Перейти к основному содержанию

Интернет на службе Кремля

Даже Кремль понимает, что будущее войны не на кончике ядерной боеголовки, а в киберпространстве

Давно ушёл в прошлое классический сценарий развития событий эпохи «холодной войны» — вооружённое нападение РФ на членов НАТО или ЕС. Все понимают, что при нынешнем балансе ядерного вооружения это приведёт к глобальному обнулению человеческой расы на планете Земля. Но противостояние между Россией и остальным цивилизованным миром никуда не делось, оно лишь приняло другие формы. Это признаёт и новая российская военная доктрина, которую глава Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов прокомментировал так: «Изменились сами правила войны». А замдиректора департамента новых вызовов и угроз МИД РФ А.Крутицких выразился конкретнее: «Мы не станем применять ядерное оружие — это апокалиптическое оружие. Но когда мы имеем миллионы хакерских атак на наши деньги, на наши частные компьютеры, это значит, что налицо новая форма и новый уровень конфронтации».

Кремль оценил возможности киберпространства и развязал в Интернете настоящую войну. Кибервойна в один миг превратилась в новую угрозу для цивилизации. Тактические цели России разные — расколоть ЕС и США изнутри, изменить там политический расклад, получить доступ к секретным сведениям о военной структуре НАТО и так далее, но стратегическая цель одна — тотальный контроль над политическими и экономическими процессами в странах, которые затрагивают интересы России.

Проявления российского кибертерроризма, а именно так надо трактовать использование компьютерных коммуникаций для достижения своих целей, мы видим на каждом шагу. Это и продвижение идеи независимости Техаса и Калифорнии через подложные российские страницы в Facebook, и поощрение сепаратизма в Каталонии и Шотландии, и взлом российской разведкой переписки Демократической партии США. Фейковые российские аккаунты в Facebook в США и Европе подогревают разногласия между сторонниками как правых, так и левых идей, настраивая их против собственных правительств. Основная идея такой подрывной работы в социальных сетях — посеять недоверие к институтам государственной власти, нивелировать их легитимность, создать общественное мнение о естественности разделения государств-членов ЕС и США по национальному, религиозному или любому другому признаку, подготовив таким образом их распад. Как считают кремлёвские идеологи, продвижение идей независимой Каталонии, Шотландии, Техаса и Калифорнии спровоцирует обострение внутренних противоречий в ЕС и НАТО, повысит их уязвимость, что создаёт реальные предпосылки к их расколу.

Фактически Россия сейчас тестирует свой кибер- и прочий «гибридный» потенциал, оттачивая его на таких странах, как Украина. Кибератака российских хакеров в июне 2017 года против объектов критической инфраструктуры в Украине уже продемонстрировала свою результативность в создании коллапса в банковской, энергетической, социальной сферах отдельно взятой страны. К счастью, тогда удалось избежать гибели людей, чрезвычайных ситуаций, связанных с нарушением работы систем мониторинга радиации на Чернобыльской АЭС, нарушений энергоснабжения населения. Но нет никакой уверенности, что российское руководство рано или поздно не захочет испытать в полном объёме устойчивость Европы и США перед «гибридной войной». «Цифровой Перл-Харбор», то есть хакерская атака на ключевую инфраструктуру целого государства — электросети, системы нефте- и газотранспортировки, водопровод, средства связи — становится суровой реальностью.

Уже сейчас цели и направления российской киберугрозы стремительно меняются: от хищения данных и атак, призванных вызвать сбои компьютеров, упор делается на попытки проникнуть в оборонные информационные системы или получение доступа к компьютерным сетям таких организаций, как воздушные диспетчерские службы, финансовые структуры и службы коммунальных услуг.

И неудивительно, что в последние годы во всём мире многократно увеличилось количество инцидентов, связанных с кибершпионажем и компьютерными атаками на важные объекты национальных инфраструктур, к причастности к которым обвиняют Россию.

