Перейти к основному содержанию

Китаю срочно нужен уголь. Россия или Монголия?

Иногда политика стоит потерь. Особенно для плановой экономики.
Источник

С самого начала пандемии Китай внезапно столкнулся сразу с несколькими проблемами, ранее казавшимися нереальными. Торговый конфликт с Австралией, задержки торговых судов и резкая нехватка угля.

Новые вызовы испытывают экономические возможности КНР. Теперь Пекину приходится показывать, как он умеет решать проблемы.

Ровно год назад Китай пошёл на решительные меры предосторожности. Государственным компаниям приказали срочно прекратить импорт австралийского угля — сейчас этот жест рассматривают как возмездие за критику Австралии в адрес Поднебесной.

Оставшись без привычного австралийского угля, Пекин недолго горевал.

Вскоре он бросил все свои силы на поиск новых поставщиков — в таком масштабе нехватку необходимо восполнять, и как можно быстрее. Так на горизонте появились предложения из России, Монголии и других стран.

Само собой, китайская блокада австралийского угля открывает новые возможности другим странам в регионе. Особенно это касается Восточной и Северо-Восточной Азии.

Но, видимо, этого КНР было недостаточно. Уже в июне 2021 года тревогу забили китайские заводы. Они принялись наперебой сообщать о перебоях в подаче электроэнергии, а со временем — о её реальной нехватке.

28 сентября появился отчёт, демонстрирующий провинции с наиболее серьёзными проблемами энергопотребления:

  • Синьцзян;
  • Цинхай;
  • Юньнань;
  • Цзянсу;
  • Фуцзянь;
  • Гуанси;
  • Гуандун.

Ничего удивительного. Знаете, что их объединяет? Именно в этих регионах расположены основные производственные мощности Китая.

Весь сентябрь крупные компании-поставщики боролись с нехваткой электроэнергии. Проблема оказалась гораздо серьёзнее прогнозов. Например, Pegatron (производит детали и собирает продукцию Apple) заявил об «ограничении подачи электроэнергии» на своём заводе в Куньшане.

По данным Global Times, такие же проблемы появились на востоке Китая. В провинции Цзянсу местные власти надавили на крупную текстильную фабрику: ей просто сообщили о грядущем отключении электроэнергии.

21 сентября подача электроэнергии была прервана. Точных дат никто не называл — лишь приблизительный срок остановки работы. До 7 октября «или позже».

Спустя неделю, 27 сентября, с заявлением вышла национальная телекомпания CCTV. Она сообщила, что самая северная провинция КНР — Хэйлунцзян — вот-вот столкнётся с острой нехваткой электроэнергии.

Прямо сейчас органы власти (как местные, так и центральные) активно ищут пути, по которым можно восполнить нехватку энергоносителей.

Важно успеть до наступления зимы — в северо-восточных провинциях вскоре ждут первые морозы. В условиях жёсткого дефицита Пекин принялся изучать транспортные расходы и тарифы, ведь цены на уголь продолжают расти во всём мире.

По данным всё той же Global Times, в данный момент КНР рассматривает любые — даже самые экзотические — варианты с импортом угля.

Пока вы это читаете, провинция Чжэцзян приняла первую партию угля из Казахстана.

С точки зрения экономически выгодных предложений, к Поднебесной куда ближе Россия, Монголия и Индонезия — но не Австралия. В северо-восточных областях (например, в провинции Хэйлунцзян) уже давно собирались поработать с Россией.

Что, китаец, умный? Смотри, чтобы сам себя не перехитрил в итоге.

По крайней мере, местная электростанция и так была подключена к линиям электропередачи из Амурского края.

Так что РФ на правах крупного экспортёра энергии уже получила важную роль в энергетическом сектора как Китая, так и его соседа — Монголии. По ходу 2020 года поставки российского угля в Поднебесную лишь возрастали. За первые шесть месяцев года нынешнего Китай приобрёл 24,15 млн тонн угля из РФ.

Если вам так интересно, за первое полугодие 2020 года было лишь 16,2 млн тонн.

Есть у КНР и другой северный сосед — Монголия. Можете не верить, но этот поставщик также является потенциальным решением энергетической проблемы.

Всего через месяц после начала угольного конфликта между КНР и Австралией наметились серьёзные сдвиги. Монголия нарастила экспорт собственного угля более чем на 17%. А с января по сентябрь этого года монголы из общего экспорта угля (11,9 млн тонн) отправляли в Китай почти всё (11,3 млн тонн).

Поставщики не переживают, но Поднебесная всё же учится жить в новой реальности.

Казалось бы, импорт кокса из Монголии за год увеличился на 13,7% и составил 8,3 млн тонн. С другой стороны, общий объём импортного кокса упал на 41,5% в годовом исчислении.

Политика всё же имеет свою цену. Австралия за полгода поставляла втрое больше своего монгольского конкурента. Тем более, у него вскоре ухудшилась обстановка с коронавирусом, и поставки в Китай прервались на некоторое время.

Решение нашлось всего за три недели, и вскоре составы с углём вновь поехали в КНР. Но разница всё же заметна, не так ли?

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.