Перейти к основному содержанию

Демократический механизм

Демократия на самом деле — очень и очень плохая форма правления. За века имплементации выборных процедур в жизнь человеков, придворные шуты и острословы на зарплате придумали десятки примеров и ситуаций, когда демократия садится в лужу.

Демократия — политический режим, в основе которого лежит метод коллективного принятия решений с равным воздействием участников на исход процесса или на его существенные стадии.

Википедия

 

Демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех остальных, которые пробовались время от времени.

Уинстон Леонард Спенсер Черчилль

Палата общин английского парламента 11 ноября 1947 года

Эпиграф тут не зря. Демократия на самом деле — очень и очень плохая форма правления. За века имплементации выборных процедур в жизнь человеков, придворные шуты и острословы на зарплате придумали десятки примеров и ситуаций, когда демократия садится в лужу. От банальных историй про голосование двух волков и одной овцы о том, что сегодня будет на ужин, до сложных и тщательно аргументированных обоснований, что вот де в нашем климате (народе / географии / подставь своё сам) демократия совсем не приживётся, а значит, не стоит и пытаться. Сиди холоп тихо и молись, чтобы царь не стал самодуром.

Из последних красивых примеров, меметическим вирусом поразивших инфополе Украины, цитата Ли Куан Ю, выдающего деятеля, замечательного прогрессора, о том, что демократия возможна при наличии обширного среднего класса, то есть людей, получающих не меньше 5000 долларов в месяц плюсом к тому, что все они уже получили хорошее образование.

Куан Ли Ю знал, о чём говорил.

Он-то как раз никакой демократии у себя не допустил, построив в Сингапуре своеобразный аналог полицейской конституционной монархии. При этом, однако, жёстко гарантировал экономические свободы и сумел построить систему, воспроизводящую эти гарантии. Да, в Сингапуре с 1965 года на выборах побеждает одна единственная партия, которую сейчас (по странному совпадению) возглавляет старший сын Ли Куан Ю — Ли Сянь Лун.

До 1980-го никакие другие партии вообще в парламент Сингапура не попадали. На последних выборах в 2015-м партия власти получила 83 из 89 мест в нём. Не «Единая Россия» конечно, но тоже от плюрализма далековато. Впрочем, именно сам процесс проведения выборов в Сингапуре никогда особых нареканий не вызывал ни у кого и претензий к его прозрачности не было. Выборы в Сингапуре честные, ни тебе гречки, ни каруселей, ни двойного набора бюллетеней.

А все претензии по этому поводу у специалистов к общему состоянию политических свобод в Сингапуре, к самим правилам проведения выборов (9 дней на агитацию, смешные бюджеты, высокие «пороги» входа, сложная система организации митингов, из-за чего оппозиция регулярно попадает в кутузку) и ужасной ситуации со свободой прессы. Действительно ужасной. Все патентованные украинские «антикоррупционеры» в Сингапуре уже давно бы сидели в тюрьме или перебивались бы с хлеба на воду — из-за астрономических сумм исков о защите достоинства государственных чиновников.

Не один потенциальный политик или общественный активист, желающий обнаружить коррупцию во власти, был доведён судами Сингапура до банкротства за слишком острые обвинения и неосторожные слова. Мужественные осваиватели грантов в Сингапуре часто попадают под обвинения в уклонении от уплаты налогов или растрате. Да и непросто ту явную коррупцию в Сингапуре найти, а та, которую просто найти можно, встроена в тамошний миропорядок, обеспечивающий главенствование партии власти в стране вот уже полвека.

Так что к Ли Куан Ю претензий нет. Он современный автократ. Просвещённый самодержец. Гений и кристально чистый человек. Он знал, о чём говорил. Претензии есть к тем, кто за Ли Куан Ю повторяет. Ли Каун Ю видел путь и понимал свой план, и потому для этого плана демократия ему была не нужна. Дорогой наш копипастер, а ты видишь путь? Может, у тебя есть план?

У нас есть большие сомнения по этому поводу.

У нас вообще сомнения, что любой, кто репостнул фразу Ли Куан Ю, понимает, как вообще на самом деле работает демократия и каким образом длительное следование демократическим традициям порождает благосостояние у общества.

