Перейти к основному содержанию

Донбасский урок для украинских «соколов»

Боевые действия на Донбассе стали «лакмусовой бумажкой» для Вооружённых сил Украины. Именно применение в реальных боевых действиях (хоть и в «гибридной войне») дало толчок для анализа путей дальнейшего развития.

Михаил Жирохов

Боевые действия на Донбассе стали «лакмусовой бумажкой» для Вооружённых сил Украины. Именно их применение в реальных боевых действиях (хоть и в «гибридной войне») дало толчок для анализа путей дальнейшего развития. В этом плане наиболее показателен пример Военно-воздушных сил.

По состоянию на конец 2013 года в составе ВВС и ПВО Украины числилось 16 фронтовых бомбардировщиков Су-24М (ещё примерно 52 единицы были на хранении), 43 штурмовика Су-25 (в том числе 8 учебно-боевых; и 4 – на хранении), 60 Су-27 (в том числе 13 учебно-боевых; ещё 5 были на хранении), 96 МиГ-29 (в том числе 18 учебно-боевых; ещё 48 (в том числе 10 УБ – на хранении). Кроме того, на хранении находились устаревшие машины: 37 МиГ-23МЛД, 8 МиГ-23УБ, 19 МиГ-25.

Разведывательная авиация включала 5 Су-24МР (ещё не менее 3-х – на хранении), 8 Ан-30 (и 4 – на хранении). На хранении также находились до четырёх самолётов-заправщиков Ил-78.

Относительно много насчитывалось транспортных машин: 36 Ил-76 (ещё 8 – на хранении), 7 Ан-24, 46 Ан-26 (и до 3-х ­– на хранении), 5 Ту-134 (ещё 1 – на хранении); 2 Ан-72 – на хранении. Учебные самолёты – это 39 устаревших машин ещё чехословацкого производства L-39 «Альбатрос» (а также 39 – на хранении).

Стоит отметить, что никакой новой техники за постсоветский период ВВС не получали, лишь 1 МиГ-29 и 13 Су-25 прошли модернизацию. Из тех самолётов, которые числились в строю ВВС, реально подняться в воздух могли не более половины (по-видимому, цифра ближе к 20–25%).

Понесли потери украинские военные авиаторы Украины и в ходе событий февраля-марта 2014 года в Крыму. Особо острая ситуация сложилась с 204-й бригадой тактической авиации имени А.И. Покрышкина, которая базировалась в Бельбеке вблизи Севастополя. Вечером 27 февраля часть была блокирована, а на следующий день захвачена вооружёнными людьми без знаков различия. Личному составу был перекрыт доступ к стоянкам авиатехники. Однако основные события развернулись 4 марта, когда командир бригады полковник Юлий Мамчур с большой группой подчинённых решил прорваться на стоянку самолётов. Кадры, которые обошли большинство мировых информационных агентств, стали символом недолгого украинского сопротивления в Крыму: военные без оружия, со знаменем части, под пение национального гимна идут на вооружённых людей, которые стреляют им под ноги и в воздух.

В итоге были проведены переговоры, и несколько техников были допущены к машинам. Результат осмотра был весьма печальный: за несколько дней самолёты (а в части насчитывалось 45 МиГ-29 и 4 L-39, правда, летающих было всего несколько машин) были приведены в негодность: колеса прострелены, а воздухозаборники забросаны щебнем.

К 22 марта бригада была взята под контроль российскими военнослужащими, а сам Мамчур попал в плен (освобождён 26 марта). В ходе передислокации в Николаев на новое место службы вместе с командиром прибыли около двухсот человек личного состава. В Крыму остались практически все военнослужащие-контрактники, имевшие местную прописку.

Позже, после долгих переговоров при посредничестве белорусской стороны по начало июня российская сторона позволила вывезти 37 МиГ-29, МиГ-29УБ, и 1 L-39M1. При этом на большинстве самолётов были сняты наиболее ценные блоки и агрегаты. Вывезти значительную часть наземного оборудования не удалось.

Во второй половине 2014 года все вывезенные из Крыма самолёты и лётный состав 204-й бригады были собраны на аэродроме Кульбакино в Николаеве, где велись работы по восстановлению лётной готовности хотя бы части машин бригады. Содействие в восстановлении МиГ-29 оказывали выездные бригады ГП «Львовский авиаремонтный завод» и сводные группы технического состава из других истребительных частей ВСУ. Первым был восстановлен истребитель МиГ-29, совершивший полёт 31 июля 2014 года.

