Перейти к основному содержанию

Как Иванушка-дурачок из Царь-печки выскочил да портки не опалил

Кейс Голунова взбудоражил многие страны. Но не ждите Майдана в России, Casper намекает на противоположную реакцию.

Длинная сказка о том, почему кейс Голунова не является предвестником российского Майдана, а даже ровно наоборот.

Явный признак роста информационной самостоятельности и самосознания — то, что в Украине всё меньше обсуждается внутренняя российская повестка. Это классно, но некоторые вещи игнорировать не стоит, дабы иметь возможность давать адекватную оценку действительности.

А произошло там очень интересное и, на первый взгляд, уникальное событие. Журналист издания «Медуза» Иван Голунов попал в неприятную, но довольно обыденную для РФ (за пределами МКАД) историю с подброшенной наркотой. Это спровоцировало небольшую волну возмущения и уличной активности (в основном, в разрешённых формах) и, вдруг — бац, журналист оказывается на свободе, а обвинение развалилось.

Вкратце, уникальность этой истории в том, что обычно российская власть транслирует чёткий месседж — любые протесты ведут только к ухудшению ситуации для тех, кого эти протесты призваны защитить (не прогнёмся и так далее). А в данном случае протесты не только не были подавлены в привычной жестокой форме, но и, вроде как, достигли успеха — человек был выпущен. Кстати, очень забавно, что российские ЛОМы действительно проспали момент, и, вместо того чтобы капитализировать якобы свой уникальный успех и потом иметь возможность тыкать власти в лицо фактом, что однажды они уже прогнулись, решили попробовать расширить повестку протестов и, предсказуемо, потерпели стратегическое поражение, которое обнулило их небольшую тактическую победу. Как говорил классик, и, по совместительству, действующий президент Украины — «оппозиция заняла привычную коленно-локтевую позицию». Но речь не об этом.

Очень интересно проанализировать причины возникновения подобной аномалии и понять, как этим воспользоваться. Большое количество штатных комментаторов и мастеров предсказывать поведение Кремля по доступным им факторам — фазе луны, структуре кофейной гущи и математическому анализу текста высеров Соловьёва и Киселёва — в привычном им формате бросились пытаться понять, что же было сделано правильно в этот раз, чтобы попытаться повторить успех в будущем. Были подсчитаны количество и качество одиночных пикетов, их гендерные составы, марки одежды и нижнего белья, в которых нужно было выходить на протест, лак или воск, или иной белковый продукт был в этот день на усах Пескова — хорошие шаманы не упускают мелочей. Попробуем же и мы поиграть в мамкиных аналитиков и конспирологов.

Отставив шутки, нужно сказать, что независимо от моего личного мнения о целесообразности и мотивах людей, которые принимали участие в протестах, будет нечестно, если им не будет выражен респект. Во-первых, чаще всего лучше что-то делать, даже если ты не со всем согласен, чем молча сидеть и попёрдывать со своего дивана, как все кругом неправы, и только лишь ты в белых одеждах не хочешь запятнать себя (кстати, в доменной зоне .рф есть публичный стоп-лист доменов, куда входит домен «попердывать.рф»). А во-вторых, эти люди шли на огромные, просто колоссальные персональные риски, решившись делать что-то изнутри РФ. Есть несколько нюансов, неочевидных стороннему наблюдателю, которые я хотел бы дополнительно расшифровать.

Помимо очевидных рисков словить люлей от «космонавтов» или титушни, а также приобщиться позже в отделении к сакральному национальному способу диалога с бутылкой, есть риски более серьёзные и далекоидущие.

Первое — это уже давно развёрнутая и отлично работающая система распознавания лиц, которая развёрнута не только на станциях метро и в центре, но и имеет мощные датацентры и интеграции с огромным количеством сервисов, начиная с соцсетей и заканчивая банкоматами. Вероятность быть идентифицированным стремится к 100%. На немассовых протестах всегда присутствуют сотрудники центра Э, которые внаглую подходят и делают несколько фотографий каждого участника, на случай если не сработают уличные камеры. Ну и про очевидные вещи, как геолокация телефонов и симкарт, продаваемых по паспорту, можно не рассказывать.

