Перейти к основному содержанию

Как умирал международный порядок. Намерения

Благими намерениями, как говорится.
Источник

В конце 1920-х годов группа немецких офицеров вышла бок о бок на стрельбище. Военные целились в манекены, разодетые в польскую и чешскую военную форму. А рядом с ними стояли (и занимались тем же) офицеры Красной армии.

Все участники стрельб проходили курс подготовки на одной из четырёх совместных германо-советских военных баз. Те активно создавались на советской территории, начиная с 1925 года.

Немецкие военные использовали базы для разработки и испытания новых военных технологий — например, подготовки абсолютно нового поколения военных.

Германия стремилась разработать новаторский подход к войне. Желательно вдали от любопытных глаз британских и французских инспекционных групп, которые тогда находились в Германии.

Для их коммунистических коллег помощь Германии означала модернизацию и повышение профессионального уровня советских вооружённых сил. Такое военное сотрудничество лежало в основе симбиоза немецкой и советской элиты — почти двадцатилетней истории между Первой и Второй мировыми войнами.

Партнёрство строилось на общих интересах. Сотрудничающие страны работали над разрушением существующего международного порядка. Собственно, кульминацией его краха и стало возвращение Европы к войне.

Вор – плохо. Убийца – ещё хуже. А вор-убийца?

Этот момент наступил ещё до рассвета 1 сентября 1939 года, когда немецкие Военно-Воздушные силы начали террористические бомбардировки западной части Польши. Более чем 150 населённых пунктов ещё не пострадали, но точка невозврата уже была пройдена.

Без объявления войны и невероятно агрессивно, 50 дивизий возрождённой немецкой армии вскоре пересекли польскую границу.

А шестнадцать дней спустя, когда Польша изо всех сил боролась за свою жизнь, польский посол был вызван в Кремль в Москве. Там ему сообщили следующее: «Советское правительство намерено ʺосвободитьʺ польский народ от злополучной войны».

Всего через несколько часов 600 тысяч солдат Красной армии пересекли польскую границу с востока. Освобождение кончилось.

Политики и аналитики до сих пор изучают крах межвоенного порядка. Эта эпоха была последним периодом подлинной многополярности в международной системе. И с нынешним возвращением многополярности междуцарствие Первой и Второй мировых войн становится более актуальным источником исторических аналогий.

Кроме того, вопрос сдерживания ревизионистских государств — особенно с помощью неядерных средств — и сегодня является серьёзной проблемой американской политики безопасности.

Лишь изучая то, как и почему политика сдерживания агрессора не сохранила статус-кво в Европе в 1939 году, можно сделать правильные выводы. Ведь тогда не сработало даже видимое превосходство британских, французских и польских сил.

А современный мир динамичен. Потому уроки о перспективах конфликта будут полезны: сдвиги в мировом порядке становятся очевидными лишь в конце игры.

На кого принято возлагать значительную часть ответственности за Вторую мировую? Современники и многие историки обычно атакуют государственных деятелей, присутствовавших в Мюнхене в 1938 году.

Но фактически ухудшение порядка, установленного в Версале, началось почти сразу в 1919 году. И в значительной степени завершилось к 1936 году.

Украина выводы сделала (надеемся)

Германия, Советский Союз и другие региональные державы имели чёткую цель — подорвать сами основы международного статус-кво, а затем навязать или установить силой свою собственную версию регионального и глобального порядка.

Хотите понять, как немецкие и советские лидеры разрушили межвоенный международный порядок? Тогда надо понимать, что же составляло этот порядок.

Его самые амбициозные компоненты составили достижения США в Первой мировой войне. Именно тот рывок дал президенту Вудро Вилсону необходимые рычаги воздействия, чтобы требовать чего-то от новой международной системы.

Американцы стремились убрать политику силы. Её они считали ответственной за развязывание войны — тем, что стало известно как «либеральный интернационализм».

Потому в основных элементах нового порядка Вилсон требовал обустроить коллективную безопасность, уменьшить вооружение, добиться свободной торговли. А кроме того, признать равенство суверенных государств, содействуя их самоопределению.

Все эти меры на практике оспаривали между собой победители Первой мировой войны. Особенно после стремительного вывода американских войск и их дипломатического ухода из Европы.

Однако в общих чертах принципы Вильсона сформировали мирное урегулирование. Здесь вам и хартия Лиги Наций, которая была важной частью Версальского договора, принятого на Парижской мирной конференции.

Документ включал мандат «помощи сотрудничеству и достижению международного мира и безопасности». Это всё-таки важно.

Ведь в то время, как Германия была разоружена в рамках продиктованного мира, союзники ясно дали понять: они видят в этом лишь первый шаг к всеобщему разоружению Европы. По идее, в нём должны были участвовать и победители.

Кроме того, свою роль сыграл и принцип самоопределения государств. Распространившись на Восточную Европу, он привёл к созданию новых суверенных национальных государств. В первую очередь — Польши и Чехии.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.