Перейти к основному содержанию

Вилайят Интернет: Причины успеха пропагандистской деятельности ИГ в сети

О причинах успеха пропагандистской деятельности ИГ в сети и о том, как важно вовремя реагировать на подобную активность. #Bellingcat

Примечание редакции. Казалось бы, исламский фундаментализм плохо совместим с прогрессом. Но как же тогда ИГИЛ добился успеха в соцсетях? Отвечает Беллингкэт.

Лоренс Бинднер, Рафаэль Глак

Изначально статья была опубликована на французском языке на сайте Ultima Ratio.

Сторонники ИГ, вынужденные частично перенести свою пропагандистскую деятельность в глубокую сеть, предпринимают настойчивые попытки вернуться в общедоступную часть Интернета. Экстремисты умело приспосабливаются к условиям постоянно ужесточающейся цензуры за счёт гибкой тактики и ловкого маневрирования между различными социальными платформами. Это означает, что тем, кто борется с терроризмом в Интернете, необходимо применять всесторонний и всеобъемлющий подход, действовать в глобальном масштабе и охватывать новые социальные сети, чтобы успешно отслеживать каналы распространения экстремистского контента и ликвидировать их в порядке приоритета.

В основе интернет-стратегии террористов и боевиков, вне зависимости от их мотивов, которые могут быть как политическими или идеологическими, так и религиозными, лежит рассылка сообщений. При помощи этих сообщений они побуждают новичков присоединяться к своему движению, объявляют о своих действиях и оправдывают их, отстаивая при этом свои взгляды, расширяя свое влияние и придавая дополнительный резонанс проведённым операциям или террористическим атакам, в частности, путём воздействия на психику целевой аудитории за счет циркуляции определённой информации.

Такие террористические группировки, как «Исламское государство» и «Аль-Каида», применяют этот подход посредством совмещения методик пропаганды и лидерства, таким образом ставя информационные средства на центральное место в своем оперативном аппарате. Анализ военного лексического поля показывает, что интернет-пропаганда сама по себе является фронтом борьбы. Помимо чисто идеологической функции, она используется для непосредственного выполнения тех или иных задач на каждой стадии процесса организации потенциальных терактов (вербовка, поиск и привлечение финансовых ресурсов, рассылка списков планируемых жертв, обучение, проведение операций, контроль за которыми осуществляется удалённо, публикация заявлений и даже прямая трансляция терактов при помощи камер по типу GoPro). По мере того как ИГ сдаёт свои позиции в Ираке и Сирии, онлайн-фронт приобретает всё большую значимость — это место виртуального выражения идеологии халифата, которое будет активно использоваться до тех пор, пока боевики не восстановят своё влияние в реальном мире, а также инструмент оперативной и организаторской деятельности. Группировка не только заняла активную позицию в виртуальном мире, но и освоила разные языки, что позволяет охватить очень широкую аудиторию: в настоящее время информационные каналы ИГ вещают более чем на 25 языках, и эта цифра растёт с каждым днём.

screengrab1-comp

Скриншот № 1: Примеры выражений, относящихся к военному лексическому полю, с изображений, распространяемых в Telegram и других социальных сетях: «информационная война», «линии фронта», «срок службы», «отражая нападение»

Одна из главных особенностей ИГ — структура, а также масштаб и способ применения информационных средств, в частности, тактика, заключающаяся в систематическом использовании социальных сетей и различных веб-инструментов, которая позволяет боевикам задействовать преимущества Интернета с конца первого десятилетия XX века. Переход от форумов в глубокой сети (где информация в основном публиковалась на арабском языке, что затрудняло доступ к ней для широкой аудитории) к обычным сайтам сделал джихад более популярным и «доступным». Развитие этой тенденции несколько замедлилось в конце 2015 года, когда в социальных сетях (в первую очередь в Twitter) произошла массовая блокировка аккаунтов и пользователей, связанная с терактами в Париже и с первыми исками против террористической пропаганды, поданными родственниками жертв. В результате боевики ИГ переключились на Telegram (сервис обмена сообщениями, построенный на шифрованных протоколах), который предлагает анонимность и возможность долгосрочного использования, хотя в то же время охватывает более узкую аудиторию и обладает меньшей доступностью.