Оставив разговоры о больших штрафах и иных очевидных рисках вроде быть осуждённым за скол зубной эмали, есть ещё одна вещь, которая достаточно массово применяется к активистам, например, штабов Навального. Это внесудебное внесение в реестр лиц, причастных к экстремизму. Оспорить это невозможно, поскольку это действие вне правового поля, но это автоматически лишает человека доступа к любым (!!!) банковским услугам, получению загранпаспорта и так далее. Думаю, последствия такого очевидны любому. И то, что экономика РФ на 146% завязана вокруг государства и государственных денег, означает, что ты имеешь неиллюзорную возможность никогда больше в своей жизни не найти работу. Поэтому критиковать людей, которые так рискуют, несмотря на то, что они, их способы действий или их мотивы могут не нравиться, я считаю совершенно подлым.

Теперь перейдём собственно к анализу того, откуда у властей РФ берется мотивация к подавлению протеста. Большинство комментаторов считает, якобы у властей есть иррациональный страх возникновения Майдана или, скорее, Октябрьской революции, которая бессмысленно и беспощадно сметёт их в сливной бачок. Иррациональным я этот страх называю потому, что случаев, когда режимы были сметены группой модно одетых людей, держащихся за ручки и повторяющих мантру «мы против насилия, только морально превосходное легальное копротивление в рамках закона», историей зафиксировано не было.

Моё мнение насчёт причины подавления протестов немного другое. Причина кроется во внутренней структуре власти в РФ. Являясь для населения де-факто диктатором, Путин не является диктатором для российских элит. До 2014 года, когда он начал серьёзно заигрываться во внешней политике наперекор своим корешам, он был классическим primus inter pares — лучшей аналогией будет фигура короля в Западной Европе периода Тёмных Веков. Основа этой модели проста — присягая в верности королю по ключевым пунктам (общая линия политики, а также обслуживание и обеспечение неприкосновенности собственности короля и других феодалов), вассал получает абсолютно полную, даже полнейшую свободу действий внутри своего феода. Ярчайшим примером здесь, конечно, будет Рамзанчик, хотя и примером не совсем верным, потому что его случай особый. Гораздо лучше будет взглянуть на других глав регионов, того же Тулеева или Ткачева, который в бытность губером Краснодарского края допустил просто невероятное количество беспредела и косяков, но в рамках элит РФ только укрепил свои позиции. Эта же феодальная модель распространяется не только на управление регионами, но и на управление госкомпаниями, министерствами и любыми другими секторами, которые можно себе представить, вплоть до участкового мента. Кстати, есть большое количество случаев, когда люди изнутри путинской системы проявляли каким-то образом себя и, как и положено в королевстве, сразу же наделялись своим феодом, который отстёгивался из «общей» собственности (называемой на кремлёвском сленге «бассейн») — долями в компаниях на госконтрактах, эксклюзивными правами в какой-то отрасли бизнеса и т.д.

Каждый раз, когда будете удивляться, почему Путин продолжает терпеть выходки Рогозина, то показывающего ему человека в костюме робота, то новое чудо Автоваза, которое перед камерами СМИ и с солнцеликим в кабине отказывается завестись даже с десятой попытки, и регулярно выставляющего своего шефа в качестве дебила, вспоминайте ответ: предпринять что-либо плешивому мешают установленные правила вассалитета — в управление феодом король не имеет права вмешиваться. Репрессии против своих графов и баронов он может включить только за нарушение вассальной клятвы. И даже более того — вопреки устоявшемуся мнению, он не любит лично решать какие-либо оперативные вопросы. Он видит себя эдаким стратегом или духовным отцом, который просто задаёт направления движения, а графы и бароны уже должны сделать всё сами.

