Новой Украины: разбор завалов начинается

Сложно, но как-то справитесь

Проведём теперь анализ идеологий, попавших в наш список из 3-й части.

Социально-политические отношения

Анархизм (от греч. anarchia — безначалие, безвластие), как самый радикальный вид идеологии, отвергает не только государство как властный орган, но выступает в идеале вообще против всех видов иерархического управления. С его точки зрения отношения между индивидом, с одной стороны, группами и обществом, с другой, должны строиться на принципах индивидуальной свободы, добровольного сотрудничества и свободного договора. При отношениях группа-группа и группа-общество, предлагается кооперативные и федеративные формы сотрудничества, структуры открытого типа.

Вся организация общества строится «снизу вверх», без малейшего принуждения, которое, по мнению анархистов, присуще всякой иерархии — организационной структуре, которая воплощает и реализует власть. Свободная ассоциация — вот краеугольный камень анархического общества. Эти ассоциации управлялись бы общим собранием всех участников, основанным на широкой дискуссии, дебатах, и общественных противоречиях между равными, то есть не подразумевается некоего рода идиллическое состояние вечной гармонии, где все всегда согласны друг с другом. Л.Галлеане утверждал: «Разногласия и трения между людьми будут существовать всегда. Фактически они — необходимое условие бесконечного прогресса».

Такие ассоциации, основанные в соответствии со свободным соглашением, также свободно объединяются друг с другом в конфедерации, которые управлялись бы снизу, решениями собраний первичных групп. Были бы регулярные местные, региональные и национальные конференции, конгрессы, на которых обсуждались бы все важные разногласия и проблемы, затрагивающие участвующие в конфедерации коллективы. При необходимости координировать и управлять решениями собраний формировались бы комитеты действия. В отличие от представительной системы, власть не делегируется в руки избранных. Напротив, любой делегат конференции, конгресса или комитета — просто рупор для передачи мнения ассоциации, которая его выбрала. Все они выбирались бы на строго ограниченное время и имели бы фиксированный мандат — то есть они были бы не вправе принимать решения за людей, которые их делегировали. Они могли быть мгновенно отозваны, чтобы гарантировать, что они выражают мнение своих избирателей, а не своё собственное.

Такая организация общества уничтожит иерархию во всех аспектах жизни, потому что всё решают люди в основе организации, а не их делегаты. Только эта форма организации может заменить правительство (власть избранных) анархией (власть всех). Такая форма организации существовала бы во всех сферах, где требуется групповая работа и координация многих людей. Это значило бы, как сказал Бакунин, «объединение людей в структуры, которые они смогли бы понять и проконтролировать».

Либерализм (от лат. liberalis — свободный), как философское и общественно- политическое течение, провозглашает незыблемость прав и личных свобод человека. Его суть — стремление к свободе человеческого духа от стеснений, налагаемых религией, традицией, государством и т.д. Коренное отличие от анархизма — как это достигается. Либерализм вводит понятия гражданских прав и политических свобод и увязывает их с регулированием их пределов через теорию общественного договора и концепцию правового государства. Законы издаются с согласия общества для его блага и защиты общественных норм, и все подчиняются этим законам. Каждый индивид получает юридически закреплённый правовой статус, определяющий его положение в государстве и обществе. Все отношения в связках индивид-группа-общество регулируются законодательно — «Свобода человека в обществе заключается в том, что он не подчиняется никакой другой законодательной власти, кроме той, которая установлена по согласию в государстве, и не находится в подчинении чьей-либо воли, и не ограничен каким-либо законом, за исключением тех, которые будут установлены этим законодательным органом в соответствии с оказанным ему доверием» (Дж. Локк).

 

Согласно либерализму, государственная власть существует только для работы во благо граждан, она выступает гарантом соблюдения прав и свобод граждан. При этом предполагается равенство всех перед законом вне зависимости от их богатства, положения и влияния. Руководство государством может осуществляться только на основе общественного консенсуса через систему представительной демократии, когда воля большинства и способность избранных представителей, осуществляющих власть, ограничены во имя защиты прав меньшинства и свобод отдельных граждан. Таким образом, основополагающие значения приобретают конституционализм, парламентаризм и демократия. Либерализм не боится государства, не воспринимает его как враждебную, угрожающую силу, а старается максимально использовать позитивный ресурс, которым обладает легитимная власть, избранная народом и опирающаяся на его поддержку.