Когда стало понятно, что события на Донбассе приобретают характер военной операции, то командование стало спешно собирать авиационную группировку практически со всей Украины.

Это сводная группа базировалась на нескольких базовых и оперативных аэродромах, расположенных в Харьковской и Днепропетровской областях. Кроме того, для базирования военно-транспортной авиации использовались аэродромы по всей стране. Недостаточно финансирование ВВС Украины не позволило создать запасы материальных средств: боеприпасов, ГСМ, запчастей и продовольствия. Дошло до того, что в середине марта авиакомпания «Днепр-Авиа» (владелец – бизнесмен Игорь Коломойский) произвела заправку топливом боевых вертолётов Южного оперативного командования за свой счёт – настолько всё было плохо. При этом восполнение этих запасов в ходе боевых действий осуществлялось не за счёт промышленных поставок, а путём изъятия из запасов других авиационных частей.

Су-27 ВВС Украины перед началом конфликта (здесь и далее – архив автора)

Из-за недостаточного финансирования и материальной обеспеченности большая часть лётного состава утратила навыки полётов в сложных метеоусловиях и применения средств поражения. В то же время костяк лётного состава армейской авиации был сформирован из лётчиков, прошедших миротворческие миссии по линии ООН.

Первые вылеты на Донбасс сложно назвать боевыми, по большей части они производились с целью демонстрации силы. Прежде всего, это был облёт боевыми самолётами позиций сепаратистов на малой высоте. По всей видимости, впервые это произошло ещё до объявления АТО – 7 апреля. Тогда 2 истребителя Су-27 облетели Харьков, Луганск и Донецк.

Первое появление штурмовиков Су-25 в зоне конфликта отмечено 15 апреля, когда одиночная машина осуществляла прикрытие с воздуха вертолётов армейской авиации, которые доставили штурмовые группы на аэродром неподалеку от Краматорска.

Впоследствии «сушки» отметились над ещё несколькими удерживаемыми сепаратистами городами и посёлками как в Донецкой, так и Луганской областях.

На начальном этапе украинское командование попыталось сделать главной ударной силой авиацию – штурмовики Су-25 и вертолёты Ми-24. Это, в принципе, было разумное решение, так как никакого противовоздушного вооружения у сепаратистов на тот момент не было.

При этом упор был сделан на применении неуправляемых реактивных снарядов. Однако, как выяснилось, они имели ограниченные сроки хранения, что в итоге сказалось на эффективности ударов с воздуха.

Что касается высокоточного оружия, то его просто не было в арсеналах: большая часть его из-за ненадлежащего хранения просто пришла в негодность и была просто утилизирована, а часть – реализована на внешнем рынке.

Очень скоро у противника появилось достаточно большое количество ПЗРК и (что самое главное) расчётов, которые могли обращаться с ними. А с появлением таких систем, как «Стрела-10», «Бук» и «Оса», украинская авиация понесла настолько серьёзные потери, что к началу сентября 2014 года практически была выведена из района боёв.

В ходе боёв против украинской авиации были применены как достаточно устаревшие ПЗРК «Стрела-2», «Стрела-2М» и «Стрела-3», так и относительно новые «Игла» и «Игла-1».

Нельзя не отметить и появление на Донбассе новейшего ПЗРК российского производства «Верба», однако его применение было зафиксировано лишь один раз – 6 июня, когда над Славянском был сбит самолёт-разведчик Ан-30Б. Доказательством его применения являются остатки боевой части ракеты, обнаруженные после происшествия. При этом ни подтверждения, ни отрицания данной информации после её обнародования в украинских СМИ от официальных властей РФ не последовало. Так как этот комплекс – новейшая разработка российского ВПК (принят на вооружение в 2013 году), можно предположить, что запуск осуществила спецгруппа, испытавшая таким образом новый ПЗРК на практике.

Отмечена в зоне конфликта и такая «экзотика», как ПЗРК Grom Е-2 польского производства. Этот комплекс в 1990-е годы разработан на базе советской «Иглы» и в настоящее время состоит на вооружении ВС Польши. В зоне боёв украинскими силовиками были захвачены, по крайней мере, 2 таких комплекса. Предполагается, что сторонники «федерализации» получили их от России, которая закупила несколько десятков таких ПЗРК в 2007-м, за год до войны с Грузией.

