Перейти к основному содержанию

Индия, Пакистан, Кашмир. Как, чем и почему играются ядерные державы

Кто у нас тут воевать собрался? Правильно, две ядерные державы с полным разбросом по идеологии, религии и подходом к внешней политики. Сегодня в эфире Индия и Пакистан.

Воевать из-за куска земли в XXI веке — довольно унылое и дорогое занятие. Впрочем, исключения всегда найдутся: пока РФ пытается раздуть из своих глиняных ног подобие имперских сапог, на юге Азии расцвёл старый и вполне привычный конфликт. Индия и Пакистан давненько борются за Кашмир, с обеих сторон торчат ядерные ракеты, дело уже дошло до авиаударов. Давайте разберёмся в ситуации и сравним некоторые моменты с украинскими реалиями.

Что вообще происходит?

14 февраля в Индии произошёл теракт. Смертник унёс жизни 46 солдат, подорвав проезжающий конвой. Ответственность за взрыв на себя взяла организация «Джаиш-э-Мухаммад», которая открыто выступает за присоединение проблемного региона к Пакистану. Индия вдогонку обвинила нерадивых соседей не только в поддержке преступников, но и в причастности к организации конкретного теракта.

Определённый смысл в претензиях Индии к пакистанским властям существует. Упомянутая организация официально запрещена на территории родного государства. Тем не менее, формальная помеха не мешает террористам спокойно нападать на спорные земли, приходя именно со стороны Пакистана. Не берусь судить, но наигранная наивность Исламабада мне очень напоминает якобы невинные фразы российских чиновников об отпускниках-«ихтамнетах» и любом «военторге».

Так что Пакистан выслушал обвинения и потребовал доказательств, вместо предоставления которых Индия решилась на воистину отважный и безумный шаг. 26 февраля были испытаны новые ракеты класса «земля – воздух». Насладившись хорошими показателями оружия, Индия решилась применить силу и за пределами полигона. Уже 27 февраля спорная территория подверглась бомбардировке с воздуха. По словам командиров операции, целью обстрела был лагерь той самой террористической группировки.

"

Пакистан взвыл о нарушении правил и законов, хотя на деле мог бы просто поблагодарить соседей за зачистку опасной группировки. Как-никак, если Исламабад не имеет никакого отношения к незаконным формированиям, обстрелы избавили его от лишней мороки — действительно, не может ведь запрещённая в Пакистане организация воевать исключительно с индийцами? Дать дипломатическую пощёчину мусульмане тоже не успели: пока они отзывали своего посла, его индийский коллега уже давно сидел дома и наблюдал за развитием событий разве что по телевизору.

Несчастные жертвы обстрела так запротестовали, что сбили два индийских истребителя. Видимо, крокодильи слезы вытирали пультом от пусковой установки.

Откуда взялись «ихтамнеты»?

Террористы, воюющие на стороне Пакистана, но формально не защищающие его интересы, законспирированы чуть менее чем на 0%. Логическая цепочка выглядит так: «Джаиш-э-Мухаммад» – «Харакат уль-Муджахидин» – «Харкат-уль-Джихад-аль-Исламия». Первый клуб мирных интеллигентов представляет интересы Пакистана в нынешнем Кашмире, его прародитель ещё в 1985 году боролся с советскими оккупантами в Афганистане. Что символично, начинает цепочку более мощная организация «Харкат-уль-Джихад-аль-Исламия», которая была основным костяком пакистанских военных в борьбе с СССР. В общем, курс выдержан довольно удачно, проследить логическую цепочку можно ещё до 1984 года.

Первое громкое заявление от «Джаиш-э-Мухаммад» прозвучало в 1999 году; жертвами стали именно индийцы. Тогда террористы прошли процедуру ребрендинга, выторговав шестерых заключённых в обмен на самолёт Indian Airlines с пассажирами на борту. Одним из людей, досрочно вышедших на свободу, был Масуд Азхар — нынешний лидер и главный идеолог группировки. Что любопытно, помогали террористам как пакистанские чиновники, так и афганские талибы, принявшие самолёт на время переговоров. Забавный симбиоз. Дружба продолжилась и в 2001 году: тогда боевики «Армии Бога» («Лашкаре-Тайба») помогли собратьям напасть на индийский парламент.

В 2008 году «Джаиш-э-Мухаммад» пыталась завоевать внимание общественности любой ценой: террористы запланировали взрыв синагоги в далёком Нью-Йорке, в том же году американской авиации угрожали «стингерами». К счастью для всей планеты, у боевиков ничего не получилось. Тем не менее, делать удивлённые глаза уже не хочется. Ведь направление, в котором работает группировка, вполне совпадает с идейной линией официальной власти Пакистана.

Что, они вот так вот взяли и напали? Как непривычно. Ну надо же! Особенно на фоне того, что Пакистан даже своё участие в Каргильской войне отрицал — куда там скромному теракту?!

Неистовое рвение фанатиков вполне понятно, ведь на фоне грызни двух государств теряется важный ингредиент ядерного коктейля. Стороны конфликта разделены религией. В Пакистане, как можно было догадаться, сосредоточены мусульмане, а в Индии (что логично) — индуисты. Сам Кашмир более чем наполовину (60%) наполнен именно сторонниками ислама. Впрочем, если у боевика «ДэМ» дрогнет рука, его подменит бизнес-побратим из «Армии Бога», которая весной 2000 года уже убивала и индуистов, и сикхов.

Распря выглядит как нельзя более остро, особенно когда за спинами воюющих проглядываются очертания ракет. Собственно, теперь к ним, родимым, и переметнёмся.

Какими кулаками машут?

В поисках полезной информации наткнулся на ресурс The Times of India, статьёй которого и поделюсь вкратце. Издание заявляет, что у Пакистана насчитывается от 140 до 150 боеголовок. Силы примерно равны — к примеру, индийская сторона сможет показать от 130 до 140 зарядов. Данные за прошлый год, но ядерное оружие обычно почкованием не размножается, так что для общего представления информации хватит.

Не спешите вестись на искусанные локти издания. Индия тоже не лыком шита. 26 февраля местные военные успешно протестировали ракеты класса «земля – воздух», смачно пульнув сразу двумя поделками и помахав кулачком противнику. Пакистан скромно молчит, а соседи тихо седеют — кажется, детишкам игра ещё не надоела.

Чтобы вы понимали масштаб арсенала, до окончательного подписания Будапештского меморандума Украина владела 176 баллистическими ракетами, а также ядерными боеприпасами. Попробуйте представить, как Закарпатская и Донецкая области поделили арсенал и начали тыкать им друг друга в лицо — браво, вы наблюдатель международных организаций. Если же области начали друг друга обстреливать, а вы следите за этим процессом, стоя в центре Киева… Кажется, теперь вы отлично понимаете жителей Кашмира.

Пугает, что на полёт к ближайшему соседу нынешним «индийским сюрпризам» понадобится лишь несколько минут. Столько же времени потратит и Пакистан, если это понадобится. Делаем скидку на скорость реакции, получаем довольно плохо пахнущий конфликт со всеми шансами на пришествие ядерной зимы.

Как так получилось?

Так сложилось исторически, что в 1947 году на глобусе выросла новая страна — Пакистан. Новичок быстро освоился и научился жевать, положив глаз именно на Кашмир. Мусульманам повезло, что региону как раз предоставили свободу выбора — и теперь местные жители исключительно страдают от последствий неграмотного курса, избранного местной властью в те годы. В момент освобождения от британского ига кашмирский махараджа долго не мог придумать, к какой близлежащей стране лучше примкнуть. Пока старейшины определились, Индия и Пакистан успели разругаться и перейти к активным боевым действиям. Мирные соглашения подписывались и нарушались, страны тайком гадили друг другу в тапки, но агентура террористов в Кашмире своё дело точно знала.

Примером несколько гибридной идеологии может служить упомянутая в тексте Каргильская война. Она началась и завершилась в 1999 году. Для начала Пакистан «помирился» с Индией — был подписан ряд документов о совместном развитии и ограничении использования ядерного оружия. Но партизанские отряды с индийской части Кашмира никто забирать не спешил. Линия, по которой формально делится штат, регулярно подвергалась бомбардировке с обеих сторон. Собственно говоря, вскоре после начала боевых действий война прекратилась и не изменила в жизни двух государств абсолютно ничего. 357 убитых со стороны Пакистана, 527 — у соседей. И никаких изменений в расстановке сил.

В нынешнем формате конфликта заинтересован Пакистан; запрещённые организации продолжают либо переманивать, либо запугивать жителей Кашмира. Также борьба двух стран играет на руку талибам и ИГ: пока между Пакистаном и Индией нечем дышать, главные террористы могут расслабиться. Как-никак, эта борьба мешает нападениям на самый очаг террористов, а именно — на базы этих организаций. Те, наверное, каждый день открывают шампанское и пьют за здоровье Масуда Азхара.

На что надеяться и как воспринимать?

Надеяться — только на удачное стечение обстоятельств и постепенный переход к диалогу. Сами знаете, что эта красивая фраза часто используется для отмазки, потому вердикт такой: надеяться не на что. Ситуацией никто, кроме самих участников, не руководит. Потому переходим ко второй части подпункта — и на этом завершаем культурную программу.

Как вы слыхали на уроках ОБЖ, ядерное оружие по утрам крайне вредно для здоровья. Однако такая нервозная ситуация весьма полезна в наших условиях. На примере Индии и Пакистана мы можем увидеть, как отдалённые страны реагируют на аннексию Крыма, а также частичную оккупацию Донбасса войсками РФ. Кто-то поймёт наше рвение, другие взвоют: «Отдайте им всё, что просят, нам не хочется рисковать». Вы тоже могли поймать себя на такой мысли. Но лучше гоните прочь такие концепции, ведь кто, как не мы, поймёт жителей Кашмира? Правильно, лучше никто не справится. И сливать кусок территории с прицелом на грядущую зачистку — это как-то по-российски.

Оценивать действия сторон также приходится с невероятной осторожностью. Во времена противостояния СССР и США первые помогали именно Индии, а Белый дом прикрывал Пакистан. Во времена последних конфликтов список консультаций распределялся таким же образом — только вместо СССР с индийцами общалась РФ. «Хо-хо, всё понятно», — скажете вы, и абсолютно зря. Возможно, бэк имеет свои свойства и немного затмевает реальность, но в 2015 году именно Пакистан выдал масштабный заказ российской компании, поручив ей строительство газопровода из Карачи в Лахор. Трубы протянутся на 1,1 тыс. км, это позволит инвесторам прокачивать до 12,4 млрд кубометров газа в год. Проект завершится лишь в 2020 году, а пользоваться газопроводом партнёры будут ещё 25 лет. Так что, увы, отсюда интересы Москвы никуда не исчезали.

Давайте просто понадеемся, что ракеты остынут и никуда не взлетят.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции

''