С течением времени взгляды либерализма на отношения «власть-личность» значительно менялись. От начальных идей Д.Милля — «Единственная цель, которая служит оправданием для вмешательства одних людей, индивидуально или коллективно, в деятельность других людей, — это самозащита. Проявлять власть над членом цивилизованного общества против его воли допустимо только с целью предотвращения вреда другим» — социал-либерализм, через теорию справедливости Дж.Ролза, пришёл к заключению, что государство должно использовать свою власть для восстановления социальной справедливости. Более современный неолиберализм в какой-то мере возвращается к истокам, ставя все типы общественных связей на рыночные «рельсы», где все формы социальных отношений рассматриваются как виды субрыночной конкуренции. Товаром теперь может быть всё что угодно: знания, умения, земля, завод, рабочая сила, новая идея и т.д. Все отношения между людьми сводятся к товарно-денежным отношениям. Государство при этом обеспечивает минимальную социальную защиту людям, не по своей вине оказавшимся в трудном положении, задача обеспечения основных социальных прав человека при этом не ставится.

Либертарианство (от лат. libertas — «свобода»), отпочковавшись от анархизма (именно анархисты ввели в обиход этот термин), но при этом называемое крайней формой либерализма, стремится пройти между Сциллой анархизма и Харибдой либерализма. Основными принципам этой идеологии считается индивидуализм, права личности, спонтанный порядок, свободный рынок. Представители либертарианства стремятся максимизировать политическую свободу и автономию, подчёркивая свободу выбора, добровольное объединение, индивидуальное суждение и самостоятельность.

«Каждый владеет самим собой. Никто не имеет власти над моими правами и свободой и я не имею власти над правами и свободой других» (Р.Овертон). Именно этот принцип, по мнению либертарианцев, лежит в основе человеческого общества.

Они разделяют опасения по отношению к государственной власти, но признают её необходимость в неких минимальных объёмах. Вот как об этом говорится в «Уложении о принципах» Либертарианской партии США: «Мы утверждаем, что всякая личность имеет право единолично распоряжаться собственной жизнью и право на образ жизни по своему выбору, пока она не вмешивается насильственно в право других на образ жизни по их выбору… Мы… утверждаем, что там, где существуют правительства, они не должны подвергать насилию права какой бы то ни было личности… Единственной целью правительства является защита индивидуальных прав».

 

Основываясь на естественном праве (данном от рождения), в связке индивид-индивид либертарианство провозглашает принцип добровольности, любое «агрессивное насилие» в адрес другого лица или его имущества является нелегитимным. Защита от таких действий осуществляется или через самооборону, или судебную систему (как часть минимальных обязанностей государства), или некие частные охранные фирмы. Отношения индивид-группа, группа-группа строятся как добровольный контракт, свободный выбор, с возможным участием государства как гаранта. Для связки индивид-общество оно никоим образом не может своим членам навязывать какие-то политические, религиозные, морально-этические и другие взгляды. При таких отношениях государство выступает как сервисная организация. Государство должно ограничиться созданием общих правил, развивать услуги, полезные для общества, но которые не могут быть эффективно реализовано частным сектором, и делать то, что является естественной монополией. Если та или иная деятельность может эффективно осуществляться частным сектором в конкурентных условиях, её необходимо выводить из функционала государства. Только такое минимальное государство и может быть оправданным, без нарушения права свободы.

Важнейшим принципом либертарианства является верховенство права, но не как законодательство, а как накопленная система правил, родившаяся и развивающаяся в процессе урегулирования споров и конфликтов. Это приводит к принятию частного права, которое у Ф.Хайека превалирует над публичным, появлению частных контрактных юрисдикций — социальных институтов, основанных на соглашении сторон и признаваемых государственной властью. Демократия при этом, в отличие от свободы, является не целью общества, а всего лишь средством защиты этой свободы. Всю социальную поддержку малоимущих слоёв, неминуемо возникающих при таких суперрыночных отношениях, предлагается осуществлять за счёт благотворительности.

