Перейти к основному содержанию

Легитимный, ты?

На днях глава МИД РФ предложил принять декларацию, которая не позволила бы странам, в которых произошёл переворот, быть нормальными членами международного сообщества.

Ваш Ласковый Йовбак

На днях глава МИД РФ предложил принять декларацию, которая не позволила бы странам, в которых произошёл переворот, быть нормальными членами международного сообщества.

Прозвучало, конечно, забавно, но за последние 2 года слова суверенная демократия, легитимный президент, незаконный захват власти уже успели набить оскомину и, как правило, просто пропускаются мимо ушей.

Тем не менее, как бы абсурдно они не звучали применительно к той ситуации, относительно которой их использовали, зачастую можно поймать себя на мысли, что они выглядят проще, последовательней и стройней, чем те оценки событиям, которые звучат из уст представителей Запада. Кроме того, подобную риторику можно услышать не только из уст представителей великого северного соседа, но и из уст представителей многих других государств.

С чем связано, что высказывания, которые должны были уже давно стать атавизмами, до сих пор актуальны в международной политике, попробуем разобраться в этой статье.

На сегодняшний день международное публичное право представляет собой клубок, в котором переплетены элементы двух противоположных подходов к праву (позитивистского и естественно правового), и всё это щедро приправлено различными правовыми прецедентами и обычаями.

Не углубляясь в суть:

Позитивное право представляет собой право в наиболее классическом его понимании. Буквально, это совокупность нормативно-правовых актов, изданных государством (законы, указы). Кроме того, существует позитивно-правовое учение, которое утверждает, что, кроме права изданного государством, другого права не существует. Сторонников такого подхода называют позитивистами или легистами. Подобный подход к праву существовал с самого зарождения древних государств и существует по сей день (например, вот Зорян Шкиряк).

В противовес теории позитивного права, естественно-правовая теория утверждает, что у человека есть определённые права, которые не зависят от воли государства и которые государство должно выполнять и, если это требуется, вовлечь в конкретную внешнюю форму, например, отразить в конституции.

Эти права, как правило, всем известны: право на жизнь, право на неприкосновенность частной собственности, право на самооборону, право на здоровье и т. д. В их числе находится принцип, в соответствии с которым единственным источником власти в государстве является народ. Следовательно, народ имеет право выбирать власть. Чтобы минимизировать риск узурпации, власть должна быть разделена на законодательную, исполнительную и судебную ветви, которые, в свою очередь, должны быть сбалансированы путём введения системы «сдержек и противовесов». В случае узурпации власти народ имеет безусловное право на восстание для прекращения угнетения и тирании.

Это прекрасная теория, которая была выстрадана западным миром, начиная от борьбы древнегреческих полисов с тиранами до противодействия абсолютным монархиям буржуазной Европы XVII-XVIII вв. И то, по большому счёту, за это дело страдали Нидерланды, Англия, США и Франция, а остальные страны Европы получили это бонусом за участие.

Весь остальной мир во всех этих занимательных событиях участия не принимал, исполняя роль колоний, которых забыли спросить.

В то же время после окончания Второй мировой войны остро стал вопрос о необходимости распространения принципов естественного права на международные отношения, так как злоупотребление позитивным правом привело к холокосту и другим не менее страшным преступлениям против человечности. То есть стал вопрос о недопустимости абсолютного государственного суверенитета. Несмотря на то, что СССР тоже баловался чем-то подобным, бороться за права угнетённых и устраивать революции во всём мире он также любил, поэтому общими усилиями были приняты Устав ООН, Всеобщая декларация прав человека и другие документы, в которых довольно прозрачно указывается на всевозможные права человека, которые вроде как необходимо соблюдать.

Однако формально всеобщая декларация прав человека осталась рекомендательным актом, вмешиваться в дела суверенного государства ООН просто так не мог, а ответственность за нарушение прав человека государство и конкретные субъекты могут нести только в соответствии с решением Совета безопасности ООН, что практически нивелировало такую возможность (вето и всё такое).

Соответственно, сложилась парадоксальная ситуация, когда есть высший суверенитет народа на всей территории государства, который реализуется в основном через представительские органы власти (может, и напрямую референдумом, но это исключительные случаи). И есть суверенитет законно избранной власти, который подразумевает безусловное подчинение её решениям каждого гражданина внутри страны, а также позволяющий представлять народ своей страны в отношениях с другими государствами и международными организациями. Да, в случае чего, народ вроде как имеет право на восстание, но что именно считать узурпацией власти и где кончаются незаконные посягательства на законную власть путём переворота и начинаются правомерные попытки на восстания против тирании нигде не указано.

Советский Союз, пользуясь этой ситуацией, ловко манипулировал лозунгами о правах трудящихся и правом вето, чтобы распространить своё социалистическое влияние на всех континентах и добавить в утреннюю кашу США немного коллоидной суспензии. В конце концов, суспензии в кашу добавили самой стране Советов, что привело к немного предсказуемому финалу.