С одной стороны, все думают, что демократия — это когда тебе в руку начинают падать колоссальные бабки за просто так; с другой стороны, все репостят слова Ли Куан Ю и говорят, что пока у всех не будет полных карманов денег, то и никакой демократии не будет. Замкнутый круг прямо. Демократия нам нужна, чтобы получать достойные зарплаты и жить не по лжи. Но и возникнуть демократия может лишь там, где все уже получают весьма и весьма достойные зарплаты, и настолько живут не по лжи, что даже образование с дипломом не купили, а честно получили. Оглядываемся вокруг и не понимаем, а как тогда возникли вообще все демократии в мире? Как демократия существует в странах, где 5000 долларов в месяц хоть чистоганом получают хорошо если 3–5% людей, уже не относящихся к среднему классу? Например, та же Литва?

Вот смотрите, жители города Магдебург в XIII веке не получали по 5000 долларов (даже с учётом поправок на технологический прогресс и по паритету покупательной способности) и не все из них имели хорошее образование. Однако же демократия, в виде выборных процедур, у них вполне работала и свои функции выполняла. И сейчас граждане Германии, проживающие в земле Саксония-Анхальт, вкушают в том числе плоды той самой демократии, которую тщательно создавали веками их предки из Магдебурга и окрестностей. И плоды эти настолько обильны, что, кроме граждан Германии, их хватает ещё и примазавшимся, которые с ослов слезли только век назад.

Как-то же оно работает, даже не по заветам Ли Куан Ю.

Потому что, дорогие друзья, демократия — это не перенос в страну эльфов, где всё бело, чисто и хорошо. Демократия — это в том числе и определённые паттерны и правила выстраивания цепочек ответственности, подчинённости и связей (финансовых, репутационных, обратных и т. д.) в обществе, которые способствуют повышению доли сделок с ненулевой суммой, что с течением времени приводит к повышению благосостояния граждан, созданию развитого общества и прочим вещам, которые можно наблюдать во всяких Бельгиях, в уголках, куда не добрались мигранты, туристы и переселенцы из Москвы.

Причём, что характерно, внедрение этих паттернов идёт не на основе справедливости или братства, не ради блага простого трудового человека или пенсионера, не во имя добра и света.

Нет, так это не происходит. Так, как описано выше, происходит как раз при авторитаризме. Сингапуру повезло, что его авторитарный правитель действительно внедрял определённые паттерны во имя добра и света, как он их понимал. Сотням другим стран не повезло, так как их авторитарные правители только говорили о справедливости для всех. А понимали они справедливость как подчинённое положение всех прочих граждан по отношению к ним самим, то есть весьма своеобразно. И, как результат, подданным это не очень нравилось.

При представительской демократии повышение доли игр с ненулевой суммой в обществе происходит на основе поиска путей повышения общественной выгоды или выгоды широких групп людей, обладающих различными способами извлечения выгоды: лидеров общественного мнения, собственников средств производства, владельцев предприятий, оказывающих услуги (от уборки до юрсопровождения) первым и вторым и т. д. И тут уже не так важно, сколько они получают и какое у них образование. Важно то, что они хотят получать больше и видят возможность, как это сделать (почти) всем им одновременно, а их как бы дохрена.

И тут читатель отрывает глаза от текста и говорит: «Дима, Антон, что вы несёте? Паттерны, игры, средства производства, цепочки? Конкретно и по-простому давайте примеры. О чём вообще речь?».

Даём примеры.

Есть в Украине такой олигарх Ахметов, но в данном случае фамилия не очень важна. И есть у него много предприятий в районе Кривого Рога, но и город не так важен. Предприятия эти занимают много места и много вредят экологии, из-за чего вынуждены платить в пользу государства, области и города, в которых расположены. Однако экологические платежи — целевые, их осваивают специальные люди по специальным схемам, и добраться до них неструктурированная масса людей не может, во всяком случае, не в формате города. Тут нужна республиканская партия, фракция в Раде, в общем, большая игра.

Вот, например, платежи за землю идут в общий местный бюджет. Но поскольку Кривым Рогом рулит один из подельников Ахметова — господин Вилкул (опять же фамилия не важна), то мало того, что Ахметов платит за землю копейки, так они ещё и попадают в карман его же подельнику.

Как мы видим, на лицо игра с нулевой суммой, то есть победитель (в данном случае клан Ахметова) получает всё, отобрав это самое всё у остальных. Как демократия позволяет сделать игру с ненулевой суммой в такой плачевной ситуации?

Выборы, друзья мои, выборы.