Но есть особые случаи, когда можно попасть «на контроль» к начальству. И тогда вопрос будет оперативно решен. В бизнесе это случаи, когда под угрозу попадают активы ближнего круга и лично короля (или когда бароны требуют сожрать кого-то), а в общественной жизни это возникновение где-то на территории феодалов протестов. И с точки зрения «центра» протесты выглядят так — феодалу выделен надел, а он довёл его до того, что рабы начали протестовать. Причем протесты-то идут не против самого феодала, а против солнцеликого. И это значит, что феодал подставляет доброе имя короля, а, соответственно, нарушает вассальную клятву. И поэтому феодалу даётся срок на решение вопроса, или придётся сложить буйную головушку и сдать феод (или, чаще всего, сдать часть феода в пользу новых голодных претендентов). И уже обалдевший от страха граф носится с тлеющей петардой в одном месте и решает вопрос как умеет — нагнав ментов и размазав печени по асфальту. А другие графы и бароны в это время начинают атаку на активы провинившегося и выгрызают себе новые доли в компаниях, куски в кредитах от ВТБ, ВЭБ и Газпромбанка, лицензии, права на застройку на земельных участках и тому подобное — пока не действует королевская защита, начинают отлично оспариваться тендеры, справедливо судят судьи и прочее и прочее.

Нужно ещё сказать, что в последние годы эта модель начала немного трансформироваться, поскольку король стал забирать себе больше полномочий и кое-где пытается перейти к абсолютизму, но подробнее об этом ниже.

Сейчас же посмотрим на процесс с другой стороны и взглянем на то, что представляет из себя протестное движение в РФ. До 2011 года это было совершенно маргинальное движение, состоявшее из двух основных частей — «потомственных» оппозиционеров (семей и тусовки вокруг советского диссидентского движения, Хельсинской группы и прочих) и людей, которых будет проще назвать «радикалами» — по большей части городскими сумасшедшими типа Лимонова и националистов разной степени обритости головы и округлости пивных животов. Очевидно, что никто из этих ребят реальных политических целей не ставил и занимался процессом протеста чисто ради удовольствия от процесса.

Первой ласточкой того, что протест начинает институционализироваться и может в будущем начать что-то из себя представлять, стала не Болотная, а митинг нациков на Манежной площади в 2010 году, связанный с убийством фаната «Спартака» представителями лиц кавказской национальности (да простят меня мои любимые комментаторы ПиМа за объективизацию по национальному признаку), которых выпустили из отделения после того, как старшаки из диаспоры порешали вопрос с мусорами. Я лично знаю нескольких человек, которые были тогда на Манежке, и могу рассказывать об этом с определённой степенью достоверности. Ядром движухи были ребята из околофутбола — подготовленные бойцы, которые знали, как прорывать оцепления, что брать с собой, чтобы не бояться слезоточивого газа, и что нужно обернуть вокруг почек несколько слоев газеты. В результате в самом центре политической жизни Москвы, где с одной стороны находится здание парламента, а с другой — Кремль, менты были просто сметены и попрятались под плинтус. Если бы фанатьё сложило в голове два плюс два и поняло, кто же является причиной возникновения системы, когда реальное зверьё и убийц спокойно отпускают из ментуры, то в этот день Кремль был бы просто сметён. Но, как водится, всё ограничилось несколькими расправами над уличными торговцами прямо на площади и в близлежащих станциях метро и парни, выпустив парок, разошлись сами. Кстати, во властной среде бытует мнение, что этот протест погасил начальник ГУВД Москвы Колокольцев, выйдя на площадь и чётко побазарив с пацанами на их общем языке (со стороны можно спутать с мычанием). Король оценил жест и сильно возвысил мелкого уездного рыцаря, можете почитать, что было дальше с его карьерой и про активы его семьи.