Уже в ходе войны вертолёты Ми-8 были модернизированы, из-за чего очень часто в полевых условиях приобретали такой экзотический вид

Как отмечают многочисленные очевидцы, многие ПЗРК ополченцев, будучи устаревшими, нередко давали сбои, а часто просто оказывались бесполезными против противоракетных манёвров украинских лётчиков. Сбивать самолёты и вертолёты в основном им удавалось из засад или в случае, когда цель шла слишком низко.

Первый украинский вертолёт был уничтожен 25 апреля, когда во время подготовки к взлёту на аэродроме «Краматорск» в Ми-8МТ из состава 7-го полка армейской авиации попала ракета ПТУР. Экипаж успел покинуть борт, при этом только командир экипажа получил ожоги. Вертолёт, гружённый боеприпасами, взорвался и полностью сгорел.

Сожжённый вертолёт Ми-8 на аэродроме Краматорска

Боевой дебют Су-25 в боях на Донбассе состоялся вечером 5 мая, когда одиночный штурмовик из НУРСов превратил что называется «в хлам» Ми-24П, севший на вынужденную посадку на территории ополченцев. Следующий эпизод боевого применения связан с кровавым боем за донецкий аэропорт 26 мая, когда пара Су-25 обеспечила прикрытие операции украинских военных с воздуха.

По разрозненной информации Минобороны Украины, на Донбассе все штурмовики были сведены в так называемую резервную авиационно-штурмовую группу, которая базировалась на аэродромах «Чугуев» и «Днепропетровск».

Пришлось повоевать и экипажам наиболее мощного ударного самолёта Воздушных сил Украины – бомбардировщика Су-24М. На момент начала конфликта все оставшиеся в строю машины были собраны в составе 7-й бригады тактической авиации в Староконстантинове (на аэродроме «Булат»).

С развитием крымского кризиса в 7-й авиабригаде резко стали восстанавливать боеспособность не только самолётов, но и лётчиков эскадрильи. Результат появился сразу же – 21 марта при посадке на своём аэродроме комэск подполковник Денис Кочан разбил самолёт. Сам он вместе со штурманом лейтенантом Дудником успешно катапультировался, а вот самолёт полностью сгорел.

Первое достоверное упоминание о применении Су-24 в боевых действиях датировано 1 июля. Согласно официальному сообщению пресс-центра АТО, «во время полёта над Донецкой областью был обстрелян самолёт Су-24 и сделано 4 выстрела из ПЗРК. Одна ракета попала в самолёт, загорелся двигатель. Лётчик сумел выключить двигатели, погасить пламя. Ему также удалось уничтожить зенитную установку, из которой вёлся обстрел».

Эвакуация повреждённого под Славянском боевого вертолёта Ми-24П

По этим же данным, с одним двигателем самолёт пролетел ещё 300 км и приземлился в месте назначения. Однако во время посадки Су-24 вновь загорелся, огонь погасили пожарные. «Экипаж жив, здоров, самолёт нуждается в ремонте». Судя по описанию повреждений, самолёт выбыл из строя, минимум, на полгода: шутка ли – повреждение двигателя ракетой, пожар в полёте и загорание после посадки.

С 7-й авиабригадой связан и один из самых интересных моментов в деятельности украинских спецслужб в ходе конфликта. 30 сентября пресс-служба ведомства придала гласности информацию о том, что ею не допущена реализация плана угона в РФ украинского Су-24МР. Ещё 22 сентября в результате оперативных действий был задержан подполковник, заместитель командира разведывательной эскадрильи, который принимал участие в боевых вылетах на Донбасс. «Рыцари плаща и кинжала» утверждают, что якобы российские спецслужбы предложили во время очередного боевого вылета посадить машину на аэродром «Курск», для чего подполковника в районе границы должен был встретить российский самолёт. В случае невозможности посадить судно перебежчик должен был катапультироваться над территорией РФ. Ему было обещано продолжение службы в ВВС РФ в звании полковника, а также материальное вознаграждение в размере 30 тысяч долларов США. При этом его семья уже находилась на территории Российской Федерации. Однако в этом сообщении есть несколько логических нестыковок: например, как предполагалось обойтись со штурманом машины?