Один из самых громких инцидентов произошёл ещё в апреле 2007 года, когда эстонские власти обвинили Россию в проведении серии кибератак, обрушивших сайты и информационные сети таких государственных институтов, как администрация президента, министерства, парламент и полиция, а также веб-ресурсы политических партий. Кроме того, объектами атак стали новостные порталы и банки.

В начале января 2015 года хакеры из «Кибер-Беркута» совершили атаку на веб-сайты Бундестага и Ведомства федерального канцлера Германии и на несколько часов парализовали их работу. Позднее они объяснили, что совершили кибератаку потому, что Германия оказывала финансовую поддержку украинскому правительству.

В мае 2015 года неизвестные хакеры с помощью вирусной программы атаковали базу данных Бундестага и завладели полными правами администраторов над всеми компьютерами немецкого парламента, а также логинами всех депутатов и работников. По информации немецкого таблоида Bild, в хакерской атаке был использован тот же компьютерный вирус, с помощью которого в начале апреля того же года было совершено нападение на французский телеканал TV5, в результате которого работа канала была парализована на несколько дней. В американской компании FireEye, специализирующейся на компьютерной безопасности, полагают, что за кибератакой стояли хакеры из России, имевшие прямое отношение к российским властям. В пользу этой точки зрения, к примеру, говорит тот факт, что программный код был написан на кириллической клавиатуре, а время совершения атаки полностью совпадает с привычными часами работы в офисах Москвы и Санкт-Петербурга.

В январе 2016 года пропутинская сетевая группа Evacuation Squad взяла на себя ответственность за сообщения о бомбах, якобы заложенных в школах Великобритании и Франции. В их твите на российском домене .ru было размещено следующее заявление: «Мы делаем то, что мы делаем, по нескольким причинам. Мы ненавидим американское правительство, мы ненавидим любую власть и ЛЮБИМ устраивать переполох». И хотя полиция не нашла свидетельств о подозрительных устройствах, шесть престижных школ Парижа и 14 — в Вест-Мидлендс, Лондоне и Корнуолле были эвакуированы. В ходе досмотра в школах в профиле Twitter @Ev4cuati0nSquad появились твиты с фотографиями зловеще ухмыляющегося Путина и фрагментом флага, ассоциирующегося с исламистской группировкой «Хизбалла».

Во время президентских выборов 2016 года и после них американские разведслужбы пришли к выводу, что хакеры, работающие на российское правительство, использовали кибератаки, чтобы подорвать позиции кандидата от демократов Хиллари Клинтон и повысить шансы республиканского кандидата Дональда Трампа. В феврале 2018 года спецпрокурор США Роберт Мюллер передал в суд 37-страничный документ с подробными доказательствами вмешательства как минимум 13 россиян и трёх российских компаний в процесс американского волеизъявления.

В июне 2017 года в Украине началась атака вируса NotPetya, в результате которой в стране были выведены из строя компьютеры в частных и государственных организациях и банках. Затем атака распространилась по всей Европе и остальному миру, нарушив работу портов, фабрик и офисов и нанеся ущерб на миллиарды долларов. В организации кибератаки Белый дом вслед за Великобританией обвинил Россию.

И ещё красноречивый факт — по данным Центра по проблемам хищения персональных данных США (Identity Theft Center), только в 2017 году произошло более 700 случаев утечки, когда частная информация стала абсолютно публичной. По оценкам американских экспертов, «российский» след здесь просматривается очень отчётливо.

По динамике и характеру киберпреступлений мы видим, что усилия российских хакеров и их кремлёвских кураторов концентрируются на внедрении «троянов» и других вредоносных программ для передачи данных, незаметных пользователю персонального компьютера, что делает миллионы электронных вычислительных машин этакими «киберсолдатами», которые при нажатии одной клавиши одновременно начинают атаку. Как утверждает Джеймс Льюис, директор программы стратегических технологий в Центре стратегических и международных исследований, одна из новых предпочтительных тактик Москвы — снабжать организованные преступные группировки сложными средствами для проведения хакерского взлома и вирусами и нанимать их для проведения операций против противников или для так называемых «атак под чужим флагом», чтобы затруднить определение того, от кого она исходит.

