Перейти к основному содержанию

Как создается антикитайская ось

Доклад альянса пяти разведок, который всё начал
Источник

Гибридный экономический и цивилизационный кризис ломает старые конструкции, которые уже не могут претендовать на элементы мирового порядка

В начале мая много шума наделал слитый в прессу доклад альянса пяти разведок англосаксонских государств AUSCANNZUKUS, также известного как «Пять глаз», содержащий обвинение Китая в намеренном сокрытии информации об эпидемии и использовании инфраструктуры, денег и знаний стран Запада (в первую очередь Австралии и США) для опасных вирусологических экспериментов.

Своевременный слив

В документе было сказано, что Пекин скрывал новости о появлении COVID-19, уничтожил доказательства опытов с инфекцией в лабораториях и не давал биоматериалы для вакцины ученым из других стран. Авторы доклада уверены, что в Пекине знали о том, что инфекция передаётся от человека к человеку, ещё в начале декабря прошлого года, а приказ об уничтожении образцов COVID-19 в лаборатории Уханя поступил 3 января. Наконец, в докладе говорилось о группе учёных под руководством Ши Чжэнли из Уханьского института вирусологии, которые исследовали один из видов летучих мышей ещё в 2013 г. Тогда рабочие образцы уже на 96% совпадали с вирусом, который вызывает COVID-19.

Тем не менее, между спецслужбами возникли разногласия по поводу происхождения вируса. Так, разведка Австралии уверена, что источник — рынок в Ухане, так же считает официальный Пекин. В США склоняются к другим версиям. Впрочем, ещё в конце апреля спецслужбы США утверждали, что вирус не был создан человеком. Также доклад пытались выставить фейком, продуктом политической борьбы в австралийском истеблишменте между прокитайской партией в правительстве и антикитайской партией в спецслужбах (что может оказаться недалёким от истины), операцией американцев, причём не только против КНР, но и её важного торгового партнера — Германии.

Что же это было на самом деле?

Прежде всего следует отметить, что контролируемый слив произошел как нельзя кстати. В США Дональд Трамп ныряет в предвыборную борьбу с трамплина борца с китайской угрозой — можно даже сказать, порабощением американской промышленности, и ему необходимо стереть из народной памяти свои заявления и бездействие на первом этапе удара эпидемии по Америке.

В Великобритании похожая политическая ситуация, несколько облегчённая публичными страданиями премьера Бориса Джонсона, подхватившего COVID-19.

Канада больше пострадала от падения нефтяных цен, чем от вируса, но это связанные вещи, а китайское лобби в северной соседке США не менее могущественно, нежели в Австралии.

Новая Зеландия же использует момент для самоизоляции — вообще, не забытый до сих пор теракт свидетельствует о том, что в этой идеальной прогрессистской стране накопилось некое напряжение.

Война с Китаем, пока торговая, и раздел стран мира на лагеря по этому признаку — дух времени, предсказуемое последствие масштабированного пандемией капиталистического кризиса, по своему статистическому эффекту сравниваемого со Второй мировой и похожими событиями начала прошлого века.

''

 

Сам Китай сделал для возникновения этой ситуации всё что мог — двадцать лет подряд он расширял своё влияние в мире, скупая активы, налаживая инфраструктуру политического и информационного влияния, массово прогоняя верных учению Мао (но в особенности — Дэна) студентов через западные вузы и корпорации. Однако до разворота в американской внутренней политике три с половиной года назад на всё это предпочитали не обращать внимания. Хотя президент Обама тратил большие средства на изучение Китая и пытался выстроить с КНР подобие симбиоза.

Выяснилось, впрочем, что то, что было возможным при Ху Цзиньтао, оказалось нереальным при спесивом Си Цзиньпине, стремящемся к абсолютной власти и строительству глобальной империи из зависимых государств. Коготь восточного дракона глубоко проник в тело объединённой Европы, а также её непосредственных европейских соседей — Беларуси и Украины, где КНР попыталась отхватить уникальный военный завод.

Ухань же выглядит откровенным самострелом — известно уже, что Пекин был сам перепуган некими событиями в этой новейшей лаборатории ещё в октябре (правда, тогда в фокусе был Гонконг). Поэтому сегодня цепная реакция китайского кризиса привела к брожению среди его клиентов.

Глобализация по-китайски

Развивающиеся страны не желают (да и не могут, очевидно) платить по долгам, грозя уплыть под зонтики новых или старых патронов. И кончиться это может вовсе не опоясывающим планету кушаком китайских владений и зависимых территорий, а отставкой Си Цзиньпина, которого легко обвинят в бессмысленных вложениях в шапкозакидательские прожекты. Более того, дело идёт к конфликту вокруг Тайваня, готовящегося перестать называть себя Китайской Республикой, а это красная тряпка для пекинских коммунистов, способных по такому поводу броситься в драку даже с американцами.