В случае, если суд докажет все эти факты, лётчику грозит до 15 лет лишения свободы. Насколько эта история имеет реальные корни или это просто фантазии оперативников-контрразведчиков – на сегодняшний день неясно.

База армейской авиации в зоне конфликта

Одними из самых болезненных для украинской стороны были потери транспортных самолётов. Особенно кровавыми были события 14 июня, когда во время построения предпосадочного манёвра в аэропорту Луганска был сбит военно-транспортный Ил-76МД. На борту погибли 9 членов экипажа и 40 военнослужащих 25-й днепропетровской аэромобильной бригады. Как следует из интервью исполняющего на тот момент обязанности министра обороны Украины Михаила Коваля, в самолёт дважды попали ракетами, а потом террористы его обстреляли из крупнокалиберного пулемёта длинной очередью. Руководитель ведомства отметил, что если бы не эта последняя огневая атака, самолёт мог бы ещё осуществить посадку. Коваль также сообщил, что из пулемёта стреляли бронебойно-зажигательными патронами. Из-за этого произошёл взрыв авиационного топлива, после чего машина упала на землю.

Глава ведомства также подчеркнул, что «силовики были проинформированы о наличии вокруг аэропорта террористов, и территория вокруг объекта была зачищена. Однако высокомобильная группа боевиков, передвигавшаяся на внедорожнике, с расстояния 7−8 километров от аэропорта осуществила обстрел самолёта». Транспортник в этот момент находился на достаточно большой высоте и уже заходил на глиссаду. Коваль также заявил, что одна из версий причин уничтожения самолёта — предательство авиадиспетчеров.

Позже близ луганского аэропорта было найдено место, с которого предположительно был поражен Ил-76, при этом обнаружены 3 пусковые трубы 9П39-1 от ПЗРК 9К38 «Игла». Два ПЗРК «Игла» были отстреляны, а 1 – технически неисправен (ракета осталась в трубе).

Обломки транспортного самолёта Ил-76, сбитого возле Луганска

А чуть ранее – 6 июня – к востоку от Славянска был сбит самолёт-разведчик Ан-30, осуществлявший разведку блокпостов и огневых позиций ополченцев. Самолёт упал между Красным Лиманом и Николаевкой к востоку от Славянска. Два пилота выпрыгнули с парашютами над Голубыми озёрами (к северо-западу от Красного Лимана), ещё один – в районе микрорайона Южный Красного Лимана. После приземления раненных лётчиков подобрал эвакуационный отряд на вертолёте Ми-8 и отправил в ближайший госпиталь для оказания помощи. Один из выпрыгнувших погиб на месте.

В середине лета украинское командование пустило в бой буквально всё, что могло летать. Например, были отмечены вылеты истребителей МиГ-29, которые мало приспособлены для ударов по наземным целям.

Что касается украинской армейской авиации, то можно смело утверждать, что 100% украинских боевых вертолётов морально устарели. Особенно устаревшими были вооружение и бортовое оборудование. Поэтому использование вертолётов на Донбассе носило крайне ограниченный характер: из-за несовершенства бортовых навигационных систем и отсутствие РЛС вылеты на поддержку боевых действий осуществлялись преимущественно днём и в хорошую погоду. Вертолёты Ми-24 вылетали на боевые задания только тогда, когда дальность прямой видимости превышала 1,5 километра и лётчики могли ясно видеть цель. Да и то были случаи «дружественного» огня, как, например, во время разгрома блокпоста вблизи Волновахи, когда появившиеся пара «крокодилов» по ошибке атаковала подошедшие на помощь армейские подразделения.

Потери авиатехники ВВС Украины в ходе боевых действий на Донбассе

Дата

Тип ВС, №

Принадлежность

Место

Краткое описание

Погибло

25.04.2014

Ми-8МТ, №55

7-й оп АА

Аэ. «Краматорск»

Поражён ракетой ПТРК во время подготовки к взлёту

0

02.05.2014

Ми-24П

16-я бр АА

Славянск

Поражение из ПЗРК во время патрульного полёта

5

02.05.2014

Ми-24П

05.05.2014

Ми-24П

11-я бр АА

Славянск

Поражён из крупнокалиберного пулемёта, совершил в/п. Экипаж эвакуирован

0

29.05.2014

Ми-8МТ

Гв. Авиабаза НГУ

Славянск

Сбит двойным пуском ПЗРК

12

04.06.2014

Ми-24П

11-я бр. АА

Семёновка

Сбит ПЗРК + и крупнокалиберный пулемёт

0

 

