Перейти к основному содержанию

Карабах и Донбасс: параллели между двумя минскими процессами

Управляемый конфликт, господа
Источник

Примечание редакции. В нашем обществе принято забывать темы, актуальные пару-тройку лет назад — и лишь потом, спустя некоторое время, удивляться их актуализации. Это можно назвать смесью пословиц «жареный петух клюнет» и «снаряд дважды в одну воронку... всё же падает». Так что мы приняли волевое решение опубликовать не баян, а классику (текст 2016 года). Ведь вопрос Нагорного Карабаха снова актуален, а потому и об общих моментах с ОРДЛО напомнить следует прямо сейчас. Вдруг через месяц придется удивляться.

Корни современного конфликта уходят во времена позднего СССР, когда дряхлеющая империя уже не могла сдерживать на своей территории «парад суверенитетов». Более того: национальные устремления и территориальные конфликты между народами использовались как средство борьбы за власть между разными группировками в Москве. Вследствие попустительства, а порой и откровенного подстрекательства Кремля напряжённость в населённой армянами Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР переросла в кровопролитную войну (1992-1994), которую вели между собой уже независимые Азербайджан и Армения. Последняя, конечно, не признаёт себя стороной конфликта, иначе бы она предстала перед международным сообществом как страна-агрессор, оккупировавшая значительную часть территории соседа. Армянская позиция состоит в том, что Азербайджану противостоит «Нагорно-Карабахская Республика», отстаивающая свое право на независимость. Но эта уловка не меняет сути дела: на всей своей протяжённости армяно-азербайджанская граница являет собой линию фронта. Кроме того, свою границу с Арменией заблокировала Турция. В итоге Армения оказалась маленькой, изолированной от мира страной, имеющей сухопутное сообщение лишь с Грузией и Ираном.


Заброшенные руины азербайджанского города Агдам на линии разграничения огня

По «странному» стечению обстоятельств, решением карабахского конфликта, так же как и донбасского, занимается ОБСЕ в Минске. У нас есть Минские соглашения, а там — Минская группа, возглавляемая сопредседателями: Россией, Францией и США. Насколько успешным является минский процесс по Карабаху, можно судить по тому, что уже более двух десятилетий конфликт остается нерешённым. Более того, периодически происходит эскалация в виде перестрелок и позиционных боев. С момента официального прекращения огня в мае 1994 года и до сего дня с обеих сторон погибли сотни военнослужащих. Конечно, апрельский инцидент является наиболее опасным за все время: была применена тяжёлая артиллерия, бронетехника, авиация. Но ожидать возобновления полномасштабной войны пока нет оснований. Эксперты, постоянно отслеживающие ситуацию на Южном Кавказе, имеют крепкие нервы и дают сдержанные прогнозы.

За прошедшие два десятилетия конфликт в Карабахе стал стабильным и управляемым; между сторонами образовался паритет, не позволяющий никому из них рассчитывать на полную победу. С одной стороны, Азербайджан нарастил серьёзный военный потенциал: ассигнования Баку на оборону суммарно превышают государственный бюджет Армении. Баку жаждет военного реванша, но его сдерживают обстоятельства. Армения — член возглавляемого РФ военно-политического блока ОДКБ. На территории армянского города Гюмри дислоцируется 102-я российская военная база. Кроме того, у России есть общая граница с Азербайджаном. В Баку считают, что могут победить Армению, но только в том случае, если не вмешается Москва.

''

 

Поэтому пока перспективы коренного перелома ситуации туманны, и карабахский вопрос превратился в фактор внутренней политики Азербайджана и Армении. Апеллируя к необходимости быть готовыми защищать/освобождать свои земли, власти республик ищут поддержку в своих обществах, укрепляют своё положение. Нерешённая проблема Карабаха стала ресурсом легитимности существующих режимов в Баку и Ереване. Периодические эскалации призваны служить напоминанием, что «всё серьёзно», и надо сплотиться вокруг верного курса правительства.

Впрочем, международная ситуация после начала российской агрессии против Украины в феврале 2014 года существенно изменилась. Отвлечение Кремля на другие театры военных действий (Донбасс, Сирия), а в перспективе и упадок могущества РФ дарит Азербайджану надежду, что Армения в ответственный момент останется без защитника. Ухудшение российско-турецких отношений позволяет Азербайджану также рассчитывать на содействие Анкары. Недаром самые крупные вспышки эскалации в Карабахе отмечаются с лета 2014 года. Пока это только прощупывание ситуации, и оно может продолжиться.

Несмотря на то, что среди минских заседателей по Карабаху присутствуют как Россия, так и западные страны, их интересы прямо противоположны. Запад рассматривает Южный Кавказ, в первую очередь, как путь для доставки к себе энергоносителей Каспия. Это такой узкий проход «горными ущельями», зажатый между недружественными Россией и Ираном, находящийся в опасности из-за близости замороженных конфликтов в Карабахе, Цхинвальском регионе и Абхазии.


Оккупированные территории и транспортные проекты на Южном Кавказе

Западные страны искренне стремятся к решению армяно-азербайджанского конфликта. Это позволит открыть границы и реализовать транзитные проекты через Армению в Турцию — в дополнение к тем, что уже функционируют на территории Грузии. Однако в вопросе миротворчества западные страны демонстрируют полную беспомощность. Они против решения конфликта военным путём, но не в состоянии предложить сторонам что-либо иное. Тем временем Армения во всех вопросах внешней политики, в том числе и по Украине, идёт на поводу у Кремля. В Ереване понимают, что не благие намерения Запада, а военные гарантии РФ обеспечивают её безопасность.

Россия заинтересована в бесконечном поддержании минского формата по Карабаху в том виде, в каком он находится сейчас. Во-первых, это блокирует западные энерготранспортные проекты и позволяет РФ удерживать транзитную монополию на доступ к ресурсам Каспия и Центральной Азии.

Скованные конфликтом, Армения и Азербайджан вынуждены каждый раз оглядываться на Кремль в своей внешней политике. Именно РФ является фактически главным арбитром в данном противостоянии, и Москва не намерена терять эту роль.

Во-вторых, участие России в ещё одном посредническом формате, вместе с западными странами, придаёт ей значимости и респектабельности. В свете ухудшения отношения к РФ из-за Украины Кремль пытается всячески подчеркнуть свою незаменимость в решении насущных мировых проблем. Как же Европе прекратить волну терактов, если Россию не признают полноправным членом коалиции против ИГИЛ? Кто один способен остановить новую войну в Карабахе? Наверное, тот, кто в действительности контролирует уровень насилия. Не вдаваясь в конспирологию, стоит отметить, что нынешняя эскалация в Карабахе была выгодна как Азербайджану, так и России, но совершенно по разным причинам.

В заключение отметим, что идеальным решением Карабахского конфликта был бы поиск общего языка между Азербайджаном и Арменией без «посреднических услуг» России. Пока не представляется, на каких условиях могло бы наступить истинное перемирие, ведь позиции сторон кажутся несовместимыми: сохранение статус-кво Арменией и восстановление территориальной целостности Азербайджана. Но стремительно меняющаяся геополитическая ситуация может, в конце концов, заставить Армению задуматься над тем, что она выбрала себе плохого союзника. А раз так, то во избежание военного поражения определенные уступки Азербайджану будут просто неизбежны.

Сохранение минского формата по Карабаху в его нынешнем виде не приведёт ни к чему, кроме новых смертей военнослужащих и гражданского населения, а также позволит удовлетворить эгоистические интересы псевдомиротворца — РФ. Аналогичную роль Москва уготовила и Минским соглашениям по Донбассу.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...