Когда сторонники ИГ перешли на приложения типа Telegram, это было своего рода «тактическим отступлением», частичным переносом коммуникации в глубокую сеть. В течение первых месяцев присутствия ИГ в Telegram их группы и каналы были открыты для всех желающих, и найти их можно было по ключевым словам (например, #KhilafahNews), однако вскоре многие каналы стали зашифрованными (получить доступ к определенному каналу можно при помощи ссылки, активной в течение очень короткого периода времени). Таким образом, в Telegram боевики ИГ чувствуют себя в относительной безопасности: блокировка каналов и групп происходит реже, чем в более широко используемых социальных сетях, а однонаправленность коммуникации (публиковать сообщения могут только администраторы, имеющие на это разрешение) исключает возможность контрагитации. Наконец, что не менее важно, файлы (документы, видео, фотографии, аудиозаписи и т. д.) можно загружать непосредственно через само приложение, без ссылки на другие сайты и без ограничений по размеру, что означает, что они хранятся дольше и удаляются реже, чем на других платформах, таких как YouTube, Facebook и Twitter.

screengrab2-french

screengrab2_englishru

Скриншот № 2: Поражение в информационной войне против «Исламского государства» — инфографика, размещённая на франкоязычном канале Telegram, который связан с ИГ (май 2017 года)

Telegram — надежная «система поддержки»

Пользуясь свободой, которую предоставляет Telegram, ИГ при помощи этого приложения распространяет свои сообщения на других платформах и в других социальных сетях. Это достигается путём следующих действий: публикация целого «букета» ссылок, указывающих на ряд различных платформ, что позволяет распространять определённый контент, оставаясь на заднем плане — по сути, это является малоинтенсивным вторжением в обычные социальные сети. Между различными платформами, а также в рамках одной отдельно взятой сети, проходит «эстафета», обеспечивающая непрерывное присутствие контента или аккаунтов в Интернете.

Публикуя и распространяя сообщения в открытой сети, джихадисты преследуют две цели. Помимо поддержания постоянного виртуального присутствия, которое позволяет ИГ общаться со своими преданными сторонниками (и гордиться своей победой в информационной войне — см. скриншот № 2), «Исламское государство» также выводит сообщения в социальные сети. Вербовщики работают с более широкой аудиторией, чем только пользователи Telegram: они заводят аккаунты в Twitter, Facebook и Google+, где больше потенциальных новобранцев, и могут инициировать общение с кандидатами или выслать им агитационные материалы. В идеале коммуникация затем переходит в Telegram, где кандидат сталкивается с более интенсивной пропагандой.

Официальные публикации одного из информационных агентств ИГ неизменно сопровождаются целым набором ссылок на файлы, хранящиеся на сервисах и облачных серверах, с целью их максимального распространения; джихадисты даже вставляют новые ссылки после того, как заинтересованные стороны находят и удаляют старые. Этот процесс повторяется в течение нескольких месяцев. Главная цель — распределить риск, связанный с цензурой, а также создать как можно больше работы для специалистов, занимающихся виртуальной разведкой. Эти ссылки мгновенно распространяются по социальным сетям, становятся доступными для групп, пользователей, друзей, а также для широкой публики, и снабжены хештегами, что в совокупности позволяет охватить широкую аудиторию потенциальных боевиков за счет эффекта капиллярности (см. скриншоты 3 и 4)

screengrab_rumi

Скриншот № 3: Ссылки на Facebook, по которым можно скачать журнал «Румия» (июль 2017 года)

screengrab4

Скриншот № 4: Контент (видео), опубликованный на Facebook (июль 2017 года)

Широко используемые в социальных сетях хештеги можно считать своего рода эстафетными палочками, которые передают от платформы к платформе или от одного аккаунта к другому в рамках одной сети. Некоторые хештеги имеют отношение к ИГ, в то время как другие никак не ассоциируются с джихадом, но пользуются популярностью, что позволяет связанным с ИГ аккаунтам и каналам охватывать более широкую аудиторию (см. скриншот 5). Ссылки систематически присутствуют в каждом официальном сообщении «Исламского государства», будь то видео, аудио или объявление о выходе нового номера журнала. Существует множество методов, позволяющих контенту задерживаться или снова появляться на сайтах для хранения информации и на облачных серверах. В некоторых случаях для того, чтобы обойти алгоритмы цифровых отпечатков, изображения или текст подвергают изменениям (см. скриншот 6).

