Перейти к основному содержанию

Как умирал международный порядок. Недержание сдерживания

Один поспешил, другие не помешали
Источник

В отличие от Германии, британско-французская попытка «либерализировать» советскую систему продвигалась более осторожно — здесь не последнюю роль сыграли идейные разногласия. Но действовали европейцы так же: путем торговли и дипломатической интеграции.

Вскоре после Октябрьской революции СССР возобновил экспорт в полной мере. В 1934 году его торжественно пригласили вступить в Лигу Наций. На протяжении этого отрезка времени считалось, что торговля и присоединение к международным институтам смягчат советский режим.

Даже немецкие военные партнёры СССР, большинство из которых вряд ли сочувствовали либерализму, ошибочно допускали экономическое влияние на политику Кремля.

В 1922 году было предложено расширить торговлю с советской Россией — дабы «подорвать саму основу советской системы за счёт доступных альтернатив». И снова манёвр не удался: все сдвинулось в другую сторону.

А уже в 1928 году Сталин отменил благоприятную для рынка Новую экономическую политику. Пока все надеялись на потепление, Москва решила иначе. Запустилась чрезвычайно жёсткая программа коллективизации — и целью стояли лишь экспортные поставки зерна.

От Советского Союза ждали интеграции в международную систему. Он, напротив, искал лишь средства для оплаты станков и производства военного оборудования.

Пока цивилизованный мир старался привлечь Германию и СССР к международной торговле, там лишь укреплялась военная мощь. К середине тридцатых годов прошлого века сила ревизионистов в Европе и Азии чётко обозначила: их интересы несовместимы с существующим мировым порядком.

Благими намерениями, как говорится.

В марте 1935 года Гитлер объявил о перевооружении немецкой армии — уже открыто, публично оспорив Версальский договор. В то же время Италия, Великобритания и Франция попытались сдерживать Германию с помощью Лиги Наций.

Результат — коалиция распалась спустя несколько недель. Французское правительство, чтобы как-то плясать по самой теме сдерживания, одобрило идею итальянцев — вторжение Муссолини на территорию Эфиопии. В тот момент Лига Наций и погрузилась в хаос, полностью показав свое бессилие.

В общем, процесс являл собой издевательство над принципами коллективной безопасности и другими, более широкими, идеалами.

В 1935 году правительства Великобритании и Франции ничего не делали, пока Гитлер ремилитаризировал Рейнскую область и аннексировал Австрию. Конечно, была попытка договориться. Стороны провели переговоры в Лондоне (1935 год) и Мюнхене (1938 год).

Но эти встречи по большей части были направлены на то, чтобы как можно дольше отсрочить конфликт. Давайте начистоту — они мало что дали на практике.

Уже к лету 1939 года от старого мирового порядка почти ничего не осталось. Надежды на общеевропейское разоружение рассеялись. Лига Наций фактически прекратила своё существование. Но конец старого порядка не обязательно означал конец света.

В начале августа 1939 года французские и британские вооружённые силы успешно выполняли свои собственные программы перевооружения, быстро догоняя Германию.

Утопили щуку, СССР торговлей задавили?

Вместе они сумели мобилизовать больше людей, чем Германия. И, если рассматривать их вместе со своими империями, обладали значительно большим экономическим потенциалом для ведения войны.

Германии не хватало ресурсов для того, чтобы выдержать долгую схватку. Не хватало металла, нефти, угля. Да и еды, в принципе, если рассчитывать на длительную войну.

На первый взгляд, Европа могла сохранить мир. Даже несмотря на неоднократные неудачи в обеспечении соблюдения договоров, правил и норм, установленных на Парижской мирной конференции.

Военная мощь, напоминаю, была на стороне союзников. Так почему же в 1939 году разразилась война?

Увы, обычное сдерживание часто терпит неудачу, когда политики в одном государстве думают, что изменения в материальном балансе сил открывают им перспективу быстрой и решительной победы.

Ну а Гитлер верил именно в это. И в ноябре 1937 года он самостоятельно ускорил процесс.

То есть заявил окружению, что Германия должна начать следующую войну в ближайшее время. Почему? Страна пока что оставалась лидером в разработке оружия, и отсрочка конфликта означала опасность его устаревания.

Одно из доверенных лиц Гитлера также рассказало: нацистский лидер ссылался на «пропорциональное превосходство» Германии в области оружейных технологий, которое с 1940 года будет «постоянно уменьшаться».

По мнению Гитлера, именно новые военные технологии были ключом к победе.

В принципе, они сделали неуместным привычный баланс сил — с точки зрения численности рабочей силы и валового внутреннего продукта.

Именно это восприятие, наряду с неуверенностью в готовности британцев и французов защищать существующий порядок спустя пятнадцать лет после разрешения Германии «немного перевооружиться», привело к разрушению политики сдерживания.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.