Перейти к основному содержанию

Доброе утро, Корея! Часть вторая. Мураками

1 ноября 1862 года клан Сага пополнился ещё одним членом — Мураками Какуити. Медицинская карьера молодого человека быстро сменилась на военно-морскую в августе 1880-го.

С первой частью материала можете ознакомиться здесь.

bxm

1 ноября 1862 года клан Сага пополнился ещё одним членом — Мураками Какуити. Медицинская карьера молодого человека быстро сменилась на военно-морскую в августе 1880-го. В 1886-м уже на новом поприще молодой лейтенант начинает стремительное продвижение вверх, и в итоге в 1889-м он (уже в чине капитан-лейтенанта) получает преподавательскую должность в минно-торпедном классе военно-морского училища. В следующем году становится командиром учебного отряда и инспектором учебной части. Его заметили, и он стал адъютантом командующего Эскадры постоянной готовности (ЭскПГ).

010000001

Командирован в Англию в составе комиссии по приёму крейсера «Ёсино» («Иошино»; на тот момент один из самых быстроходных крейсеров в мире, вооружённый исключительно скорострельной артиллерией. Первый настоящий элсвикский крейсер: стал эталоном и родоначальником концепции лёгкого быстроходного крейсера, потенциально способного бороться с более вооружёнными кораблями (см. Битва при Ялу, где он был во главе «Летучего отряда»)), служил на нём короткое время старшим минным офицером. С 1 марта 1895 года он уже секретарь морского министра и его адъютант в ставке Верховного главнокомандующего. Неожиданно был послан во Францию на учёбу. В 1899-м получил чин капитана 2-го ранга и стал офицером военно-морской разведки во Франции. Был отозван, и, казалось бы, судьба отвернулась от него, но в июле 1903-го был назначен командиром на старый крейсер 3-го класса «Тиёда» (3-й класс по японской классификации британской постройки). Уже в 29 сентября Мураками привёл своё судно в Инчхон, где оно стало стационером (представляло флаг страны).

0200000002

1 ноября на берегу произошла драка между японскими подданными и моряками российской канонерской лодки «Бобр». Русские слишком бурно веселились. Все просьбы унять «весельчаков» окончились тем, что 3 человека получили тяжёлые травмы, а 7 японцев и 12 русских моряков отделались лёгкими. Поскольку ситуация между странами была и без того напряжённой, Мураками полагал, что в силу того, что российский отряд состоял из броненосца «Полтава» и канонерской лодки «Бобр», то есть обладал заведомо большим потенциалом, возможен вариант, что вверенный ему крейсер мог подвергнуться нападению. Был составлен план (ВМСУ, записывайте):

– «Тиёда» в ночное время встанет между «Полтавой» и «Бобром», артиллерийским огнём и торпедами атакует российские корабли;

– в случае, если противник станет готовиться открыть огонь по крейсеру «Тиёда», немедленно атаковать российские корабли всеми средствами;

– 40 наиболее крепких нижних чинов на катерах берут на абордаж два миноносца противника.

В Морском генштабе, прочитав план Мураками, 10 ноября отправили его подумать курсировать по маршруту Циндао – Чифу. Но уже 14 декабря телеграмма вернула командира в Инчхон. По пути он по указанию МГШ проверял якорные стоянки, о чём и составил обширный доклад. 23 декабря посланник Японии в Корее попросил морского министра оставить какой-либо корабль в Инчхоне и мгновенно получил ответ, что там будет постоянно находиться «Тиёда». 28 декабря был сформирован Объединённый флот, и все корабли вне территориальных вод Японии получили приказ вернуться на родину. Особым приказом Мураками подтвердили его текущий статус: «Тиёда» остаётся в Инчхоне до особого распоряжения.

С 1 января 1904 года Мураками ежедневно составляет отчёты и отправляет их морскому министру, в МГШ и командующему 3-м флотом, в состав которого теперь входил крейсер «Тиёда». Интересно заметить, что ввиду общей ситуации он мог и не присылать командующему 3-м флотом этих докладов, но чинопочитание никто не отменял, и Катаока Ситиро узнавал о ситуации в Инчхоне быстрее, чем командующий Объединённым флотом Хэйхатиро Того.

Мураками так поставил дело, что все его офицеры заводили дружбу с иностранными офицерами, часто посещая другие корабли и принимая гостей, после чего составляли доклады о том, что видели, слышали и т. д. Командир лично посещал российские корабли и принимал гостей, ибо знал русский язык.

Несмотря на то, что в Инчхоне было всего два российских корабля — крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец», — Мураками понимал, что его крейсер слишком стар и плохо оснащён, чтобы противостоять относительно новому и лучше вооружённому «Варягу». Манипулируя этим, Мураками просил своего командующего вернуть его крейсер в Японию и заменить на другой корабль, но Катаока Ситиро ему в этом раз за разом отказывал.

31 января пришла шифровка от морского министра, в которой говорилось о том, что 2 февраля ожидается ответ от России и, скорее всего, ситуация ухудшится; нужно быть готовым к тому, что связь может прерваться, и ежели так всё и будет, то Мураками может действовать на свой страх и риск, не нарушая международных законов. Тут, как назло, канонерская лодка «Кореец» сменила якорную стоянку и стала в 300-х метрах от «Тиёда». Мураками отвёл крейсер подальше от российских и снова составил (и отправил морскому министру и Ко) план: если русские первыми начнут высадку десанта (командир не знал, но уже понял, что японцы хотят высадить десант), то он посадит крейсер на отмель напротив английского посольства и российского отделения КВЖД и будет вести огонь по российским кораблям, пока не кончаться снаряды, до самого похода Объединённого флота.

Что интересно, так это то, что штабные из министерства и МГШ не слали Мураками телеграмм с призывом исполнить свой долг до конца, даже наоборот — заместитель морского министра контр-адмирал Сайто Макото подчёркивал в послании, что попытка «Тиёда» сопротивляться приведёт только с самоуничтожению и страданиям местных жителей, потому, если что, тихо уходите, ибо наш флот уже идёт.

6 февраля в 23:30 Мураками получил телеграмму, что в Пусане уже захватили два российских торговых корабля. Фактически война уже началась. Командир понял правильно, что как только русские об этом узнают, то могут его атаковать. Поэтому крейсер подготовили к бою, и морскому министру полетела шифровка, что, ввиду сложившихся обстоятельств, ждать нельзя, и с наступлением ночи Мураками атакует российские корабли и будет стремиться потопить их, а пока замер в ожидании распоряжений. А если их не последует к утру, то будет осуществлять свой план.

Были заряжены все торпедные аппараты, подняты к орудиям снаряды и заряды, развёрнут лазарет. «Варяг» должен был быть атакован двумя торпедами и только потом — артиллерийским огнём.

И всё шло к «гениальной» победе Мураками над российским медведем, как тут вмешался Генеральный штаб: в 01:00 ночи пришла телеграмма с приказом ничего не предпринимать, дабы не сорвать атаки Объединённого флота, да и в порту так много иностранных судов, а скандал сейчас ни к чему. Пришлось подчиниться.

Зато Мураками стал «бомбардировать» посланника в Сеуле телеграммами о том, что надо «надавить» на телеграфные станции (принадлежали японцам), чтобы они не передавали сообщений из Пусана, и запретить газетам освещать захват судов. Мураками не знал, что ещё 4 февраля министр связи Японии издал приказ, согласно которому были введены задержки на передачу телеграмм, а подозрительные не отправляли вообще, принимали телеграммы только на японском, английском и французском. Например, командир «Варяга» так и не дождался ответа из Порт-Артура на свою телеграмму от 6 февраля с вопросом, был ли разрыв отношений и каковы должны быть его дальнейшие действия. Её задержали на 72 часа, а потом просто не отправили.

7 февраля начальник МГШ запросил информацию о ситуации в Инхоне. Мураками ответил, что на кораблях в порту не ведут никаких особых приготовлений. В 23:55 «Тиёда» снялась с якоря и ушла из Инчхона. В вахтенном журнале записали: «безлунная ночь, полный штиль, почти нулевая видимость, маяки на выходе не горят». Мураками считал, что ушёл скрытно, но его выдал забытый гакабортный огонь, и русские увидели, как он скрылся в ночи. Впрочем, это ничего не меняло, так как преследовать Мураками никто не собирался и не мог.

8 февраля у острова Ондо крейсер «Тиёда» присоединился к 4-му боевому отряду под командованием контр-адмирала Уриу Сотокити.

Короку — большой куш

8 февраля в 14:45 4-й боевой отряд (крейсера «Тиёда», «Такатихо», «Нанива», «Акаси», «Ниитака»), броненосный крейсер «Асама» и транспорты «Дайрен-мару» (1130 человек и 37 лошадей), «Отару-мару» (1122 человек и 32 лошади), «Хэйдзё-мару» снялись с якоря и вышли с залива Асанман в Инчхон. Всё это великолепие сопровождал на переходе 9-й отряд миноносцев. И всё шло гладко, но тут сигнальщики доложили, что российский корабль движется навстречу. Так неожиданно для себя обе стороны столкнулись в достаточно узком месте. У миноносцев был приказ в случае опасности для транспортов атаковать противника без дополнительного приказа. Собственно, канонерская лодка «Кореец» — ввиду отсутствия связи (как я уже писал) — была послана в Порт-Артур с донесением и за ЦУ, и не собиралась атаковать японский отряд, но командир 9-го отряда миноносцев решил иначе. Заходили, разделившись, с обоих бортов: «Хато» и «Аотака» — с левого, а «Кари» и «Цубаме» — с правого. «Кари» и «Хато» выпустили торпеды, обе не попали. «Цубаме» героически налетел на бар (отмель), сам снялся с отмели, но потерял лопасти от винтов и вынужден был снизить ход из-за появившейся вибрации. Русские успели сделать несколько выстрелов, но прекратили огонь. Японцы успели поднять сигнал на возврат транспортов операции и отменили его. Пока суматоха прекратилась, отряд добрался до места назначения.

«Варяг» и «Кореец» были взяты под прицел миноносцами и крейсерами. Транспорты немедленно приступили к разгрузке. Русские молча наблюдали за этим процессом.

В 02:30 9 февраля выгрузка закончилась, в 06:00 «Дайрен-мару» и «Отару-мару» ушли в Асанман. Уже утром два батальона были отправлены по железной дороге в Сеул, и в тот же день японский посланник в Корее Хаяси Гонсукэ уведомил министра иностранных дел Кореи Ли Чжи Ёна об успехах японской армии у Инчхона и Порт-Артура:

«Правительство Японии, желая оградить Корею от посягательств России, высадило передовой отряд численностью около двух тысяч человек и экстренно ввело их в Сеул, дабы избежать вторжения российских войск в корейскую столицу и превращения её в поле боя, а также для защиты корейского императора. Проходя через территорию Кореи, японские войска будут уважать власть корейского императора и не намерены причинять вреда его подданным».

Вечером того же дня японского посланника в Корее Хаяси Гонсукэ и генерал-майора Идзити принял корейский император Коджон. По результатам встречи посланник России был послан выслан из Кореи.

Так в точности был исполнен план на начало войны и достигнута главная цель десантной операции: одним ударом был решён корейский вопрос и нанесён существенный военно-политический урон Российской империи.

Дальше вроде начинается история известная, и даже эпически легендарная.

Русским был предъявлен ультиматум: или вы до полудня выходите и принимаете бой, или мы в 16:00 атакуем вас на рейде. Российские моряки попали в откровенно скверную ситуацию. Шансов практически никаких. Силы были настолько не равны, что в пору было к Царице небесной апеллировать. Уриу полагал, что Руднев (командир крейсера «Варяг») пойдёт на прорыв, рассчитывая на скорость своего крейсера (эпический срач на профильных форумах о том, мог ли «Варяг» развить скорость, близкую к показанной заводской пробе, — чтение не для слабонервных). Для нас важно, что был бой, в результате которого российский крейсер вернулся в порт и был затоплен (кстати, тонул медленно; боялись, что японцы увидят и захватят его до затопления, даже просили англичан торпедировать крейсер, чтобы ускорить процесс), канонерская лодка взорвана, а экипажи перешли на нейтральные суда.

Изложим факты:

– ни один японский корабль не пострадал в бою;

– японцы не предлагали русским сдаваться;

– один японский моряк был травмирован: серьёзно вывихнул ногу в машинном отделении;

– японцы подняли крейсер и не нашли на нём никаких повреждений рулевого управления;

– после подъёма крейсер своим ходом ушёл в Японию на восстановительный ремонт;

– все 152-мм орудия с «Варяга» были освидетельствованы и признаны исправными. Более того, ими вооружили вспомогательные крейсера (мобилизованные / захваченные / арендованные суда), которые успели повоевать против своих же;

– крейсер выкупили у Японии во время Первой мировой войны, рассчитавшись золотом.

0300000003

Но самое главное было не это. Кто-то решил из вполне себе неудачного боя сделать героический лубок торжества «русскага духа» царицей соблазняли меня, но не поддался я, и поэтому медалей не жалеть, встречать как героев торжественно и эффектно.

Эффект же был абсолютно другой: неожиданно все обнаружили, что погибать за царя и Отечество не обязательно. Более того, царь и Отечество найдут смягчающие обстоятельства и наградят за доблесть и отвагу. Дошло до того, что стали сдаваться не просто кораблями — эскадрами, а за побег крейсеров (в том числе и крейсера «Аврора») во время Цусимского сражения аж до Манилы (Филиппины) никого даже не пожурили.

Для справки: Мураками Какуити в своё время стал морским министром, хотя и пробыл на этой должности всего полгода.

Постскриптум

Многие из вас, очевидно, в недоумении, почему статья вышла под названием «Доброе утро, Корея!» при столь частом упоминании Японии и России. Поясняю для таких комрадов, тому есть две причины:

1) участь тех, кто хочет отсидеться за забором своей «хатинки», изображая из себя голубя мира, дабы не провоцировать соседей на насилие, очень печальна, ибо автоматически превращает таких людей / политиков в марионеток, а подвластных им людей — в исторических лузеров. И как не убегай от войны, она всё равно придёт в твой дом. Пусть не сейчас, но она обязательно придёт, как пришла в Корею через 45 лет после описанных событий;

2) даже самые смелые мечты сбываются, если приложить к тому все свои усилия и использовать возможности. У нас нет армии? Создадим. У нас нет флота? Создадим. У нас нет громких побед? Создадим. Говорят, что у нас нет будущего? Создадим. Японцы смогли, корейцы смогли и ещё много кто смог, и мы сможем. Крым? Вернём. Казалось бы, это всё хотелки-перделки. Согласен, но без них никак нельзя, ибо тот, кто не видит цели, обречён блуждать в трёх граблях соснах.

Верили ли корейцы сто лет назад, что после столетий китайского протектората и океана слёз их Родина станет примером, мечтой? Не знаю, но я верю, что мою Украину ждут лучшие времена. Осталось сделать всё, чтобы они наступили.

4 марта 2016 года, Николаев

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...