Собирается дохрена людей. О нет, это не работяги, не пенсионеры, и даже не антикоррупционеры. Эти люди не проводят форумов, а часть из них даже не знакомы между собой. Они не умеют красиво говорить, и слово «бл*» у многих из них выполняет в речи роль неопределённого артикля. У них нет сильного и харизматичного единого лидера, который ходил бы на «Шустер LIVE» или, наоборот, Шустера критиковал. Они совсем не похожи на хипстеров, они вообще мало друг на друга похожи.

Это плохие люди, ведь они владельцы местных предприятий. Они уклоняются от налогов, многие работают полулегально. Они дают взятки всем чиновникам, которые к ним приходят, а многие делают это с опережением. Некоторые из них сидели, большая часть слушает «шансон». Они участвуют в местных выборах, а это вы понимаете, как у нас делается. Они были во всех партиях власти, включая, конечно, Партию регионов. Они ненавидят Яресько за её политику и Гонтареву за то, что нельзя написать нормальный бизнес-план хотя бы годика на два.

Этими людьми движет не забота о ближнем и не чистые помыслы о том, как сделать из Украины Сингапур.

В общем, это вообще не те люди, которых вы представляете, когда говорите слово «реформы» или «демократия». Вообще не те.

Эти люди хотят, чтобы в бюджет города падало больше денег от Ахметова, а они эти деньги освоили. Да именно так. Они хотят заработать.

Их логика проста. Они будут поддерживать любого кандидата в мэры, который не войдёт в союз с Ахметовым и заставит (после победы) его предприятия нормально платить налоги и отчисления. Плюс после децентрализации больше денег будет оставаться в местных бюджетах. Далее по плану идёт внедрение закупок через Prozorro. И угадайте, кто начнёт побеждать в открытых тендерах? Эти плохие люди — это и есть местный бизнес: директора мелких цехов и заводов, владельцы и совладельцы магазинов и предприятий, оказывающих услуги, просто топ-менеджмент на проценте. Никто, кроме крупных и развитых компаний (и то лишь в некоторых сегментах закупок), не способен с ними соревноваться на местности.

Каждый из них мгновенно поясняет работникам своих предприятий личную выгоду (самих работников) от того, что на выборах побеждает условный Вася Пупкин. Потому что предприятие возьмёт заказов нормально и будет загружено, а на сэкономленный (благодаря прозрачным закупкам) откат директор купит сыну дачу, а вам премий подкинет разок. Потому что ну кто будет конкурировать в поставках арматуры с Евгением Васильевичем, который её уже 25 лет поставляет и у которого два своих патента. А Евгений Васильевич юридические услуги заказывает у Якова Натановича и мебель — у Игоря Сильвестровича. И все втроём отметят победу Васи Пупкина в ресторане Арсена Вагитовича, которому кухню ставил Николай Борисович. Шестерёнки экономики крутятся. При том, что уже Николай Борисович с Евгением Васильевичем не знаком и никак не кооперировался.

И потому условный Вася Пупкин, даже если его зовут Юрий Милобог, внезапно во втором туре выборов набирает не 10–15%, а более 40% голосов, причём не приложив к этому никаких особых усилий, а просто потому, что он может создать цепочку конфликта между сверхкрупным бизнесом и городской властью, что (ожидаемо) приведёт к усилению позиций среднего и мелкого бизнеса. И потому средний и мелкий бизнес идёт, как акула на кровь, подтягивая и агитируя своих работяг и членов их семей.

Отличная от нуля сумма в этой игре, при наличии ряда рычагов (конфликт, бюджет, прозрачные закупки), возникает, понятное дело, не сразу. Город получит чуть-чуть лучшие здания, потратив чуть-чуть меньше денег, что позволит на сэкономленные деньги чуть-чуть больше заказать чего-то ещё. Предприятия — ввиду стабильного объёма работ — возьмут себе пару новых сотрудников, а остальным чуть-чуть повысят зарплаты; соответственно, работники чуть-чуть больше начнут тратить, подстёгивая все остальные шестерёнки экономики. Долго, медленно и печально. Вы, сидя в Facebook, вообще этого не заметите, а улицы Кривого Рога не станут чище за два дня (за два дня — это только просвещённый автократ умеет). Но именно так работает демократия.

Свободно выбранного мэра (если он не ляжет под «Оппоблок», как некоторые другие мэры нашей страны) этот средний и мелкий бизнес будет очень ценить. Равно, как будет ценить и прозрачные тендера, и децентрализацию бюджетов. Кому-то, конечно, не повезёт, и рынок, в том числе в виде транснациональных корпораций, его выкинет на обочину — без этого в жизни никак.