Следующей вехой были выборы в парламент 2011 года, закончившиеся Болотной. Подробно эти события описывать смысла не вижу, здесь нужно рассказать об очень важном порождении этих протестов, которые и определили дальнейший вектор движения и российской оппозиции, и отношения к ней власти. Это незаслуженно забытый ныне Координационный совет оппозиции.

Вкратце — это была попытка оппозиции институционализироваться посредством выборов и получить какую-то легитимность с целью формирования дальнейших требований к власти и выработки способов для воплощения этих требований. Сама по себе идея неплохая и во многом здравая. Как минимум, это позволило бы посадить всех известных персонажей за один стол и, теоретически, добиться объединения сил. И самое забавное, что во многом из-за нюансов феодальной системы в РФ власть очень долго никак не вмешивалась в процесс — то ли из-за того, что не было понятно, к чьей вотчине относятся все эти такие разные холопы, то ли из-за того, что по итогу вопрос был взят на контроль королевским двором и там было принято решение в фирменном стиле — выжидать, что же будет.

А произошёл настоящий былинный отказ. Из-за отсутствия предварительной модерации кандидатов и программ выборы в совет превратились в настоящее фрик-шоу, в котором принимали участие Мавроди и МММ, прыщавые косплееры Троцкого в косоворотках, возглавляемые Удальцовым, а также все сорта и разновидности мамкиных урбанистов, робототехников и выпекательниц вкуснейших домашних тортиков. Больше всего мне запомнился персонаж, который хотел спасти Россию методом превращения всех городских крыш в домашние огороды.

В итоге, после нескольких итераций, КСО стал состоять из просто наиболее медийных и нейтральных персонажей, которые минимально раздражали всех остальных. И если сделать их коллективный портрет, то получится вот этот персонаж

Удивительно, как же гениально он похож на всех их сразу, даже по стилю одежды. В одном лице Юрий Сапрыкин, Дмитрий Быков, Рустем Агадамов, Илья Сегалович, Илья Яшин и далее по списку.

В итоге, совет котов Леопольдов родил из себя только проведение максимально добрых и дружных маршей за всё хорошее и против всего плохого, обязательно с дарением цветов полицейским, а также исковое заявление об оспаривании результатов выборов в Конституционный суд, которое уместилось ровно на одном листе бумаги (я сейчас не шучу).

А власть получила отличный срез демографии и реальных требований недовольных, чем отлично воспользовалась, выдав каждому по потребностям в виде модных театров, велосипедных дорожек и возможностей зарегистрироваться на портале «Активный гражданин» и подавать на нём жалобы на забитые мусоропроводы.

После, а точнее во время событий Революции Достоинства, власть в РФ осознала, что помимо велосипедных дорожек пора бы взять под контроль СМИ в стране. До этого совершенно независимые сми, типа Коммерсанта, РБК и Ленты.ру, а также развлекательные интернет-сайты спокойно сосуществовали в пространстве с колхозной пропагандой центральных телеканалов — считалось, что аудитории не пересекаются, а аудитории неподконтрольных СМИ — это уже доказавшие свою импотенцию коты Леопольды и никакого вреда от них не будет, пусть себе играются, а заодно и дядям денежку зарабатывают.

Однако случилось непредвиденное — в российском информационном пространстве в первые месяцы Майдана царила настоящая эйфория и всесторонняя его поддержка. Чуть ли не половина материалов всех серьёзных СМИ была посвящена ему и там велись отличные трансляции, делались адекватные аналитические материалы и так далее. И единой позицией практически всех была поддержка протестующих. Наколотые апельсинки и их наследники параллельно были на телевидении, но при этом было очевидно, что кампания по дискриминации успеха не имеет, поскольку параллельно в «нижнем» сегменте интернета, типа сообществ Вконтакте, фишках, демотиваторах и прочем говне типа Одноклассников наблюдалось странное — куча картинок с первых стычек на Банковой, где протестующим дорисовали джедайские мечи, фото с побиванием беркутни с подписями типа «вот молодцы братья-хохлы, порадовали так порадовали» и уже начинали появляться мемы, в которых Майдан микшировался с Москвой.

Дальше будет моё теоретизирование, но в какой-то момент Кремль явно отдал команду на начало контркампании, и именно тогда пошла массированная информационная бомбардировка охлоса распятыми мальчиками и фашиствующими бендерами, а параллельно начался процесс смены собственников «независимых» СМИ, который, кстати, финансировался деньгами из «бассейна».

И здесь будет критически важный для статьи кейс. Это Илья Азар — журналист Ленты.ру, который неплохо освещал Майдан, а потом, как настоящий кот Леопольд, начал клеймить украинцев, застав события по освобождению Мариуполя — в глазах российского «интеллигента» и либерала любое применение насилия должно осуждаться, независимо от его целей. Именно его потребовал уволить собственник Ленты.ру — объективно лучшего российского онлайн-издания. Главред Ленты Галина Тимченко проявила цеховую солидарность (очень важно: она не защищала положительную точку зрения Азара на Майдан — для неё было важно только то, что это нарушение её редакторской власти) и ушла в отставку, захватив параллельно золотой парашют в виде пары сотен тысяч долларов, положенных по контракту.

Именно Тимченко основала новое издание — «Медузу», которая изначально планировалась как реинкарнация Ленты.ру. Но (здесь мой личный инсайд, который бьётся по другим независимым источникам — пусть дорогая редакция проверяет) внезапно на неё вышли люди от известного украинцам персонажа, чья фамилия начинается на «Ку» и заканчивается на «енко» и дали на стартап молодого издания сумму в несколько миллионов евро.

И «Медуза» стала отличным примером нового подхода в информационной работе Кремля с одним из сегментов потенциальной оппозиции. Это с холопами из Кемерово, чьи дети сгорели в торговом центре, можно работать топорно и давать бабки и показывать распятых мальчиков. Российские феодалы знают, насколько они зависят от своих же собственных образованных и дорогих бизнес-консультантов и юристов, деньги у которых уже есть, а читать про бендер им претит. Для них был изобретён новый подход.

Почитайте материалы «Медузы». Их можно разбить на три блока. Первый — «нейтральные» обзоры мировой повестки. Новости особенно ни о чём, и где у Кремля нет интересов. Освещаются примерно по остаточному принципу и вполне объективно, что и создает реноме для этого СМИ, что его можно читать. Ведь потенциальная ЦА знает английский и параллельно читает и мировые СМИ — диссонанса быть не должно. Вторая группа – это качественные и честные расследования внутрироссийских вопросов. Кстати, на 90% они посвящены деятельности мэрии Москвы. Неудивительно, ведь остальным феодалам не нравится сильно возвысившийся и претендующий на очень многое герцог по кличке Оленевод, поэтому здесь и рты не затыкаются, и даже, наверняка, материальчик кое-где подгоняется.

И самое важное — почему всем российским рекламодателям, внезапно, можно размещаться на «оппозиционной» Медузе, и на что были даны «посевные» денежки. Это тексты, в которых у Кремля есть интерес. Тут есть тоже три блока — Украина, США и остальной мир, типа Сирии, Венесуэлы и Африки.

Начнём с «остального мира». Модель работы достаточно тонкая — прикрываясь «суперобъективными и всесторонними стандартами сбора информации», «Медуза» никогда не выдаёт оперативно информацию по таким вещам, как протесты в Венесуэле, зашквары в Сирии, или — отличный пример — убийство российских журналистов в ЦАР. Но когда повестка другими СМИ уже сформирована, они выпускают типа «аналитическое» обобщение, где тоненько замыливают самую суть зашквара, типа применения химического оружия, или пытаясь рассказать, как всё не так однозначно и очень много точек зрения, доверять никому нельзя, все врут, включая мировые СМИ. Суперярким примером здесь была история с журналистами в ЦАР, когда «Медуза» «для объективности» дала материал, руководствуясь показаниями «свидетеля» — водителя автомобиля, который собственно и завел журналистов в засаду и, по невероятно счастливой случайности, оказался единственным выжившим.

По США модель работы примерно такая же. «Объективность» своей работы для аудитории они подчеркивают ещё тем, что спокойно пишут о тех факапах Кремля, которые уже разделали мировые СМИ (а ведь смысла таиться и нет — ЦА уже всё и так в NYT прочитала), но для россиян это выглядит как нереальная оппозиционность и правдивость. А по историям типа Russian Influence также гонится телега, как это недоказуемо, как мал был реальный impact от действий троллей и тому подобное.

Ну, и на сладкое — Украина. Начав с совершенно вменяемых материалов, через полгодика «Медуза» уже перестала брать в кавычки «непризнанную республику», а через годик и вовсе стала именовать их как государства с большой буквы. «Ополченцы» превратились в сотрудников силовых органов республик и прочее. Потом пошли материалы про доклады о нарушении прав человека и демократии в (по их редакции — «на») Украине. Ну и они же сильно вложились в поддержку имиджа Зеленского как «простого парня с Кривого Рога, пошедшего против системы и победившего».

И тут внезапно происходит сбой в системе. Хороший парень Иванушка — расследователь «Медузы», копал под похоронную мафию в Москве и вышел на семейку ФСБшников с отрицательным IQ, которые решили разобраться по классике и подкинули Иванушке набор запрещённых веществ. Посмотрите ролик про этих ребят на канале Навального, это действительно очень смешно.

Коты Леопольды, которых мало интересуют сгорающие живьём пассажиры самолётов, украинские моряки и кемеровские дети, внезапно начинают общую мобилизацию и высыпают на улицы с одиночными пикетами. Сами, без помощи ментов, дисциплинированно выстраиваются в очередь, чтобы заселфиться с плакатиком и с более медийными персонажами, обязательно с улыбочкой и на позитивчике, хорошее ведь дело делаем. И, совершенно внезапно, экспертный центр при МВД, который проводит экспертизы для следствия и в 146% делает их единственно правильным способом, который выливается в 99,9999% обвинительных приговоров, не находит у Иванушки следов наркотиков. Конечно же, ФСБшники внезапно (скорее всего, даже впервые в жизни) оказались не в силах порешать вопрос — щука по щучьему веленью оказалась вне зоны доступа.

Парня выпускают, а участников протеста при этом никто не трогает, хотя по логике законодательства РФ их всех можно было спокойно паковать и отправлять по мясорубке. Потом, когда опьянённые успехом Леопольды решили робко потребовать… нет, даже не освободить политзаключённых, а пересмотреть практику по статье 282 (ведь приличные люди и почти что европейцы, даже одеты также, они и сами могут иногда побаловаться с лёгкими наркотиками) их с невиданной раньше нежностью и аккуратностью разгоняют, задержав только четверых, да и тех выпустив без оформления, просто отечески пожурив пальчиком.

Думаю, не нужно расшифровывать, что сбоя системы не было. А было, наоборот — торжество системы — два обосранных поместных рыцаря, у которых, по местным меркам, состояния на полконя и прадедушкин доспех времён Карла Великого, случайно бросили в каменный мешок чужого холопа, за что совершенно справедливо получили по шапке. Это не значит, что холопов перестало быть можно бросать в мешок — можно и даже нужно, просто желательно разбираться, вдруг это — полезный холоп.

P.S. Уже после написания статьи решил почитать заново материалы по теме и увидел, что Иванушка-Расследователь, как настоящий полезный холоп из палаты мер и весов, публично попросил людей не выходить на несогласованный митинг в свою собственную поддержку. Мечтают ли электроовцы об андроидах? Думаю, теперь вы знаете ответ.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции