Перейти к основному содержанию

Крымская политика Кремля

Пять основных требований Украины касательно Крыма и возможная реакция РФ. С юридической точки зрения.

Сейчас, когда каждый день происходят обстрелы и линия соприкосновения на Донбассе практически не меняет своих очертаний, перспектива конца войны кажется отдалённой. Но, несмотря на текущий момент, вокруг будущего Донбасса сложился консенсус всех участников конфликта. Он будет украинским — об этом говорят и в Киеве, и в Москве, и в Брюсселе. Юридическая принадлежность востока Украины не вызывает никаких дискуссий, остаётся определиться с политической частью.

Совершенно очевидно, что сразу после разрешения вопроса о Донбассе на повестке дня встанет принадлежность Крыма, и тут такого единогласия, как в вопросе с Донбассом, нет. Конфликт с Россией не будет окончательно решён до момента урегулирования вопроса Крыма. Несмотря на всю браваду Кремля в отношении санкций, россияне чувствуют, как они бьют по доходам, компаниям, закрывают доступ к технологиям и всё дальше отбрасывают Россию от технологических лидеров. Так как в современном мире нужно быстро бежать просто для того, чтобы оставаться на месте, не говоря уже о том, чтобы догнать тех, кто идёт вперёд. Кремлю нужно снять санкции, и он будет прикладывать к этому усилия. Так что в какой-то момент вопрос Крыма будет вынесен на нейтральную площадку и будет рассматриваться в юридической плоскости. В этом случае все претензии Украины придётся изложить сухими юридическими терминами, которые, скорее всего, будут рассматриваться хоть и в рамках большого дела, но каждый по отдельности. Эти требования можно условно разделить на несколько больших частей.

Первое — корабли, военная техника и другое имущество Министерства обороны. Корабль считается территорией того государства, флаг которого над ним поднят. Если с военного корабля официально не был спущен военно-морской флаг, то не существует законных способов передачи его в чужую юрисдикцию. Поэтому все военные корабли, оставшиеся в Крыму, остаются украинскими, и доказать обратное невозможно. На военном корабле не может произойти референдум. А попытка провести его будет считаться бунтом. В этом вопросе юридическая позиция очень сильна и любой суд встанет на нашу сторону. Именно поэтому Кремль выступил с предложением урегулировать вопрос военной техники и боеприпасов, оставшихся в Крыму, путём их передачи.

Второе — имущество украинских компаний, которое было национализировано, или, проще говоря, отобрано у законных владельцев в Крыму. По поручению правительства России в Севастополе и Крыму приняты законы о компенсации в случае национализации. По этим законам собственникам должна быть выплачена компенсация за отобранное имущество. Правда, оценку производит сама отобравшая сторона — и цена получается далёкой от рыночной. Но, тем не менее, компенсация будет назначена, и с того момента, как её выплатят, вопрос будет считаться урегулированным. Национализация — непопулярный ход, но в мире есть много примеров национализаций частных компаний как добровольных, так и принудительных. И в этом вопросе, с учётом назначенных компенсаций, Россия может разрешить эти имущественные споры с собственниками. Юридическая позиция украинских собственников имущества сильная, и потому этот вопрос Кремль старается решить уже сейчас.

Третье — это добыча полезных ископаемых на территории Крыма. В первую очередь это касается добычи газа компанией «Черноморнефтегаз». Газ добывается в международно признанной экономической зоне Украины. По всем международным правилам без разрешения Украины добыча этих полезных ископаемых незаконна. За время оккупации там накапали уже довольно большие суммы, и, скорее всего, Россия попытается свести к тому, чтобы зачесть эти суммы в счёт кредита в 3 миллиарда долларов, которые Украина взяла у России в долг во времена президентства Януковича. Здесь позиция Украины не такая прочная, так как решение суда зависит от того, чьей будет признана земля, от которой отсчитывается исключительная экономическая зона.

Четвёртое — недополученная прибыль. К этому можно отнести вылов рыбы в водах вокруг Крыма, сбор платы за проход по Керченскому проливу, потери от отсутствия перевалки грузов через порты Крыма, плата за пролёт гражданских воздушных судов над полуостровом и тому подобное. Что-то из этого можно вычислить, что-то можно только примерно оценить. Решить этот комплекс вопросов можно также путём простых компенсаций. Требования по этим платежам у Украины не очень прочные и будут зависеть от признания украинской юрисдикции над землёй и верифицируемости формулы расчёта недополученной прибыли.

Пятое, — и это самая важная часть, — это принадлежность, собственно, земли. Согласно уставу ООН, народы имеют право на самоопределение. Проблема в том, что такого народа как крымчане не существует, и поэтому он не может быть источником инициативы о самоопределении. В Крыму проживают три крупные этнические группы: русские, у которых есть своя страна, украинцы, у которых также есть своя страна, и крымские татары. От позиции последних будет зависеть очень многое. Именно они с международной точки зрения имеют право на самоопределение, поскольку не имеют своего государства и территория Крыма является их исторической родиной. И этот народ может придать легитимность новому референдуму. А именно к новому референдуму всё, в конце концов, и будет сведено. Когда все имущественные вопросы будут разрешены тем или иным образом, последней линией обороны для российской стороны станет мнение людей, проживающих в Крыму. Предыдущий референдум не признаётся международным сообществом, поэтому Россия может пойти на проведение нового референдума под присмотром международных наблюдателей. Можно допустить даже, что этот референдум будет честным, только для победы в нём Россия уже сейчас меняет демографический состав Крыма. Туда переводятся большие контингенты военных с семьями, существуют программы переселения для учителей и врачей из других регионов России, им даются подъёмные, в некоторых случаях их обеспечивают жильём. В то же время оказывается постоянное давление на всех проукраински настроенных граждан, особенно на крымских татар, с целью выдавить их из Крыма в Украину, чтобы в момент будущего референдума их можно было исключить из голосования.

Выводом из всего вышесказанного может стать констатация того, что Россия готовится к судебным разбирательствам касательно Крыма и ищет возможности урегулировать вопросы, решаемые просто деньгами или передачей имущества, чтобы уменьшить количество претензий украинской стороны и, таким образом, ослабить доводы о необходимости безусловного возвращения Крыма. Все споры, которые можно урегулировать выплатами компенсаций или возвратом собственности, Кремль будет стараться решать до большого разбирательства по Крыму, особенно в вопросах, по которым юридическая позиция Украины сильна. Это большие суммы и сразу выплатить их не получится, но Россия может предлагать схемы с поставками нефти и газа в счёт этих компенсаций или ещё какие-то варианты. Причём поставки могут производиться не напрямую в Украину, а стране Евросоюза, которая уже будет выплачивать деньги Украине и выступать в этом случае гарантом исполнения договора. Для такой богатой ресурсами страны как Россия будет не так сложно найти посредника в вопросах компенсаций, а вот в вопросе принадлежности земли с посредниками у неё может не сложиться. Так что в этом ключевом вопросе Россия, прикрываясь демократическими по букве, но абсолютно циничными по сути доводами о народе Крыма, будет готовить почву для нового референдума. И для того, чтобы победить в нём, она уже сейчас прикладывает большие усилия по изменению демографического состава населения Крыма. При этом в будущем будет активно продвигать идею о том, что именно проведение нового референдума — это цивилизованный способ разрешения конфликта. Общественное мнение в России и на Западе уже обрабатывается такими тезисами (пока словами якобы оппозиционного политика) для проверки реакции, но в будущем, вполне возможно, этот же посыл будут транслировать все рупоры пропаганды и агенты влияния.

Неизвестно, будет ли Россия именно так строить свою линию обороны в вопросе признания легитимности аннексии Крыма, но те действия, которые происходят сейчас, наталкивают на такие размышления. Что может предпринять в этом случае Украина? Отвергать тезис о народе Крыма, поддерживать крымских татар, доносить свою точку зрения до международных организаций и, главное, развивать страну так, чтобы у людей, которые будут участвовать в будущем референдуме, был только один ответ: Крым — это Украина.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!