Перейти к основному содержанию

Китай против Тайваня: чего ждать в 2021 году

Поиграй в шахматы с дьяволом
Источник

Сразу после президентских выборов в США было легко говорить: теперь китайско-американские отношения, которые чаще всего были напряжёнными последнюю пару лет, точно изменятся к лучшему. Судя по действиям, предпринятым вооружёнными силами по обе стороны Тайваньского пролива — что в воздухе, что в море в то же время — обе стороны действительно воспользовались этим шансом. Правда, лишь для укрепления собственных позиций.

Древняя китайская пословица гласит: «Люди, разбирающиеся в военном деле, не склонны к воинственности». В таких условиях остаётся Тайвань: он действительно не пойдёт на опрометчивую войну, как и раньше. Тем не менее, Народно-освободительная армия Китая (НОАК) больше не является злостным неудачником, как это было до последнего раунда военной реформы (началась в конце 2015 года).

Теперь нам приходится остерегаться даже слабой вероятности того, что Пекин действительно применит силу против Тайваня. Это может произойти из-за внутреннего давления, но на ситуацию всё так же влияют внешние факторы. Вот сейчас, например, Китай чаще всего прибегает к «стратегии серой зоны». Этот подход проявляется в регулярной отправке военных самолётов и кораблей для провокаций против островитян. Но это пока что, ведь в обозримом будущем нельзя исключать более прямолинейных действий.

Вероятные операции НОАК против Тайваня можно охарактеризовать всего одним лозунгом — «Первое сражение как последнее». Или, если вам так удобнее — «Первое сражение как решающее». Этот принцип весит гораздо больше, чем речь оратора: на самом деле перед вами настоящая цель агрессора. Если операции в Тайваньском проливе затянутся, вырастут шансы на международное вмешательство. Или появится вероятность неожиданных поворотов в самом Китае. Всё решит время.

Ещё древний китайский стратег Сунь Цзы говорил: «Самое лучшее — подчинить врага без боя». Если помните, по его заветам получается такая логика:

  • лучший способ поразить врага — использовать стратегию;
  • второй вариант — использовать дипломатию;
  • третий — сражаться с противником лоб в лоб;
  • хуже всего — осадить вражеские войска.

Конечно, самым оптимальным вариантом для современного Китая остаётся успешное воссоединение с Тайванем без какого-либо применения силы. Но если цель «мирного объединения» почему-то окажется недостижимой (по крайней мере, в ближайшее время), Пекин способен не только всерьёз припугнуть островитян — но и сделать это способом, не требующим полномасштабного применения военных сил.

 

Такие планы вполне способны оказаться настоящей причиной активного использования стратегии серой зоны. Поступая таким образом, Китай рассчитывает управлять боевым пространством в Тайваньском проливе. Например, контролировать подводную территорию с её слепыми зонами — их тайваньские системы наблюдения как раз не могут охватить. Цель состоит в том, чтобы подавить время стратегической реакции Тайваня. Или хотя бы ослабить систему материально-технического обеспечения и обслуживания острова. В таком случае мы получаем классическую тактику войны на истощение.

А вот если не сработают такие уловки, в ход пойдут совершенно другие инструменты. Допустим, военное запугивание не заставит Тайвань согласиться с условиями «объединения», установленными Пекином, и что тогда? В таком случае против острова уже могут применять более агрессивную тактику. К примеру, китайцы введут полноценную воздушную блокаду. И морскую тоже. Когда все эти меры внедрятся, придёт черёд следующего хода: начинается отправка кораблей для окружения прибрежных островов Тайваня. Таким нехитрым способом блокируется морское движение.

Это старая и хорошо забытая тактика «окружить позиции противника, не позволяя подкреплениям прийти им на помощь». Таким образом коммунистические войска неплохо проявляли себя во время гражданской войны в Китае. Теперь всё это может быть использовано против прибрежных территорий Тайваня — островов Донгша и Тайпин.

Лишь после того, как все эти шаги не достигнут поставленных целей, Китай будет рассматривать возможность настоящего нападения. При таких раскладах Пекин спокойно сосредоточит большое количество войск — причём в то время, когда он всё ещё планирует подчинить Тайвань путем военного устрашения, а не реальной войны.

Руководство КНР по-прежнему надеется, что цели можно достигнуть за счёт ограниченного применения силы. Исход этой операции во многом зависит от общественности Тайваня. Есть ли у этого народа воля противостоять военной агрессии? Или, может, желание поддержать собственные вооружённые силы? Пекин уже несколько лет использует свои прокси на острове, чтобы разделить его жителей.

 

Китайцы проводят здесь кампании по дезинформации, одновременно борются с доминирующим общественным мнением и в целом ведут когнитивную войну. Цель — позволить НОАК применить в случае необходимости целые дивизии на Тайване. Действовать по принципу «первое сражение как решающее» — но разумно, лишь с ограниченным применением силы.

Что же будет сразу после нанесения удара по Тайваню? НОАК просто призовёт мирное население сдаваться. Таким образом, станет ли первое сражение последним — зависит не от боевой мощи тайваньских вооружённых сил, а от решения народа, которое и должно стоять за его вооружёнными силами. Вооружённые силы Тайваня соответствуют конституции Китайской Республики. Без поддержки народа у военных, конечно же, нет шансов как-либо сдержать вторжение врага.

Поверьте, такой результат был бы аналогичен тому, чего Китай мог достичь прямым военным запугиванием. Лучший вариант для Пекина по-прежнему — покорить Тайвань без боевых действий. А вот запасной вариант уже подразумевает стратегию серой зоны, мелкомасштабное развёртывание войск без особой помпы и огласки. И, конечно же, одновременное дополнение тактики психологическим давлением на жителей острова — как политиков, так и простых людей.

Продолжение следует

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!