Впрочем, некоторые зададут вопрос: «А как же ненулевая сумма для всех? Ведь в этой истории выходит, что всё забрали у Ахметова. Выходит, что опять победитель получает всё?».

Нет.

Забрали всё — это как раз вариант Ахметова посадить и заводы с ГОКами у него забрать. Это как раз и будет игра с нулевой суммой, в которой условный чиновник, национализировавший заводы Ахметова, получает всё. А в «демократическом варианте» у Ахметова все средства производства остаются, но теперь большей, чем раньше, частью прибыли он делится с громадой. Он тоже имеет плюсы — например, в виде развития внутреннего рынка для его побочных бизнесов, возникновения рекламодателей для телеканалов и газет, фанатов для его клубов и т. д.

В этом и есть сила демократии и игр с ненулевой суммой. Выигрывает большинство по чуть-чуть, а не один хмырь сильно. Впрочем, самым большим, как нам кажется, плюсом для условного Ахметова будет создание региона (а то и страны), где случайные орки, отжав пару джипов и получив БТР, не запилят очередную ололориспублику и не устроят локальную войну, во время которой так херово работается его заводикам. И где доведённые до отчаяния активисты и представители среднего и малого бизнеса не устроят ему Майдан, например. Это ведь очень большой плюс, как все вдруг начали понимать, да? Если хапать, как в Сомали, так ты скоро в Сомали и окажешься, даже прогудеть не успеешь.

Именно так работает демократия.

Набор мелочей, которые, переплетаясь вместе, создают особый узор, особую мелодию. Этот узор не будет виден завтра, эта мелодия слышится только в ретроспективе лет. Демократия не будет означать, что сантехник Петя вдруг начнёт получать бешеные тысячи за свою работу, а кофейня хипстера Василия начнёт приносить ему миллионы. Совсем не обязательно. Демократия просто приведёт к тому, что дети арматурного микромагната Евгения Васильевича скажут, что Кривой Рог — ничего так город, будем тут жить, чего в тот Киев ехать, там не продохнуть. А что, экологию поправили, на заводских трубах поставили фильтры, ГОКи облагородили, старые предприятия позакрывали и сделали там парки.

И, может быть, сантехник Василий будет чуть-чуть больше получать и намного меньше волноваться, возвращаясь поздно ночью домой. Даже рабочие Евгения Васильевича будут получать не намного больше денег, во всяком случае, если не запилят профсоюз. Демократия лишь даёт возможность создать профсоюз, но не гарантирует повышения зарплаты просто так.

И двигателем этой махины могут быть совсем не белые и пушистые люди. Это почти наверняка будут люди жёсткие, расчётливые, циничные, самодовольные и злые. Именно такие люди выгрызали Магдебургское право для своих ремесленных цехов столетия назад. Именно такие люди создавали биржи и мануфактуры, выдавливали аристократию из уютных замков, покоряли Донбасс ради британского фунта и шли к нынешнему обществу золотого миллиарда.

Ну что мы вам доказали, что вы бы не узнали звук работы демократии, даже если бы она выскочила из полуподвального цеха и отвесила вам пендаля с размаху?

Красивые презентации, важные реформы, прогрессивные министры и всякое прочее — это рычаги демократии. Это очень важная вещь, категорически необходимая, но это не сама демократия. Это рычаги для людей, которых, кстати, не все будут рады у этих самых рычагов увидеть, а многие так вообще будут возмущены, удивлённые тем, что наибольшую выгоду от демократии получат не пламенные активисты, а часто-густо те же люди, которые засветились при первичном накоплении капитала (и их дети).

Кстати, по этому поводу можно точно сказать, что влажные мечты «Самопомощи» о том, что можно заменить Милобога на Семёна и пипл схавает, так и останутся мечтами. Не надо смотреть на результаты соцопросов, вы не поняли, из чего складываются ваши проценты.

Демократия так не работает, потому что пенсионеры-то верят телевизору, а вот работяга больше верит деньгам в кармане и заказам. А значит, надо заинтересовать перспективами тысячи и тысячи директоров этих работяг, а Семён может интересовать только прокуратуру.

Да, те, которые могут создать решительный перевес, — это не хорошие, добрые и наивные люди. Это злые и расчётливые волчары.

Их такими фокусами не обмануть.

Так работает демократия на местах. Не суй в механизм свои шаловливые пальчики, попивая сок у себя в Киеве.

Дмитрий Подтуркин

Антон Швец

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...