Перейти к основному содержанию

Конфликт в серой зоне. Переосмысление

Увязнув в серой зоне, агрессор побеждает не в 100% случаев.
Источник

Давайте рассмотрим условный конфликт в серой зоне не как неудачу. Скорее, как успешную акцию. Ведь что столкновение, что сдерживание — процессы длительные.

Тактика сдерживания определяет не только проблему и её возникновение, но и симптомы — то, в чём она затем проявляется. Чем агрессивнее повод (вызов), тем хуже сработала политика сдерживания. Но что происходит позже?

Атакующая сторона наносит удары. Но делает это не так эффективно, как могла бы: она опасается увеличить масштаб противостояния.

Получается, что даже после начала войны нападающего ограничивает страх перед такой же эскалацией, но уже со стороны жертвы. Падает продуктивность, вносятся коррективы в план действий. Так получаются две альтернативные теории: конфликт в серой зоне может символизировать и провал сдерживающей политики, и её успех.

С одной стороны, схватка в серой зоне — лучший вариант для претендента, которому нужна экономная и эффективная кампания при урезанных ресурсах.

С другой — та же эффективность позволит сдерживать более серьёзного врага.

Чтобы понять эти концепции (абсолютно противоположные), давайте рассмотрим ситуацию, в которой обороняющаяся стороны вполне готова воевать. Агрессор в серой зоне ограничен, встретив хорошо подготовленное сопротивление? Значит, обороняющаяся сторона уже выжала из сдерживания определённые плюсы.

Ну а если наступление врага не затрагивается, так как все боятся большой войны… Значит, оборона немного сплоховала при попытке сдержать соперника.

Теперь смотрите на то, как Россия ведёт себя в Европе. В принципе, её поведение согласуется с правилами сдерживания. Как пример рассмотрим действия Кремля в Эстонии, Украине и Грузии — странах, существенно разных в плане отношения к НАТО.

В 2004 году Эстония присоединилась к Альянсу. Уже в 2007 году Россия запустила волну хакерских атак, как только эстонцы снесли памятник советской эпохи.

В то время кибератаки были шокирующей новостью. Всё же они были рассмотрены правоохранительными органами Эстонии как часть российской агрессии по принципу серой зоны. Ведь Россия, увидев НАТО, всё же действовала мелко и сдержанно.

Но сравните ситуацию с происходящим в Грузии. В 2008 году российская армия вторглась на её территорию — после того, как Альянс объявил о свободном пути для Тбилиси к вступлению в его ряды. А поскольку вооружённый ответ со стороны объединения был маловероятен, россияне вели себя агрессивно и непринужденно.

''

''

Здесь Кремль не скрывал количество и состав своих сил. И после военной кампании до сих пор поддерживает контроль с помощью большого контингента — 10 тысяч солдат.

То, что произошло в Украине, являет собой «золотую середину» между этими конфликтами. В 2014 году Россия аннексировала Крым и до сих пор удерживает террористические группы на Донбассе, заодно устраивая провокации в киберпространстве. Однако это и близко не напоминает грузинские события.

Хоть у НАТО и нет перед Украиной особых обязательств, геополитические факторы (например, расположение страны рядом с членами Альянса) повышают её важность.

В тех областях, до которых НАТО дотягивается, Москва ограничивает себя подрывной работой в сети. Там, где объединение не может проявить особую решимость, как в Грузии — атакует в полный рост. Украина же перехватила статус серой зоны и сдержала угрозу. Да и Россия бросила воевать ровно то количество сил, которым планировала сдержать НАТО.

Кремль не действовал исключительно ради демонстрации собственной решимости. Иначе украинские баталии начались бы вместо грузинских.

Тем не менее, несмотря на повышенные ставки на Донбассе, Россия утихла.

Мы проанализировали 82 российские провокации с 1994 по 2018 год. Всё сводится к тому, что Кремль нападает менее интенсивно, демонстрируя ответ на членство страны-жертвы в НАТО. Военные операции для низкой угрозы сдерживания, небольшие пакости (хакеры, вмешательство в выборы) — для большей.

Но даже если конфликт в серой зоне — такой себе «успех» политики сдерживания, он всё равно дорого обходится. Такие вещи слишком разрушительны и нежелательны.

Естественным ответом на учащающиеся вызовы такого плана может быть лишь готовность Альянса и его союзников к любым кампаниям. Они должны адаптироваться и к мелким конфликтам, и к полномасштабным войнам.

Если обеспечить хорошие ответные меры даже в таком формате, НАТО преуспеет в обороне европейских стран.

Продолжаем урок санкций 2.0 – россияне, готовьте сёдла.

Впрочем, и к этой идее лучше относиться с осторожностью. Расширение функционала серой зоны может нанести ущерб продуктивности. Ведь во что здесь выливаются конфликты? В сдерживание той или другой стороны. Сделав такой вариант наихудшей опцией при выборе целей, те же США могут с огорчением обнаружить: противник менее защищён от более серьёзных форм противостояния.

Политика сдерживания себя не исчерпала. Но потенциал НАТО важно повышать.

Сейчас Украина, к сожалению, оказалась именно в этой ситуации: государство пытается сдержать противника в серой зоне. Правда, Альянс всё же помогает стране.

Теперь для Москвы этот конфликт выглядит менее перспективным. И поскольку бодаться в серой зоне ей уже не так комфортно, уместны предположения насчёт полноценной эскалации конфликта. Мы можем лишь надеяться, что украинские успехи заставят Россию пересмотреть подход к её военным операциям.

И не забываем об оружии в серой зоне. Большая война всё ещё не исключена.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.