Впервые за многие десятилетия КНР чувствует себя осаждённой крепостью и громко, напрямик требует лояльности от своей глобальной клиентелы — прежде всего от России, чьи парализованные нефтяным шоком корпорации глубоко увязли в долгах перед Китаем, а ставленники Путина во главе этих структур превратились в агентов влияния Поднебесной.

Казалось бы, западные страны, подозревающие Китай как минимум в халатности, могли бы обратиться в международные организации, благо далеко ходить не надо, аппараты всех структур, созданных по итогам Второй мировой войны, предпочитают обитать на берегах Женевского озера или атлантического побережья США, а не в промышленных зонах Шанхая или на свалках Найроби. Но не тут-то было.

Влияние Пекина в постколониальных государствах той же Африки достаточно велико, чтобы их представители в ООН, хлопая по забитым юанями карманам, послушно тянули руки в пользу китайской позиции.

Недавно Китай удачно перехватил контроль над ВОЗ, лишённой содержания Дональдом Трампом, вознаградив международных чиновников за верность своим интересам в конфликте вокруг эпидемии коронавируса.

Не стоит ждать осуждения и от России, тянущей вторую — пусть даже и такую же пустую, как и первая, — трубу в Китай, и боящуюся даже взглянуть в сторону китайского руководства, способного сегодня парализовать любое крупное промышленное строительство и разорить любой системный банк в бывшей энергетической сверхдержаве.

Кроме того, жалобы во «всемирную лигу сексуальных реформ» не соответствуют и концепции самого президента Трампа, считающего международные институты сборищем паразитов и захребетников, которые ругают США (и Израиль) за их же деньги. Поэтому он лишь воспользовался случаем продвинуть свою повестку, а именно: дальнейший демонтаж институтов с равным представительством (МВФ и Всемирный банк, напомним, не таковы). Даже ВТО, по сути, расколота надвое, в конце апреля текущего года в ней образовалась еврокитайская группировка. Отчасти в ответ Вашингтон нанёс новый удар по компании Huawei, полностью лишив её доступа к американским технологиям, — учитывая масштаб её контрактов в западных странах, это огромная пробоина.

Тем не менее, актуализируется и другой вопрос. На кого же могут положиться США и другие государства, не разделяющие восторгов от явления длинного юаня, а с ним вместе — шуршащих по собственным лабораториям китайских разведчиков и брутальной стилистики лоббистов-коммунистов? У этого вызова есть два измерения.

Первое — за прошедшее двадцатилетие во всех странах, в том числе и в США, образовались прокитайские партии, извлекающие выгоду из трансформации КНР в глобальную фабрику и закрывающие глаза (вероятно, пачками купюр с Мао) на цену и последствия этой комбинации. Вряд ли имеет смысл — в американском случае — записывать в эту партию Джорджа Сороса, которого Пекин терпеть не может и который не раз призывал китайцев прекратить политику дешёвого юаня. Но что касается гигантов высокотехнологической индустрии, то они с большим скрипом переносят производство из КНР в другие страны, а некоторые так и вообще поступают наоборот.

Если в России в антикитайскую партию пока можно записать лишь многострадального Олега Дерипаску, то в политической элите Западной Европы немало синофилов. Та же Германия стоит на экспортной мощи, а её подталкивают к выбору между Пекином и Вашингтоном (где национальной разведкой стал заведовать недавний посол в Германии и яростный сторонник Трампа Ричард Гренелл, выпивший у Ангелы Меркель немало крови).

Более того, на востоке ЕС создана группировка стран во главе с не упускающим своего Виктором Орбаном, выступающим в роли проводника китайских интересов на субконтиненте не хуже Александра Лукашенко. Перед ударом пандемии китайцам сдалась и Италия, многие годы сидящая на мели. Трудно сказать что-то определённое о французской линии в отношении Поднебесной — сегодня Парижу вообще не до активной роли во внешней политике, но вряд ли Макрон разделит позицию американцев, а французы отправятся обратно на заводы, отказавшись от массы социальных привилегий. Тем более что нынешние проблемы с расширением ЕС и усилением НАТО связаны как раз с эгоистической линией Парижа, а это объективно играет на руку китайцам.

Второе — глобализация по-китайски (сверху, руками бюрократии и транснациональных банков, пухнущих от китайского золота) по-своему привлекательна для партий левого толка, утративших связь с рабочим классом, отчасти в связи с трансформацией самого этого класса. Китай, по сути, обеспечивает переход постпромышленных стран к новой энергетике и ещё более высокому уровню жизни, в публичном пространстве Пекину достаточно не показывать клыки и содержать расхваливающий особый путь, прогрессивность и мудрость китайской политики пропагандистский слой, столующийся в институтах Конфуция (внезапно запрещённых, кстати, Швецией). Постепенное подчинение континентальных стран Европы Китаю — раз с Америкой не срослось — будет происходить безболезненно, под одобрительные возгласы университетских пенсионеров и партийных политиков, выступающих за всё хорошее против всего плохого, привычно обвиняя во всех грехах американцев.