 

После краха Советского Союза у его единственной и неповторимой наследницы не осталось идеологии, которая служила бы инструментом так называемой «мягкой силы» во внешней политике. В начальный период после краха нерушимого Союза свободных республик такая идеология (или нечто её заменяющее) и не была востребована (огромное количество внутренних проблем, необходимость перехода на рыночную экономику, курс на сближение с Западом и т. д.).

Но передача крылатой демократии военная интервенция НАТО против Югославии, череда цветных революций и вторжение США в Ирак породили параноидальные настроения относительно заговора Запада, имеющего цель подорвать влияния РФ в мире (в первую очередь, в СНГ), а также сменить власть непосредственно в России. Таким образом, вопрос выработки какой-то внятной политики противодействия этим угрозам стал одним из приоритетов.

 

Как выход из ситуации был создан некий гибрид твердолобой политики Российской империи, основанной на принципах «Священного союза», и иезуитской политики Советского Союза, основанной на принципе «нужно больше социалистических революций».

Одним из главных столпов этой парадигмы является возведение власти в культ. Это такой нерушимый конструкт, который даёт индульгенцию на личное обогащение и вседозволенность. В то же время наличие формальных демократических процедур поощряется. Легитимность в этой схеме определяется возможностью держать ситуацию под контролем. То есть пока ты в состоянии сохранять формальные атрибуты власти, ты суверен и твой суверенитет должен уважаться. Если ты не слишком перегибаешь палку и готов сотрудничать, то прикрытие и эффективное сотрудничество тебе обеспечено. Если смотреть по сути, то предлагается отойти от принципов защиты естественного права и перейти к тотальной realpolitik, а различные слабые или уязвимые режимы «крышевать» в Совбезе ООН за «ренту».

Казалось бы, никакой «мягкой силы» здесь нет, банальная попытка оправдать коррумпированные режимы, в чём же притягательность?

Никакой притягательности в классическом смысле в этой схеме, конечно же, нет. Тем не менее, большинство правящих режимов в мире не могут считаться «демократическими». Это, в том числе, практически все страны Южной Америки, Африки, Ближнего Востока и Азии. Естественно, слова о легитимности, обусловленной самим фактом правления, ласкает им слух, особенно если они сказаны с трибуны Совета Безопасности ООН. Им, мягко говоря, не очень понятны аморфные мотивы гуманитарных интервенций США и союзников в Югославию, Ирак, Ливию. Логика, что офтальмолог, которого никогда не избирали на демократических выборах, не имеет право применять армию для защиты своей власти, им кажется пугающей. Даже не то, что пугающей, они вообще в этом логики не видят. Поэтому идея о наличии определённых гарантий, что их не выпнут из страны, не дав возможность толком проститься с любимыми страусами, им очень импонирует.

Также такая позиция очень близка Китаю, для которого детерминация доминирующего положения Коммунистической партии в условиях бурно развивающегося капитализма является жизненно важной. Да чего уж там, даже Израилю порой критично необходимы аргументы для обуздания палестинцев без распускания соплей о несчастных, угнетаемых арабах (ну, возможно, он не может пользоваться ими напрямую, но, по крайне мере, они вызывают симпатию).

Но самое интересное, что для правящих кругов Европы открываются манящие перспективы конвертировать власть в материальное благосостояние. Причём конвертировать не за действия в ущерб своим государствам, а даже, наоборот, во благо! Фактически открываются выгодные перспективы участия в крупных проектах по добыче энергоресурсов, которые потом пойдут в Европу (зачастую по выгодным ценам), да ещё и открываются рынки для продажи европейских товаров на рынок, насыщенный деньгами от продажи энергоресурсов, бинго!

Кроме того, для стандартного европейского государственного деятеля высокого уровня перспективы после ухода с политической арены весьма плачевные. Да и в принципе пребывание на высокой должности не даёт бурлящего ощущения власти. Во внутренней политике поменять что-либо трудно, во внешней, как правило, от тебя мало что зависит. Да, есть Германия, Великобритания, Франция, хотя даже их влияние на международную панораму стремится к малозначительности. Такие страны, как Испания, Италия, Нидерланды могут вообще никак не проявлять себя на международной арене. А, как правило, люди, стремящиеся во власть, очарованы не только ею, но и многочисленными её возможными атрибутами, к которым непременно относится роскошная жизнь.

По большому счету, она была выгодна и США, пока происходило прибыльное взаимодействие в сфере добычи энергоресурсов и не начались эскапады с Сирией и Крымом.

В итоге российская внешняя политика при кажущейся замшелости и риторике, возродившегося из тлена Александра I, как спрут, запустила свои щупальца в сердца и умы многих политиков и государственных деятелей. Только сейчас после сбитого «Боинга», Иловайска, Дебальцево, обстрелов Мариуполя, военной операции в Сирии становится понятно, какой огромный путь по нейтрализации этого влияния проделан с момента аннексии Крыма.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...