Перейти к основному содержанию

Как это делают индийцы. Выборы в стране слонов и Камасутры

Выборы-выборы, кандидаты как всегда. Наши электоральные гонки мы уже изучили вдоль и поперёк, а как с ними работают за границей — например, в Индии? Расскажет Илья Старцев.

Среди выборов, которые ожидают мир в ближайшее время, будут и индийские. Парламентские выборы в Индии пройдут (точнее, начнутся, но об этом ниже) 11 апреля. И это повод присмотреться к избирательному процессу в Индии поподробнее.

Лого выборов-2019 в парламент Индии

Индусы называют свою страну «самой большой демократией в мире» и во многом оправданно этим гордятся. Индия вообще живой пример, опровергающий скептические теории в отношении демократии. Что? Демократия будет работать только в богатой, образованной, желательно небольшой стране с давними традициями самоуправления? Пожалуйста — Индия. Вторая по населению (1 млрд 324 тысячи жителей, по данным 2016 года, сейчас, скорее всего, уже больше) и седьмая по площади (3287263 км2) страна мира с ВВП на душу населения в полтора раза ниже, чем в Украине ($2016 в Индии против $3133 в Украине, правда, за счёт обилия этих самых душ суммарный ВВП Индии всё равно ого-го), страна, где уровень грамотности составляет 65% (от 91% до 52% в разных штатах), что как бы немного. Страна, столетиями находившаяся под властью иноземцев — афганцев, моголов, затем англичан, да и вообще сшитая в нынешних границах только в колониальную эру. Наконец, страна с самого основания имеющая сильного врага — Пакистан (а потом и Китай). И со всем этим бэкграундом Индия — стабильная демократия, причём демократия парламентская, где президент имеет более церемониальные полномочия. И вот уже 70 лет государство существует более-менее стабильно, без провалов в диктатуру (хотя поползновения были) или анархию.

Структура индийского парламента

Сначала посмотрим, как выглядит избирательная система в Индии. Как уже было сказано, Индия представляет собой парламентскую республику с двухпалатным парламентом — Сансадом. Сансад делится на две палаты — нижнюю Лок Сабха (Народная палата) из 545 депутатов, избираемую населением, и верхнюю Раджья Сабха (Совет штатов) из 250 депутатов, составляемую из депутатов парламентов штатов и наиболее выдающихся деятелей культуры.

Раджья Сабха — это типичный сенат, орган представительства регионов, причём ограниченного (если палаты решают разное, то собирается общее собрание двух палат, а поскольку в нижней депутатов вдвое больше, то обычно решение принимается в её пользу), поэтому подробно на нём останавливаться не будем. Единственное, что интересно — он формально не распускается никогда, просто каждые два года треть членов складывают мандаты и на их место ассамблеи штатов назначают новых.

Лок Сабха состоит, как было уже сказано, из 545 депутатов, выбираемых населением (тут стоит отметить, что, несмотря на огромную численность населения, индийский парламент не намного больше Верховной Рады — это вам не Китай с 2980 депутатами в Народном конгрессе). Избирательная система почти копирует британскую, по образцу которой и создавалась — она строго мажоритарная, страна разделена на 543 одномандатных округа (сначала экспериментировали с двухмандатными, но концепт себя не оправдал), пропорционально населению. Голосовать имеют права все граждане Индии (как указано в Конституции, «вне зависимости от гендера, касты, религии или расы») старше 18 лет, быть избранными в парламент — все психически здоровые граждане Индии, не бывшие под судом и не проходившие процедуру банкротства.

Около четверти мест в Лок Сабха распределяется по квотам. Самая большая квота — 131 место — у представителей «особых каст и племён», то есть у тех, кого мы называем «неприкасаемые», а в Индии именуют политкорректным (к слову, введённым стараниями первого премьера Неру и Махатмы Ганди задолго до эры политкорректности) термином хардиджане — «Божьи люди» (неполиткорректное обозначение — далиты, «грязь под ногами»). «Неприкасаемых», людей в самом низу кастовой системы, выполняющих грязную работу, в Индии реально много — до трети населения в отдельных регионах, а при резко негативном отношении к ним населения (например, верующие индуисты считают, что даже тень далита может запятнать карму человека, на которого она упала) понятно, что шансов быть избранными в парламент у этих людей нет. А вот уже в парламенте сделать политическую карьеру они могут, и, например, Рам Нат Ковинд, нынешний президент Индии — неприкасаемый.