06.06.2014

Ан-30Б, № 80

15-я БТрА

Славянск

Поражён ракетой ПЗРК на высоте 6000 м

6

14.06.2014

Ил-76МД, № 76777

25-я БТрА

Луганск

Сбит двойным пуском ПЗРК + крупнокалиберным пулемётом

49

21.06.2014

Ми-8Т, №29

МЧС Украины

Харьковская область

Катастрофа в СМУ

3

24.06.2014

Ми-8МТ

16-я бр АА

Славянск

Поражён из ПЗРК сразу после взлета

9

02.07.2014

Су-25М1, №06

299-я БТА

Аэ. «Днепропетровск»

Поражён выстрелом ПЗРК в районе Славянска, лётчик довёл до аэродрома базирования, где катапультировался

0

14.07.2014

Ан-26, №19

456-я БТрА

Изварино (Луганская обл.)

Поражён из ПЗРК

2

16.07.2014

Су-25М1

299-я БТА

Амвросиевка (Донецкая обл.)

По словам лётчика, поражён ракетой класса «воздух-воздух»

0

 

21.07.2014

Су-25М1

299-я БТА

Снежное (Донецкая обл.)

Подбит

0

23.07.2014

Су-25М1, №04

299-я БТА

Саур-Могила

Поражён из ПЗРК

0

 

23.07.2014

Су-25, №10

07.08.2014

МиГ-29, №02

40-я БТА

Ждановка (Донецкая обл.)

Сбит

0

07.08.2014

Ми-8МТ, № 62

16-я бр АА

Мануйловка (Донецкая обл.)

Сбит огнём из стрелкового оружия

0

 

17.08.2014

МиГ-29, №53

114 БТА

Краснодонский район (Луганская обл.)

Сбит

0

19.08.2014

Ми-8МТ, №79

16-я бр АА

Георгиевка (Луганская обл.)

Сбит

0

20.08.2014

Ми-24

7-й оп АА

Георгиевка (Луганская обл.)

Сбит из ПЗРК

2

20.08.2014

Су-24МР

7-я БТА

Хрящеватое (Луганская обл.)

Взорвался в воздухе

2

29.08.2014

Су-25М1

299-я БТА

Старобешево (Донецкая обл.)

Сбит из ЗРК «Оса-АКМ»

0

30.08.2014

Су-25

299-я БТА

Новоекатериновка (Донецкая обл.)

Сбит из ЗРК «Оса-АКМ»

0

Сокращения: АА – армейская авиация, БТА – бригада тактической авиации, бр – бригада, БТрА – бригада транспортной авиации, оп – отдельный полк, НГУ – Национальная гвардия Украины.

Таким образом, на сегодняшний день подтверждёнными фото- и видеодоказательствами потери украинских ВВС составляют 11 вертолётов (6 Ми-8, 5 Ми-24) и 13 самолётов (7 Су-25, 2 МиГ-29, 1 Су-24МР, 1 Ан-26, 1 Ан-30Б, 1 Ил-76МД). При этом количество техники, не подлежащей восстановлению, вероятно, на порядок больше.

В то же время по данным «штаба ДНР», потери украинских ВВС составили: 25 боевых вертолётов (Ми-24, Ми-8 и Ми-17) (на 20 августа 2014 г.), 37 самолётов (2 МиГ-29, 28 Су-25 3 Cу-24, 1 Ан-26, 1 Ан-30, 1 Ил-76) по состоянию на 29 августа.

Есть и альтернативная статистика (правда, источник первичной информации неизвестен) – западная база данных Aviation Safety Network. Так вот, по состоянию на начало сентября в ней числились потерянными ВВС Украины в ходе операции на Донбассе 12 вертолётов (5 Ми-8 и 7 Ми-24) и 20 самолётов (13 Су-25, 2 Су-24, 2 МиГ-29, 1 Ан-30, 1 Ил-76МД, 1 Ан-26).

Российские наёмники позируют на фоне остатков сбитого МиГ-29 ВВС Украины

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции

'''