Но информационная агрессия России не ограничивается только хакерскими атаками, скорее они составляют лишь отдельную стратегическую линию. Распространение российской пропаганды на страны западной демократии, попавшие в сферу интересов Кремля — вот одно из главных направлений инфовойн.

В январе 2018 года еврокомиссар по безопасности Джулиан Кинг в своей статье, опубликованной в немецкой газете Die Welt, напрямую обвинил российское правительство в целенаправленном распространении в Европе дезинформации: «Российские военные используют интернет как новое поле боя, применяя в качестве оружия ложную информацию».

В этом аспекте интересны результаты исследований воздействия российской пропаганды на жителей Украины, проведённых доцентами кафедры политологии Нью-Йоркского университета Леонидом Пейсахиным и Артурасом Розенасом и опубликованных американским изданием The Washington Post. Изучив кампанию по распространению по российскому телевидению дезинформации о событиях в Украине в 2014 году, они пришли к выводу, что транслируемая по российскому ТВ пропаганда хотя и несущественно повлияла на результаты голосования по избирательным округам, но спровоцировала политический раскол в Украине, доводя людей по ту и другую сторону политического спектра до крайностей. Исходя из этого, авторы исследования высказывают предположение, что вмешательство России в президентские выборы в США в 2016 году имело целью не только побудить избирателей голосовать за Трампа, но и спровоцировать политический раскол в стране, посеять неверие в кандидатов в президенты и политическую систему США в целом.

Недооценка возможностей российской киберагрессии очень опасна, ведь на каком-то этапе российские скрытые кибератаки против западных стран могут привести к гражданским жертвам и потенциально перерасти в военное противостояние в реальном мире. Современная военная доктрина России, например, предусматривает будущие конфликты, при которых война не объявляется вообще: вместо этого агрессия развивается по скользящей шкале. К сожалению, западные правительства слишком медленно осознают степень, в которой киберпространство изменило само понятие войны.

Конечно, нельзя сказать, что Запад совсем не реагирует на киберугрозы со стороны России.

Генерал Кит Александер, начальник нового штаба Киберкомандования США, по совместительству руководитель Управления национальной безопасности США, ведающего кибершпионажем, недвусмысленно заявил, что «США будут реагировать на атаки, исходящие с компьютеров, точно так же, как на другие нападения. Новая доктрина Пентагона призывает приравнять киберпространство к таким театрам военных действий, как воздух, суша, вода и космос, а также укрепить кибероборону государственных ведомств и частного сектора».

Но, несмотря на объявление президентом США защиты компьютерных сетей национальным приоритетом, по мнению влиятельной The Washington Post, федеральное правительство все ещё медлит с ключевыми вопросами о том, как защитить свои компьютерные системы, а также частные сети, которые считаются критически важными для безопасности США. Американские критики также утверждают, что чиновники не смягчили должным образом опасений безопасности и не определили масштабов, в которых правительство должно регулировать частный сектор или сотрудничать с ним, чтобы гарантировать, что телекоммуникационные фирмы, электроэнергетические системы и другие важные отрасли промышленности защищены от хакеров.

Все вышесказанное лишь подчёркивает уязвимость компьютерного мира. Всё — от безопасности полётов и интернет-банкинга до электронных писем и социальных сетей может находиться под прицелом российских специалистов по кибератакам и агрессивной пропаганде.

И Европа вместе с США должны полностью оценить эту сторону российской угрозы и бросить все ресурсы на бескомпромиссную борьбу с такими проявлениями «гибридной» информационной войны со стороны России, как попытки с помощью фейковых новостей манипулировать общественным мнением, онлайн-пропаганда, хакерские атаки, распространение компьютерных вирусов.

''отсканируй
и помоги редакции

'''