Процент неприкасаемых ко всему индийскому населению

Ещё 2 места зарезервировано для англо-индийцев — потомков британских колонизаторов, которые по каким-то причинам не выехали после 1947 года в метрополию. Всего таких в Индии около 1 млн человек, рассеянных по всей стране. Собрать из них округ не получится, политической партии, выступающей за них, в Индии нет (к системе партий мы ещё вернёмся), а представительство своё иметь они должны. Поэтому по Конституции, если в числе 543 одномандатников нет англо-индийцев — Президент Индии обязан своей властью назначить 2 представителей этой народности в Лок Сабха на специально зарезервированные для этого кресла.

Шри Джордж Бейкер и Ричард Хари — представители англо-индийцев в нынешнем составе Лок Сабха, назначенные президентом Ковиндом

Поскольку избирателей реально дохрена много, то выборы в Индии проходят в несколько этапов — чтобы ЦИК успел посчитать результаты. Выборы-2019 будут проходить в 7 фаз, в каждую из которой голосовать будет только часть округов. Таким образом, начавшись 11 апреля, они затянутся до 19 мая.

Ещё момент, который будет удивителен для украинского наблюдателя на индийских выборах — это отсутствие бюллетеней для голосования. С 2003 года все голосования на выборах национального уровня (и значительная часть местных) в Индии проходят через специальные электронные голосовальные машины (EVM). Выглядит такая машина просто — набор кнопок напротив фамилий в бюллетене плюс вынесенный экранчик, на котором избиратель видит, за кого голосует. Все машины в кабинках подключены к общему компьютеру УИК, который собирает информацию.

Прибор для голосования. Выглядит не шибко футуристично, но так оно, к слову, и есть — часть EVM произведена вообще ещё в начале 1990-х, а остальные собраны по чертежам из тех же 90-х. Зато эффективно

А для борьбы с «каруселями» после голосования пальцы каждого избирателя покрывают специальной серебристой краской. Безвредная для кожи, такая отметина держится на пальцах от 2 дней до месяца, не позволяя голосовать дважды.

Вот такая краска

Такая система имеет, конечно, свои минусы. В частности, её давно критикуют за то, что никто не сможет проверить, заносится ли в базу данных действительно голос за того кандидата, за которого проголосовали, а не за того, за кого надо избиркому. Поэтому с 2014 года сначала на выборах в штате Гоа, потом в Гуджарате, а сейчас идут разговоры и о национальных выборах — к голосовальному оборудованию добавляют ещё и специальное Устройство для бумажной фиксации результатов голосования — VVPAT. VVPAT выглядит как обычный агрегат для «электронной очереди», да и функционал у него почти такой же — выдавать избирателю «чек» о том, что такой-то проголосовал тогда-то за такого-то кандидата. В теории эти чеки должны применяться для апелляций.

VVPAT

А теперь со всем этим мы попробуем взлететь.

Демократия и политическая система в Индии, на самом деле, за 70 лет прошла долгий путь. Начать стоит с того, что формированию индийской политической системы поспособствовали англичане. Британцы в Индии, как, в принципе, любые европейские колонизаторы, где-то с конца XIX века озаботились созданием в колонии местной интеллигенции, квалифицированных специалистов, которым можно было бы поручить часть (естественно, меньшую и второстепенную) управления страной. Тем же примерно занимались и французы в Индокитае, и португальцы в Анголе. Итог везде был один — новая туземная элита в ХХ веке восстала против иноземных владык. И в Британской Индии из среды «индусов по цвету кожи, англичан по культуре и образованию» вышли лидеры индийского национального движения, основавшие в 1885 партию Индийский национальный конгресс. Собственно, с тех пор ИНК стабильно одна из главных индийских партий.

В первые десятилетия после провозглашения независимости, Конгресс был настолько силён, что в Индии был фактически однопартийный режим (к слову, левый и тесно дружащий в те годы с СССР). Во время первых трёх сроков премьерства знаменитой Индиры Ганди (1966-1977) ситуация на выборах складывалась так, что ИНК временами был единственной общенациональной партией, проходившей в Лок Сабха наряду с несколькими региональными. Индира вовсю использовала админресурс, давя оппозицию во имя «национального единства» (а при мажоритарке это делать весьма удобно). А когда после выборов 1971 года страну всколыхнули протесты — и вовсе ввела на два года чрезвычайное положение, управляя государством непосредственно. Но вот тут её ждал очень большой сюрприз — индийский народ такого не оценил, и на выборах 1977 года партия ИНК потерпела поражение, а сама Индира не прошла в парламент. Вытеснили её сторонники отказа от социализма и правые националисты, которые стали основой главной правой партии Индии — Бхаратия Джаната Парти. На следующих выборах Индира, правда, вернулась в премьерское кресло, но не досидела и одной каденции — её застрелили.