screengrab5

Скриншот № 5: Связанный с ИГ канал в Telegram, где каждый день публикуются (по странам) самые популярные хештеги для распространения пропаганды (июль 2017 года)

screengrab67

Скриншот № 6: Пример изображения, которое, возможно, было изменено, чтобы избежать обнаружения при помощи алгоритма цифровых отпечатков. Представляет собой анонс аудиообращения официального представителя ИГ (12 июня 2017 года)

Эстафета между платформами

Помимо множественных ссылок, планомерное вторжение в общедоступную зону сети, включающее методы обхода общей цензуры, осуществляется за счет эстафеты между группами, аккаунтами, каналами и социальными сетями. Эстафета может проходить как в рамках одной отдельно взятой платформы, так и между несколькими различными сетями. Существует множество примеров, ниже мы рассмотрим наиболее интересные.

Любой пользователь или компания могут завести несколько учётных записей в разных социальных сетях — так же поступают связанные с ИГ группы и сторонники с целью обеспечить своё присутствие на нескольких платформах. Такие информационные агентства, как «Амак», «Нашир» и франкоязычное отделение «Ан-нур», снижают риск удаления контента и наращивают потенциал восстановления аккаунтов за счёт присутствия в Telegram, Facebook, Google +, WhatsApp и т.д. Если в одной сети администраторы удаляют контент или блокируют аккаунт, пользователи всегда могут обратиться к учётной записи на другой платформе, где в итоге появится ссылка на новый аккаунт в первой сети. Кроме того, джихадисты иногда создают «резервные» неактивные аккаунты и запускают их в том случае, если администрация сети удаляет основную учетную запись.

Ссылки на новые аккаунты в Twitter или на восстановленные аккаунты часто распространяют при помощи Telegram. За счет подобных учётных записей, по большей части с безобидными названиями и случайным образом сгенерированными профилями, сторонникам ИГ удаётся, несмотря на сжатые сроки, продолжить распространение своего контента, а в некоторых случаях даже указать в профиле новый «эксклюзивный» канал Telegram или ссылку для доступа, которая публикуется только здесь (см. скриншот 7). Иногда в Telegram размещают готовые посты, которые сторонники ИГ могут скопировать и разместить в Twitter.

Аналогичные процессы для восстановления аккаунтов наблюдаются в Facebook, где отслеживание экстремистского контента пока идёт медленными темпами, что позволяет джихадистам переписываться и пересылать друг другу ссылки и прочую информацию.

screengrab7

Скриншот № 7: Связанный с «Исламским государством» аккаунт в Twitter, где приведена ссылка для доступа к каналу Telegram (июль 2017 года)

screengrab8

Скриншот № 8: Объявление об активации временно заблокированного аккаунта в Twitter через Telegram (июнь 2017 года): «Опять заблокирован, снова разблокирован — Привет, Twitter»

Мы наблюдали случаи, когда пользователей одного канала Telegram в прямой форме перенаправляли в другую социальную сеть для того, чтобы получить ссылку на новый канал (это делается с целью максимально снизить риск в случае удаления канала или аккаунта). Таким образом некоторым информационным агентствам ИГ несколько раз удалось предвосхитить события, направив своих подписчиков в группу Google+, где приводилась ссылка на новый канал Telegram.

Необходимо отметить, что экстремисты пользуются не только упомянутыми выше платформами. ИГ регулярно заводит аккаунты в Instagram, Snapchat и в приложениях, только что появившихся на рынке. Недавно новая платформа для общения Baaz пострадала от действий сторонников ИГ, которые воспользовались тем, что маленькая и не очень опытная команда разработчиков не смогла обеспечить надлежащее управление, и начали массово создавать публичные профили и группы (см. скриншот № 9).

screengrab9

Скриншот № 9: Группа сторонников ИГ, созданная в сети Baaz (июнь 2017 года)

Перенос общения в новые группы и использование узнаваемых элементов

В рамках одной платформы ИГ использует ряд методов для того, чтобы перенаправить к другим источникам пользователей тех каналов и учётных записей, которые могут подвергнуться блокировке.