Фактически этот процесс поглощения оборвала лишь пришедшая из Китая — по иронии судьбы — пандемия, но вряд ли она заставит западных европейцев одуматься, ведь, как выяснилось, китайцы сохраняют возможности давить на союзных чиновников в Брюсселе.

Украинский ракурс

Если положиться на западных (и не только) европейцев и часть собственной политической элиты нельзя, а Латинская Америка за последнее десятилетие для США потеряна и превратилась в проходной двор для других глобальных игроков, то остаются в первую очередь англосаксонские родственники. Тот же редко выходящий из-за кулис альянс «Пяти глаз» создан ещё в 1941 г., когда нынешнюю ситуацию было довольно трудно представить. Во вторую очередь это страны Восточной Европы и дальние родственники-скандинавы. В третью — недоброжелатели КНР из других регионов планеты.

Альтернативой такому союзу могла бы выступить Россия — именно к этому подталкивали Вашингтон и почивший Бжезинский, и всё ещё влиятельный Киссинджер. Восстав против Китая, Владимир Путин мог бы даже сегодня в значительной степени обелить себя в глазах дружелюбного в целом Дональда Трампа, для чьей борьбы Россия в целом не приоритет, а скорее повод для шуток.

Какое-то время назад такой вариант был возможен — его отстаивали системные либералы при московском дворе, которые и сегодня не в восторге от обрубания связей с Западом, от подслушивающих китайских телефонов, триад и пропусков на мировой рынок через китайское посольство. Но теперь Москве трудно развернуть свои сани обратно — ими всё увереннее правит возница-китаец.

Поворотным моментом, похоже, станет неизбежная продажа разорённого «Газпрома» — Кремлю придется выбрать между его банкротством, Китаем и Германией, но последний вариант пока не слишком вероятен, уж очень токсичной стала Россия даже для немцев, которым предстоит спасать собственную экономику. И хотя отношения Москвы и Пекина, упрекающего россиян в ксенофобии, на фоне запустившей вторую волну эпидемии российской халатности ныне напряжены, огромные долги Игоря Сечина и других адъютантов Владимира Путина не дадут Кремлю свернуть с этой дороги из жёлтого кирпича, ведущей к превращению в сателлита Поднебесной.

Поэтому остаётся первый, более надёжный вариант, вероятно, масштабированный до участия Индии или другой крупной страны в Южной Азии — тем более что строительство такого гармоничного мирового альянса соответствует и новой глобальной стратегии Великобритании, уже не вынужденной тащиться в брюссельском обозе.

Более заметную роль стремятся играть на международной арене и устойчивая (несмотря на мультикультурализм и либерализм) Канада, и созревшая для выхода в свет Австралия. Естественными континентальными союзниками англосаксов выступают и зависимые от США в военно-политическом отношении страны Новой Европы (или Европы-два и Европы-три — Центрально-Восточной и Восточной), ведущие собственную политическую линию скандинавские страны, а также, возможно, Турция. Более того, как видим, даже Беларусь, пусть и конъюнктурно, начала тянуться к западному вектору. Разумеется, для такого европейского фланга гораздо большей и видимой угрозой выступает Россия, нежели Китай, однако подчинённое положение России по отношению к Китаю расставляет все фигуры по местам.

Украина в подобной конфигурации — несмотря на бурно развивавшийся в прошлом году товарооборот с Китаем (в политической же плоскости трения лишь усиливались) — совершенно незаменима как пограничное государство с долгим практическим опытом современной войны. Пусть против воли, но Украина играет важную роль в американской внутренней политике (чего не скажешь о Польше, к примеру) и объективно заинтересована как в углублении особых отношений с США и Великобританией, не замеченных в подножках на украинском направлении, так и со страной своей крупнейшей неассимилированной диаспоры — Канадой.

Наконец, поглощение китайцами Российской Федерации как нельзя лучше отвечает жизненным украинским интересам, купируя избыточную и остаточную агрессивность бывшей метрополии, продолжающей отравлять существование и другим восточным европейцам, что, как свидетельствует последний саммит, перестали скрывать даже страны, угодившие в ЕАЭС.

В любом случае гибридный экономический и цивилизационный кризис ломает старые замшелые конструкции, которые уже не могут претендовать на элементы мирового порядка, на месте которого сегодня клубится коронавирусный хаос, выпущенный из кувшина китайским научным гением.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...