«Желающим очистить правительство я могу сказать — если придёт оппозиция, то будет ещё хуже», — Индира Джавахарлаловна Ганди о фальсификациях на выборах-1971

В общем, с начала-середины 1980-х и можно считать основы современной индийской многопартийности. Первое время от этого было, правда, не особо весело. Оказалось, что в условиях большой разнородной страны с сильными местными кланами крайне сложно добиться того, чтобы парламент договорился. В восьмидесятые-девяностые Индию трясло то туда, то сюда, кризис следовал за кризисом, правительства менялись одно за другим. Но к концу девяностых — началу нулевых ситуация пришла в норму. Был выработан консенсус.

Нынешняя политическая система состоит из двух основных уровней. Первый уровень — это политика в штатах. Тут полный разнобой, и политические партии в, скажем, штатах Андхра-Прадеш и Тамил-Наду могут отличаться кардинально. Поэтому суммарно и в национальных выборах участвует более сотни партий — каждая на своей территории.

Нарендра Моди (НДА, сверху) и Рахул Ганди (ОПА) — основные претенденты на кресло премьера после грядущих выборов

Но вот на общенациональном уровне система уже преобразуется в двухпартийную. Всё это множество партий сводится к двум основным альянсам.

Правящим альянсом на данный момент является Национально-демократический (НДА). НДА создан вокруг правонационалистической Бхаратия Джаната Парти, которая возникла как консервативная оппозиция левакам из ИНК. Также в НДА входят около 40 местных националистических, регионалистских и индуистских религиозных партий разных штатов. НДА выступает за рыночные реформы, индуистские скрепы и традиционный уклад. К НДА (а точнее, к БДП) принадлежит нынешний премьер Нарендра Моди и президент Рам Нат Ковинд (скрепы скрепами, но даже БДП официально осуждает перегибы кастовой системы).

Оппозиция объединена в Объединённый прогрессивный альянс (ОПА), созданный вокруг ИНК. Сейчас ИНК — это партия с идеологией где-то между социал-демократами и социал-националистами, причём с креном в сторону первых. Помимо этого нынешний ИНК представляет собой, по сути, партию клана Ганди, потомков Индиры Ганди (которая, в свою очередь, была дочерью первого премьера независимой Индии Джавахарлала Неру, а семья Неру вообще восходит к делийским вельможам времён Великих Моголов). Сейчас председателем фракции ИНК (и заодно всего альянса ОПА) в Лок Сабха является Соня Ганди — итальянка, невестка Индиры Ганди, вдова её сына и тоже премьера (1984-1989) Раджива Ганди, и мать кандидата в премьеры от ОПА на этих выборах Рахула Ганди. Помимо ИНК, в ОПА входят три компартии, а также леволиберальные, социалистические, национал-социалистические и антикоррупционные партии в штатах.

Моди, помимо всего прочего, отметился тем, что установил в Дели памятник бойцам легиона «Азад Хинд», сражавшимся в ВМВ за независимую Индию на стороне стран Оси. ИНК и Рахул Ганди критикуют это решение, утверждая, что «национализм разделяет Индию и уводит от социальных проблем».

На практике всё, конечно же, упирается в местных «баронов». Упрощая, если местные власти за скрепы и бизнес, то их будет поддерживать НДА, а ОПА будет в округах поддерживать местных антикоррупционеров и профсоюзы. Если наоборот в штате у власти левые популисты, то их поддержит ОПА, а НДА будет сотрудничать с рыночниками и националистической оппозицией. В Индии, как и в США, достаточно стабильны электоральные предпочтения большинства округов, и борьба в основном идёт за те, где консенсуса по голосованию не достигнуто.

Вот в таком виде индийская парламентская демократия и существует на настоящее время. Ей уже 70 лет, и она особо не сдаёт позиции. Мировой кризис популизма Индии не грозит — популисты там давно часть партийной картины (хотя аналитики и предрекают высокие шансы для Рахула Ганди таки сесть на сей раз в премьерское кресло). Даже обострение с Пакистаном особо не влияет — военное положение никто не вводит, избирательная кампания идёт своим чередом.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции