Перейти к основному содержанию

Как советская власть заставляла отрекаться от своих родных

Наш старый автор вернулся!

Политические репрессии в 1930-х гг. стали одной из неотъемлемых составляющих сталинской политики. Их жертвами стали миллионы обычных людей. Об этом свидетельствуют архивы. Многие дела репрессированных поражают тем, с какой жестокостью сталинский режим расправлялся с неугодными для него людьми. Многие были вынуждены отказываться от своих родных, репрессированных советской властью — дети от родителей, жены от мужей и т.д.

В первые десятилетия советской власти многие школы и вузы были охвачены регулярными политическими чистками, в ходе которых проверялось социальное положение учащихся. Широко открывая двери вузов для представителей рабочего класса и бедного крестьянства, советское руководство стремилось всячески ограничить возможности получения качественного образования для выходцев из «социально чуждых» слоёв населения. Наряду с введением платного образования для таковых политические чистки были одним из методов регулирования социального состава учащихся. За «неправильное» происхождение отчисляли из учебных заведений, причём даже тех, чьих родителей уже давно не было в живых. Вот что пишет в своей диссертации известный украинский историк, доктор исторических наук Александр Комарницкий: «В 1922 году состоялась ещё одна «перерегистрация», целью которой объявили «разгрузку учебных заведений от враждебных, спекулятивных элементов», «балласта и непригодного для советской власти элемента», «людей, которые несли службу в белых армиях, но не реабилитировали себя», детей «социально опасного элемента», бывших капиталистов, дворян, купцов, духовенство, чиновничество, неблагонадежных учителей. В Одесском институте народного образования из 1236 студентов отчислили 575, Харьковский ИНО покинули 100 человек. В Каменец-Подольском ИНО в результате политических и трудовых чисток в течение 1922 года количество студентов сократили с 887 до 256, в Нежинском ИНО — соответственно 340 и 290». (Источник: Комарніцький О.Б. Студентство педагогічних навчальних закладів Радянської України в умовах формування тоталітарної системи (20-30-ті рр. ХХ ст.): дис. ... д-ра істор. наук: Кам’янець-Подільський, 2017)

В 1923/24 учебном году в ходе проверки вузов было исключено около 18 тыс. студентов из социально-политически чуждых элементов. В 1925 г. из стен высшей школы было изгнано «ещё 40 тысяч студентов». При этом «нормы отчисляемых планировались заранее — в среднем 20-30 процентов от общего числа слушателей. В конце 1920-х требования к социальному облику студентов ужесточили. Сталинский великий перелом стал самым острым периодом дискриминации. Те, кто пытался поступить в вузы в это время, обычно терпели фиаско — не помогали ни блестящие знания, ни полезные связи. В анкетах появилась графа «Бывшее положение родителей», была разработана справка о социальном и имущественном положении семьи до и после революции. Значительную часть мест бронировали для выпускников рабфаков (общеобразовательных заведений, готовивших рабочих и крестьян к поступлению в вузы), подготовительных курсов и так называемых тысячников — тех, кого мобилизовали на учёбу по партийным или комсомольским путёвкам.

Российский историк Д.А.Андреев пишет: «студент рабочего факультета при Горном институте Михаил Р. был исключён как «чуждый элемент» — сын торговца. В качестве оправдания он утверждал, что «с отцом порвал давно все», более того, «с одним из братьев его я лично вовсе с ним не знался». Письменный отказ учащегося от родителя и других «непролетарских» родственников — один из аргументов, подтверждающих его иную идеологию. Далее он указывал, что «имел некоторые отношения» со вторым братом отца, который «никогда не шёл против рабочих, наоборот он тесно спаялся с ними во время организации союзов». Далее он приводит ещё ряд оправдательных аргументов, указывая на то, что он «большой промежуток времени находился в среде рабочих» и, кроме того, являлся «членом классовой организации рабочих… готов всегда следовать в интересах рабочих и беднейшего крестьянства». В этом документе видно, как «разоблачённый» студент отказывается от «чуждых пролетариату» родственников и старается связать себя со вторым братом отца, который не попадал в эту категорию» (Источник: Андреев Д.А. Советский студент первой половины 1920-х. Особенности самопрезентации. Социологический журнал, №2, 2007).

30 января 1930 года вышло специальное постановление, которое сделало курс советского вождя законным и предусматривало выселение кулаков и их семей в Северный край, Сибирь, Урал и Казахстан. Миллионы людей стали жертвами жестокой переселенческой политики. Одновременно с этим началась новая волна политических чисток во всех государственных учреждениях. В частности, перед наркоматом образования советской Украины совместно с культурно-пропагандистским отделом ЦК КП(б)У была поставлена задача разработать новые меры, чтобы преградить детям кулаков путь к учёбе в средней и высшей школах. Началась новая волна репрессий против студентов и школьников. Правда, исключения из советских вузов за социальное происхождение не носили такого массового характера, но только потому, что среди учащихся уже практически не было детей кулаков.

Вот несколько примеров так называемых социально-враждебных студентов, исключённых из Сумского педагогического института (УССР) в 1934-35 учебном году. Студент Семперович исключен за то, что его отец имел до революции 30 десятин земли, семью лишили избирательных прав за использование наёмного труда и раскулачили. Сестры Ковтонюк и Якубовская. Их семья активно занималась контрабандой, поддерживая связь с родственником-эмигрантом — петлюровским офицером, за что семью выслали из пограничной полосы. Студент Никифоров относится к религиозным культам, брат раскулачен. Но наиболее показателен указ директора Сумского пединститута от 7 января 1934 года: «Студента 2 курса Исторического отдела Васильченко Ивана Федоровича, который скрыл своё социальное происхождение, как сына кулака, что пролез в колхоз, а сейчас исключен и обложен в экспортном порядке на 350 руб., искусственно порвал связь с отцом и не раскрыл кулацкую деятельность отца в колхозе. Перетащил в состав студентов Рабфака своего брата». (ГАСО, ф. р-2817, оп. 1, дело 235).

1 декабря 1935 г. на совещании передовых комбайнеров один из выступающих, Тильба, говорил: «Хоть я и сын кулака, но я буду честно бороться за дело рабочих и крестьян». На это Сталин произнёс свои знаменитые слова: «Сын за отца не отвечает». 29 декабря 1935 г. Политбюро ЦК ВКП (б) утвердило постановление Центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров СССР о новых правилах приема в высшие учебные заведения и техникумы. Согласно этим правилам все ограничения «связанные с социальным происхождением лиц, поступающих в эти учебные заведения, или с ограничением в правах их родителей» отменялись. После этого часть студентов, исключённых за социальное происхождение, были восстановлены в учебных заведениях. В то же время ссыльная молодежь, отправленная в Сибирь и за Урал вместе со своими родителями, в большинстве своём не могла воспользоваться этим законом, так как не имела права выезда из ссылки.

Многие молодые люди не желали разделять судьбу своих родных. У молодого поколения была возможность очиститься от такого «греха», лишь отрекшись от своей семьи. Во многих советских газетах была даже введена специальная рубрика «Отрекаемся от своих отцов». Дети отрекались от своих отцов не только тогда, когда те были уже арестованы. 10 апреля 1936 года газета «За урожай» на одной из последних страниц среди рекламы поместила маленькое объявление: «Я, гражданин деревни Ново-Троицкой, Петро-Павловского сельсовета, порываю связь с отцом Максимовым Ефимом Тимофеевичем». Подпись — Максимов Антон. Ефим Максимов арестован в июне 1937 года и осуждён к 10 годам лагерей за «терроризм» и «антисоветскую агитацию». Сведения о нём размещены на сайте «Открытый список». Имени его сына в списках репрессированных нет.

В делах репрессированных есть самые жестокие примеры обращения советской власти со своими гражданами. Один из таких примеров — дело одного из студентов физико-математического факультета Сумского пединститута, который, вероятно, под влиянием пыток, вынужден был оклеветать своего отца. (Видео размещено на канале)

Виктор Ткаченко происходил из бедной семьи колхозников. В 1937 году он успешно сдал вступительные экзамены и поступил в Сумской педагогический институт. В первый день приезда в общежитии состоялся его разговор с другими ребятами. В ходе разговора кто-то из ребят начал говорить о богатстве колхозов и улучшении жизни колхозников, а Виктор Ткаченко возразил, что советская пресса неправильно пишет, а в колхозах живут плохо, колхозники ходят босые и голодные. Кто-то донес на первокурсника, и вскоре начались разборки. Его обвинили в фашистской вылазке и антисоветской агитации, направленной на дискредитацию мероприятий партии и советской власти. 17 сентября 1937 года приказом директора Виктор Ткаченко был исключён из педагогического института. В органы НКВД сообщили об этом инциденте. 3 марта 1938 года он был арестован и на допросе сообщил следующее: «Контрреволюционную агитацию среди молодежи – учащихся Сумского пединститута, где я учился, я проводил по заданиям моего отца Ткаченко Андрея Петровича, который является отъявленным врагом советской власти. Отец мой систематически на протяжении последних 3-х лет, вместе со своей женой, моей матерью Ткаченко Татьяной Евдокимовной, дома у себя всячески опошляли советскую власть и ее мероприятия, одновременно восхваляя польский и немецкий фашизм. (Источник. ГА СБУ в Сумской области, д. п-11513)

Вот такое настоящее обличье сталинизма, который сегодня многие в России восхваляют.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...