Перейти к основному содержанию

Климатическая политика. Миссия невыполнима?

В принципе, для таких стратегий всегда проще вымереть.
Источник

Примечание редакции. Сейчас западная цивилизация любит подчёркивать проблемы матушки-природы, одновременно не замечая рост потребления угля в том же Китае. А давайте посмотрим, как идут дела у всяких-разных «зелёных». Например… Ой, да хоть в Канаде.

Канадская Партия зелёных довольно агрессивно отрабатывает климатические вызовы. Есть позитивные моменты по сокращению выбросов в атмосферу, которые вызывают интерес. Но хватает и поводов для критики.

Начнём с того, что на выборах должна была проиграть именно эта политсила. Больше никто не начинал список задач на климате — и на нём же заканчивал. Учитывая события прошлого лета (лесные пожары, жаркий купол, рекордные температуры) — жаль, что Партия зелёных не запустила свою платформу Be Daring чуть раньше. Желательно до 7 сентября.

Платформа определяет ключевую задачу: существенное сокращение выбросов, чтобы хотя бы смягчить эффект от изменений климата. И здесь партия выполнила большой пласт работы, показав связь экологии с другими гранями политики.

В среднем, зелёные потратили 33 страницы своей программы именно на этот раздел. У других политических сил, как вы могли догадаться, теме уделено намного меньше внимания.

Итак, что же предлагает партия? Например, сократить выбросы (и довольно агрессивно). Уменьшить их на 60% ниже уровня 2005 года — и успеть к 2030 году. Ещё подчёркнуто достижение чистого нуля по углеродам, но здесь сроки указаны весьма размыто: «как можно быстрее».

Зелёные заявили об ускорении ценообразования на углерод, с увеличением на 25 долларов за тонну в год. И всё это начиная с 2022 года.

Теперь о самой платформе. Она предлагает несколько интересных (и умных) подходов к более целенаправленному сокращению выбросов. Примером может служить предлагаемая программа обратного выкупа транспортных средств с двигателями внутреннего сгорания.

Да, всё это выглядит дорого — даже с учётом того, что обсуждается лишь потенциально. Но всё же это рабочий способ сократить выбросы от личного транспорта, дополняющий налоги на выбросы углерода.

Другой пример — усиление общественного транспорта с нулевым уровнем выбросов. Речь идёт как о междугородних, так и внутригородских перевозках.

В теории это может заполнить пробел, оставленный Greyhound (речь о местной компании-перевозчике, прекратившей обслуживать автобусные маршруты ещё в мае. — Прим. пер.). А ещё повысит мобильность пассажиров и поможет региональным компаниям создать новую сеть перевозок.

К сожалению, в платформе Green Party есть моменты, которые могут вам не нравиться. В том числе и лицемерие.

Чем больше выпьют пионеры...

В политике принято изо всех сил нападать на правящую политсилу. Но Партия зелёных перегнула палку, сделав заявление о либеральном правительстве как «шестилетке неудач». Как раз либералы сделали для климатической повестки больше, чем любое другое правительство в Канаде.

Понятно, что зелёным хочется большего. Но я не могу назвать провалом закон о ценообразовании выбросов. Его и в суде потом защитили.

Даю небольшую справку. По сравнению с 2005 годом выбросы снизились на 8,5 миллиона тонн (1,1%). Зелёные постоянно отмечают: выбросы всё ещё выше уровня 1990 года (на 21%). Но свою цель почему-то сравнивают уже с 2005 годом.

Загрязнение упало почти во всех секторах экономики. Нефть и газ, конечно, дают около 26% от общих выбросов. Но транспорт добавляет ещё 25%, промышленность — ещё 11%. Список неполный.

По сути, зелёные предлагают полностью преобразовать использование энергии канадцами, уложившись всего за девять лет. Что же не так? Все стороны предлагают аналогичный переход, но хотя бы учитывают важность темпа и масштабов для таких сдвигов.

А к 2030 году Канаде предлагается полностью перейти на стопроцентно возобновляемые источники энергии. Без ядерной энергетики. Без гидроэлектростанций.

Что же, давайте сравним. В 2020 году производство электроэнергии на основе сжигания составляло 17–21% от общего объёма.

Существуют серьёзные последствия для распределения по регионам. Особенно для провинций вроде Альберты и Саскачевана, ведь они очень зависят от ископаемых источников топлива.

Ещё в зоне риска находится Нунавут: там жители на 100% зависят от ископаемых для выработки электроэнергии.

План предназначен для возобновляемых источников электроэнергии, но не для электроэнергии без выбросов в целом. В его рамках невозможно производить электроэнергию на ископаемом топливе в сочетании с хранением углерода.

Это значит, что миллиардные инвестиции частных компаний (а также провинциальных или территориальных корпораций) будут бесполезны в соответствии со стратегией зелёных. При этом игнорируются физические, финансовые и технические проблемы, связанные с инвестициями в новую электроэнергетическую инфраструктуру.

Выполнение повестки дня Партии зелёных — пусть даже частично — требует жёсткого федерального подхода, когда инициатива спускается сверху вниз.

Это, в свою очередь, идёт вразрез с требованиями Конституции.

Список проблем дополняет то, что роль провинций и территорий в климатической политике зелёными почти не упомянута. За исключением разве что ссылки на объединение провинциальных сетей.

Зелёные предлагают прекратить добычу ископаемого топлива к 2035 году. Это будет интересная «дискуссия» между федеральными, провинциальными и территориальными органами власти.

Возможно, партия сможет обойти конституционные проблемы, регулируя выбросы в этих секторах и других отраслях и добиваясь нужных им изменений. Скорее всего, это лишь мотивирует местные власти отказываться от сотрудничества с федеральными. Даже сильнее, чем сейчас.

Программа зелёных больше всего напоминает кинофраншизу вроде «Миссия невыполнима».

В партийной стратегии отсутствуют детали насчёт реализации всего задуманного. А уж они необходимы для того, чтобы по-настоящему оценить: является ли этот план «амбициозным и выполнимым, обеспечивающим устойчивое процветание Канады». Мне кажется, что нет.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.