Продвигаясь дальше в минимизации вмешательства общества и государства, либертарианство практически сливается с анархо-капитализмом, более того, одни и те же его сторонники называют себя и так, и так. Апологет современного либертарианства М.Ротбард признавал, что нужно или отвергнуть принцип невмешательства (laissez-faire) или принять индивидуалистский анархизм (занятно, что стоящее на другом идеологическом «крае» левое ответвление либертарианство тесно переплетается с анархо-коммунизмом, что только подчёркивает единые корни этих двух течений).

В отношении политической организации общества взгляды варьируются от широкого внедрения элементов прямой демократии, к федеративному и конфедеративному устройству, и вплоть до свободного выбора правительства — панархии. Эта идея была введена в обиход П. де Пюидом, который применил концепцию невмешательства к праву человека выбирать любую форму правления. Это иногда описывается как «экстерриториальная» форма правления, так как правительства часто будут обслуживать несмежные участки. Он писал: «Каждый в этом деле сам себе судья, и решает он исходя из личных предпочтений. .... Потому я требую, ради блага каждого человека, свободы объединения по предпочтениям и свободы деятельности по способностям. То есть полную свободу выбирать, в каких политических условиях жить и ничего более».

 

Социальная демократия (от лат. socialis «товарищеский, общественный» и др. — греч. δημοκρατία «народовластие»), прошла через ряд существенных коррекций своей идеологической основы с момента расхождения с марксистским социализмом. Она провозглашает свободу, справедливость и солидарность своими главными постулатами. Долгосрочной целью является строительство социализма, но через улучшение капиталистической системы путём мирного реформирования и развития демократии, так сказать, путём очеловечивания. Во главу угла были поставлены идеи справедливости, солидарности и равенства. Такой подход означает существенное вмешательство государства, законодательное или через средства принуждения, в связки индивид-общество и группа-общество через перераспределение общественных благ, борьбу с социальным неравенством. Всё это ведёт к попытке построения общества социальной справедливости через превышение интересов общества над интересами группы и личности. В связке индивидуум-группа социал-демократия поддерживает права на ведение коллективных переговоров для принятия совместного решения всеми заинтересованными сторонами, более широкому участию работников наёмного труда в решении вопросов труда и жизни. Социальное перераспределение (ради справедливости), в основном, организовано через систему занятости. Система социального обеспечения ориентирована на солидарное сглаживание жизненных рисков.

Отношения с властью характеризуются применением представительной демократии и демократии участия, что означает широкое участие избирателей в управлении и функционировании политических систем.

Добившись существенных успехов в создании государства благосостояния во многих странах Западной Европы, социал-демократия вошла в глубокий кризис в конце 70-х. Он был связан с широким распространением «нового индивидуализма» из-за сокращения традиционного рабочего класса в социальной структуре общества в эпоху постиндустриализма и появлением новых средних слоёв «белых воротничков». Эти изменения наиболее ярко выразила М. Тэтчер: «Такой вещи, как общество, не существует. Есть отдельные мужчины, отдельные женщины, и есть семьи».

В отличие от своих догматических собратьев из лагеря демократического социализма, социал-демократия нашла в себе силы пересмотреть свои идеологические построения и в их обиход прочно входят принципы либерализма. Как заявил один из теоретиков «модернизации» Т.Майер, «социалистические ценности не направлены на вытеснение индивидуальности в угоду коллективным формам жизни» и, что «следует искать «новые формы соединения коллективных действий и шансов индивидуального действия».

Наиболее существенным изменением новой парадигмы социал-демократии следует считать отказ от постепенной трансформации капиталистического общества в социалистическое. Также модернизированная версия предполагает снижение уровня вмешательства государства в общественные и социальные отношения. Это влечёт за собой изменение отношения в связке индивид-группа-общество на нахождение взаимовыгодного баланса между индивидуальными и общественными интересами. От равенства и справедливости для всех она перешла к равенству возможностей и справедливости шансов. Признавая важность индивидуальных стремлений и усилий, современная социал-демократия считает, что это требует большей индивидуальной ответственности. Немалое количество людей может быть к этому не готово, поэтому социальная роль государства в случае, когда человек реально не может повлиять на жизненную ситуацию, всё ещё должна оставаться значительной.

Продолжение следует

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

Свобода хороша, но её надо укреплять

Это не сферическая Украина в вакууме, а настоящая

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!