Перейти к основному содержанию

Невыученный урок

Если поездом прибудете в Рим на вокзал Термини, то поневоле окажитесь на этой площади – Пьяцца-дей-Чинквеченто (площади Пятисот). Название не имеет ничего общего ни с автомобилем Fiat Чинквеченто, ни с итальянским названием XVI века.

bxm

Всё новое – хорошо забытое старое.

Если поездом прибудете в Рим на вокзал Термини, то поневоле окажитесь на этой площади – Пьяцца-дей-Чинквеченто (площади Пятисот). Название не имеет ничего общего ни с автомобилем Fiat Чинквеченто, ни с итальянским названием XVI века. Загадка топонима сокрыта в памятнике, который в 1924 году перенесли с привокзальной площади в более спокойное и умиротворённое место на другой стороне улицы – в сад Терм императора Диоклетиана. Памятник этот примечателен и тем, что его венчает древнеегипетский обелиск из города Солнца – Гелиополя (сегодня это пригород Каира). В 1883 году обелиск нашли в районе улицы Сан-Игнацио, и этот современник Рамзеса II был обречён остаться в тени иных величественных находок Вечного города, но…

26 января 1887 года в Эфиопии у селения Догали состоялось сражение: итальянский отряд численностью примерно 500 человек был атакован 7 000-ю тысячами эфиопских воинов. К чести итальянцев стоит сказать, что они защищались в течении 2-х часов до последнего патрона. Только 80 из них попали в плен.

Стела, с истории которой я начал рассказ, была использована как монумент в память о погибших в сражении у Догали. 548 – именно такое количество фамилий выбито на ней. В честь этих бойцов и названа одна из площадей Вечного города – Пьяцца-дей-Чинквеченто.

Обида за поражение требовала мщения. Эмоции в такой степени захлестнули страну и власти, что было решено присвоить имя «Догали» только что перекупленному прямо на стапеле в Англии греческому крейсеру «Саламис». Никого даже не смутило, что крейсер уже успели назвать в честь государственного деятеля времён Венецианской республики «Анжело Эмо» (оцените красоту игры: крейсер, названный в честь одной из великих побед на море, в конечном счёте был переименован в проигранное сражение на суше, ага).

Бедная Эфиопия. И тогда, и сейчас нищая страна, погрязшая в племенных междоусобицах. Помимо прочего, Эфиопия была православной христианской страной.

Вернёмся чуть ранее, и в 1883 году один царицынский казак Николай Иванович Ашинов отправился в Абиссинию, задавшись планом содействовать политическому и церковному сближению Абиссинии с Российской империей, и в этих видах вступил в сношения с негусом (царь-царей ака император) Иоанном ака Йоханныс IV, выдавая себя за представителя русского правительства. Кстати, Ашинов оставил свой след и в науке, издав в 1888 году в Петербурге «Абиссинскую азбуку и начальный абиссино-русский словарь».

Вернувшись затем в Россию, он, именуя себя «вольным казаком», затеял в 1889 году вместе с монахом Паисием экспедицию в Абиссинию. Во главе отряда из 150 терских казаков временно остановился в форте Сагалло на побережье берега Французского Сомали (сейчас Джибути), чтобы затем отправиться в Абиссинию, где планировал создать колонию «Новая Москва». В том же 1889 году форт Сагалло, где остановился Ашинов со своими спутниками, был разгромлен французскими войсками. Ашинов и поселенцы арестованы и отправлены в Россию.

В марте 1889 года император Эфиопии Йоханныс IV был убит в сражении с суданскими махдистами при Мэтэме. Наследственный правитель области Шоа, принадлежащий к боковой ветви императорской династии, Сахле Мариам, провозгласил себя императором Эфиопии под именем Менелика II — не без итальянского вмешательства. Главную опасность для Менелика первоначально представлял его соперник в борьбе за трон, сын Йоханныса IV — рас (правитель области) Мэнгэша, правитель Тигре. Поэтому 2 мая 1889 года Менелик подписал с Италией Уччальский договор о дружбе и торговле; по нему Эфиопия признавала за Италией право на обладание Эритреей и частью северной эфиопской провинции Тигре (многие из уступленных территорий уже находились в руках итальянцев или связанных с Италией вождей). Тексты, написанные в договоре на амхарском и итальянском языках, различались в пункте о правах итальянцев. В варианте на амхарском говорилось: «Его Величество царь царей Эфиопии МОЖЕТ прибегать к услугам правительства Его Величества итальянского короля во всех делах с прочими державами и правительствами»; в итальянском вместо слова «может» стояло «согласен», которое Италия понимала как «должен». Узнав, что Рим требует протектората над всей Эфиопией, основываясь на неправильном переводе договора, Менелик II сначала искал дипломатического решения назревающего конфликта. Не добившись успеха, он в феврале 1893-го объявил о расторжении Уччиальского договора со 2 мая 1894 года. Возникла острая необходимость найти нового покровителя.

Ради правды стоит сказать, что дело казака Ашинова не пропало даром.

Однажды некто Виктор Фёдорович Машков, временно (с сохранением жалования) уволившись с военной службы, получил высочайшее разрешение частным образом посетить с православной миссией Абиссинию (в российском Генштабе уже тогда любили науку и в Бога веровали, то есть выдали две тысячи рублей на учёные занятия, ага!). По возвращению из Абиссинии Виктор Фёдорович докладывал самодержцу всея Руси лично и неоднократно.

В результате этой работы и, согласовав некоторые моменты с союзной Францией, Россия выделила 40 горных орудий «кавказского образца», и (барабанная дробь) в Эфиопию прибыла группа русских военных советников-добровольцев во главе с есаулом Кубанского казачьего войска Николаем Леонтьевым, в которую входили и офицеры-артиллеристы.

Николай Степанович Леонтьев родился в деревне Малая Берёзовка в Херсонской губернии в благородной семье, закончил Николаевское кавалерийское училище, вышел в отставку, совершил несколько путешествий для научных исследований в качестве действительного члена Императорского русского географического общества. Одно время Николай Степанович стал плохо спать от того, что тянуло его в Африку вообще и Абиссинию в частности, исключительно «из желания показать всему миру, что мы, русские, можем служить родине, и притом не прибегая к огню и мечу, не хуже англичан, французов и немцев, свивших себе при помощи этих двух факторов прочные гнёзда в Африке». Ага, мы это запомним.

Главной целью экспедиции стало предложение негусу Менелику II установить дипломатические отношения между Абиссинией и Россией и… предложение помощи в создании мощной регулярной армии. Экспедиция состояла из 11 человек; ближайшим помощником был штабс-капитан К. С. Звягин. Руководство экспедицией было возложено на самого Леонтьева, а снаряжалась она как за счёт средств правительства и Географического общества, так и на пожертвования церкви, общественных организаций, частных предпринимателей. Официально в задачи экспедиции входило «…изучение течения светил небесных, стран земли, веры, законов, нравов и обычаев народов, на земле обитающих, животных, на земле водящихся, и растений».

После длительного и тяжёлого путешествия экспедиция Н. С. Леонтьева в марте 1895 года добралась до Энтото — резиденции абиссинского императора, где ей был устроен весьма тёплый и торжественный приём с участием императорских войск, духовенства и населения.

Николай Степанович привёз в Санкт-Петербург собственноручное письмо Менелика, а затем в столицу России прибыло чрезвычайное посольство во главе с митрополитом Харрарским и двумя принцами крови.

Убедившись в расположенности России к Эфиопии и в основательности своих надежд на её военно-политическую поддержку, Менелик II отправляет в Россию эфиопское посольство во главе со своим двоюродным братом принцем Дамто. Леонтьев был официально уполномочен руководить действиями посольства.

В ноябре 1895 года при участии Леонтьева из военного арсенала России было тайно погружено на пароход для доставки Менелику 30 000 винтовок, 5 000 000 патронов, артиллерийские снаряды и 5 000 сабель. Отправление парохода с оружием в Африку могло быть организовано только на уровне российского Военного министерства с непременным уведомлением Министерства иностранных дел, дабы «не влипнуть» с этой тайной операцией на мировой арене.

Дошло до того, что Леонтьев редактировал переписку императора Менелика II с иностранцами.

Да-да, самое время начать переживать за итальянцев.

Италия не производила впечатления мальчика для битья. Да, государство было молодое, но сравнивать успешно развивающиеся государство Европы и Эфиопию – как бы моветон. И сейчас это смешно, а тогда это вообще было из разряда вещей, невозможных для сравнения по определению.

Но гордыня не зря названа смертным грехом.

Для справки: население Эфиопии в 1895 году составляло почти 12 000 000 человек, но они смогли мобилизовать 100 000 человек. Население Италии в 1895 году составило почти 31 000 000 человек, но они смогли мобилизовать 20 000 человек.

Кроме всего прочего, император Эфиопии смог создать запас зерна и продовольствия, пользуясь тем, что предыдущие два года были урожайными.

20-тысячный экспедиционный итальянский корпус был экипирован на должном уровне, и противостояло ему на начальном этапе всего 30 000 воинов эфиопского императора, но странным образом племена, находящие в многолетней и кровной вражде, выступили вместе против итальянцев, чем немало удивили последних.

Обстоятельства складывались так, что противоборствующие силы сходились у торгового города Адуа (на сегодня его население составляет примерно 40 000 человек).

Итальянский премьер-министр Криспи слал телеграммы командующему экспедиционным корпусом генералу Оресту Баратьери атаковать противника, но последний придерживался тактики оборонительной, ожидая атак противника и полагая, что оборона поможет сдержать первые удары и потом опрокинуть врага, но телеграммы из Киева, пардон, Рима, шли и шли.

1 марта 1896 года в течение 10 часов боёв три колонны итальянских войск последовательно и раздельно были разбиты эфиопской армией. Леонтьев и Ко лично участвовали в сражении.

Из 17 700 итальянских солдат и офицеров было убито 11 000, 3 500 – взято в плен, 56 орудий стали трофеями. Позже Леонтьев лично будет решать вопрос по снарядам для этих орудий в Санкт-Петербурге и всё оформят за счёт казны.

Крупных столкновений больше не происходило. Дискредитированное правительство Криспи через две недели начало переговоры, в августе 1869-го Леонтьев посетит Рим как личный посланник императора Менелика II, таким образом Россия (кто бы сомневался) организовала деятельную дипломатическую поддержку ведению мирных переговоров.

26 октября 1896 года в Аддис-Абебе был подписан мирный договор, по которому Италия, уплатив контрибуцию, признала независимость Эфиопии. Северная граница этой африканской страны, установленная по этому миру, остаётся таковой и по настоящее время. Итальянцев вынудили признать полный суверенитет Эфиопии; впервые в новой истории европейская держава выплатила контрибуцию африканскому государству. Представителей официальной Италии ещё долго в насмешку называли «данниками Менелика».

1 марта и сегодня считается национальным праздником Эфиопии.

Итальянцам понадобилось почти 40 лет, чтобы хоть как-то смыть позор Адуа. Смыли они его старым римским способом: утопили Эфиопию в крови.

И помните: каждый раз, когда вы расшариваете этот урок истории, на одного потенциального данника Донбасса становится меньше.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...