В Telegram каналы открывают заранее — до того как начать их активно использовать. Джихадисты также создают копии существующих каналов или анонимные каналы, которые рассматриваются как резервные и позже получают новое название. Действие первых ссылок может длиться всего несколько часов с целью ограничить доступ для киберразведчиков, исследователей и журналистов, в результате чего командам, отслеживающим экстремистов в сети, требуется вести мониторинг практически круглосуточно, чтобы ничего не упустить. Некоторые каналы, заслужившие высокий уровень доверия, привлекают значительное количество пользователей за счёт узнаваемого бренда (например, аббревиатуры, используемой в качестве названия канала, или логотипа в виде пиктограммы) ещё до публикации первого сообщения.

screengrab10

Скриншот № 10: Объявление о том, что ссылка на новый канал Telegram будет опубликована в Google+ (июль 2017 года): «в случае блокировки нашего канала Telegram ссылки на новые каналы будут опубликованы [в нашей группе Google+] иншаллах»

screengrab11

Скриншот № 11: Пример ссылки на канал Telegram, срок действия которой ограничен, чтобы исключить получение доступа нежелательными лицами (июль 2017 года)

Аналогичный феномен наблюдается в Facebook, где в друзьях у связанного с ИГ аккаунта есть схожий по внешнему виду аккаунт-«близнец», часто с похожей или точно такой же фотографией профиля, аналогичным названием или описанием. Благодаря этому пользователи переходят на новый аккаунт ещё до того, как закроется старый. За последние месяцы было обнаружено несколько десятков дублирующихся профилей, срок использования каждого из которых составлял несколько дней.  Узнаваемые элементы играют очень важную роль и помогают подписчикам распознать новый аккаунт.

Вывод — необходим всесторонний и комплексный подход

Несмотря на все усилия властей и администраторов социальных сетей, ИГ успешно продолжает вести пропаганду благодаря гибкости, модульному подходу и быстрой адаптации к условиям, когда экстремистский контент удаляют из сети. Джихадистам удалось обеспечить непрерывную циркуляцию пропагандистских материалов, охватив не только потенциальных новобранцев, но и более широкую аудиторию. Кроме того, их публикации приводят к нормализации жестокого насилия, повышая нашу терпимость к «приемлемым уровням насилия». Некоторые аудио- и видеосообщения других группировок (например, «Аль-Каиды»), в которых они также призывают к джихаду или совершению терактов, но которые при этом не сопровождаются жестокими и натуралистическими изображениями, оставались в сети по нескольку месяцев, так как их считают менее опасными, чем то, что публикует ИГ.

Одной из главных задач организаций по борьбе с терроризмом и владельцев социальных сетей остается противодействие распространению подобных сообщений в рамках комплексного подхода, и для более эффективной работы им необходимо чёткое понимание потоков информации, принципов обмена и восстановления, связей, переходов в рамках одной или нескольких сетей. Благодаря этому соответствующие органы смогут быстрее находить узлы, бреши и возможности для ведения контрпропаганды, а также оперативно переключать внимание на другие платформы. Кроме того, борцам с терроризмом необходимо постоянно отслеживать потоки информации, чтобы не упустить из виду появление новых учётных записей, публикаций и каналов. Наконец, крупным социальным сетям, которые сотрудничают друг с другом, следует также включить в свой круг мелкие и молодые компании, которые по большей части обладают меньшими технологическими, юридическими и финансовыми возможностями — террористы пользуются этим и массово публикуют на таких платформах экстремистский контент, как недавно отметил Мариуш Журавек, основатель социальной сети Justpaste.it.

Если в ближайшем будущем не предпринять никаких глобальных мер, то вдобавок к сохранению и росту объёма экстремистских сообщений в Интернете мы рискуем столкнуться с более активной публикацией контента, стимулирующего к оперативным действиям. Это подтверждают теракты, устроенные Халедом Масудом (Вестминстерский мост — 6 человек погибло, 44 ранено) и Салманом Абеди («Манчестер Арена» — 22 человека погибло, 116 ранено) — оба террориста предварительно смотрели или загружали руководства и семинары при помощи социальных сетей.

Лоренс Бинднер — бывший директор по развитию Центра анализа терроризма в Париже. Её работы посвящены таким темам, как финансирование терроризма (см. Финансирование ИГ), связь между финансированием терроризма и незаконной торговлей, а также количественный анализ джихадистских сообществ во Франции и в ЕС. Эксперт в области влияния джихадистов на образ мыслей граждан при помощи интернет-источников.
Рафаэль Глак — независимый исследователь и аналитик, изучающий распространение террористических идей через Интернет, социальные сети, даркнет и «глубокую паутину». Его работы неоднократно публиковались различными информационными агентствами, к нему часто обращаются экспертно-аналитические центры и государственные организации.

Источник: Bellingcat

 

''''