Перейти к основному содержанию

Постовые в Интернете

Депутаты хотят отрегулировать Интернет. Интернет хочет отрегулировать депутатов. Разбираемся

Из офисов медиа-правозащитников доносится стон и запах горелой обивки: в Верховную Раду попали два законопроекта по регулировке Интернета методом блокировки неблагонадёжных сайтов. В досудебном порядке.

Дорогая редакция «Петра и Мазепы» вновь оказалась в ситуации, в которой неясно, кого поддержать. Стороны конфликта опять ведут идеологический спор тогда, когда нужно оценить практические плюсы и минусы.

Попробуем сделать это сами.

Что предлагается?

Предлагается немного зарегулировать Интернет.

Есть два сту… простите, законопроекта — № 6676 и № 6688. Оба, по замыслу авторов, должны укрепить информационную безопасность страны. Во многом они совпадают. Среди авторов обоих засветился народный депутат Иван Винник (БПП).

Если вычленить суть, законопроекты предлагают ввести возможность временного блокирования интернет-ресурсов в досудебном порядке по решению следственного судьи или прокурора. В случае отказа выполнять такое решение провайдеров сильно штрафуют, в пределах 1–5% годового дохода. Дохода, не прибыли. По законопроекту № 6676 предполагается блокировка от двух дней (в досудебном режиме) до двух месяцев (в судебном), законопроект № 6688 не ограничивает сроки.

Понятно, что эти законопроекты встроены в общую линию ужесточения органами нацбезопасности контроля над информационным пространством Украины. Само ужесточение, скажем так, вполне естественно и ожидаемое: война, блин, да ещё и гибридная.

Однако в данном случае, возможно, переборщили.

В чём проблема?

Начнём с простого: законопроекты предлагают судье и следователю решать, что смотреть и читать украинцам. Не все с этим согласны.

Во-первых, насколько это вообще допустимо — вопрос глубоко идеологический. На практике, увы, к этому приходится идти — равно как и тихо давить российские телеканалы, равно как и усложнять жизнь местным отросткам кремлёвских пропагандистов. Наш народ уязвим перед вражеским союзом спецслужб и СМИ, доказательства чему можно найти и на улицах, и на картах. Включая военные.

Во-вторых, насколько этот запрет сработает в эпоху Tor и VPN?

Ответ: лишь отчасти. Он не создаст полный запрет, но здорово увеличит издержки и обрушит посещаемость таких сайтов украинцами. Проверено «ВКонтактиком».

В-третьих, предсказуемо восстали медийные ГО. Цитируем их возражения:

«В умовах воєнного конфлікту держава має право накладати певні обмеження на свободу Інтернету з огляду на безпеку країни. Проте, пропонуючи законопроекти № 6676 і № 6688, народні депутати запозичують методи та підходи агресора — Російської Федерації — щодо регулювання Інтернету. Впровадження запропонованих норм здатне призвести до згортання прав та свобод громадян й переслідування політичних опонентів безвідносно до захисту безпеки країни».

Автор этих строк — немножко прагматик, чего и вам желает. Само по себе словосочетание «посягательство на свободу Интернета» не задевает струн его души и других органов: слишком уж абстрактное клеймо. Равно как и устрашающие сравнения с Россией или КНДР — тем более, что они некорректны. Когда стреляем во врага, мы тоже копируем его методы: само по себе это не аргумент.

Но есть железный принцип: каждое сокращение гражданских свобод должно быть тщательно обоснованно. Закручивать гайки порой необходимо, но не в случайном же порядке.

Давайте рассмотрим ситуацию не с идеологической, а с практической точки зрения.

Нардепы предлагают инструмент для быстрого досудебного закрытия доступа украинцев к отдельным сайтам. Необходим ли такой инструмент национальной безопасности Украины, учитывая текущие вызовы?

Ответ: для особых случаев. В данный конкретный момент — не обязателен. При необходимости блокировать ресурсы разумнее по решению суда (опять-таки, и европейцы не придерутся — сами так делают), а не в досудебном режиме. Но можно представить ситуацию, когда прекращение доступа к тому или иному ресурсу понадобится срочно. Срочнее, чем подобного решения можно добиться в рамках судебного производства. Например, если ресурс разгоняет дезу в ходе внезапно начавшейся военной операции. Такое бывает. Привет сливщикам Мариуполя!

С другой стороны:

  • внесудебная блокировка ресурсов не может и не должна применяться в штатном режиме. Это механизм для контроля ущерба в исключительных случаях. Красная кнопка под стеклом, каждое нажатие на которую — серьёзное решение;
  • она не может быть прерогативой обычных следователей. Если это ограничение свободы граждан ради национальной безопасности, то заниматься им должны органы, ответственные за национальную безопасность, а не рядовые бойцы правоохранительной системы, с которых взятки гладки.

С третьей стороны, опасения ГО, что такие инструменты могут быть использованы для политических расправ, тоже не беспочвенны. Власть меняется, инструменты остаются.

Да, «мера пресечения», описанная в законопроектах, может быть оправдана. Но предложенный механизм превращает её из тактического ядерного оружия в штатную полицейскую дубинку. Чтобы исправить ситуацию, нужно изменить механизм. Например, дать полномочия внесудебной блокировки сайтов отдельному органу при СНБОУ, чётко прописав механизм таких шагов. Параллельно каждое его применение станет предметом политической ответственности.

Скажем проще. Да, нам необходим инструмент, позволяющий вырубить источник вражеской дезинформации в срочном порядке. Пусть на время, но необходим. Эта нужда объективна, как закон всемирного тяготения, ей начхать на идеологические выверты.

Возможно, нам также будет полезен инструмент для борьбы с вражеской пропагандой вообще. Но в «несрочном», штатном режиме для этого существуют законы и суды, у которых хватает полномочий и без «прикажи провайдеру дёрнуть рубильник». Они у нас уже есть. А тот инструмент, который сейчас предлагают нардепы, сделан и неудачно, и опасно. Есть риск и его разбить, и руки поранить.

Похоже, надо переделывать.

Виктор Трегубов

''''