Перейти к основному содержанию

Лингвистический след «крота» в Белом Доме?

Отличный пример лингвистического анализа текста! Кто автор нашумевшей колонки в New York Times «Я — часть сопротивления внутри администрации Трампа»?
Источник

Примечание редакции. Недавно некий анонимный чиновник опубликовал в Нью-Йорк Таймс колонку, в которой обрушился с критикой на президента Дональда Трампа. И заявил, мол, в администрации президента есть внутреннее сопротивление его странностям.

Трамп одновременно потребовал от газеты объявить, кто же этот нехороший человек, и усомнился в самом его существовании. Мол, а не выдумали ли вы его?

Би-Би-Си, в свою очередь, попробовали разобраться — а если это таки высокопоставленный американский чиновник, кто бы это мог быть? И прибегли к лингвистическому анализу текста.

Мы обычно не берём материалы Би-Би-Си. И вообще у нас планировался другой материал. Но мы не могли пройти мимо первого на нашей памяти примера такого открытого использования лингвистического анализа в политическом расследовании.

Перевод посвящается нашему другу и автору Рустаму Гаджиеву и его сообществу Я – значит язык. А всё потому, что именно он написал для нас замечательный цикл материалов «Следствие ведут линвисты» о лингвистической экспертизе в криминалистике.

У нас у всех есть свой особый стиль письма и разговора. Пытаться его скрыть — всё равно что пытаться подавить часть своего характера.

Этот стиль — то, что позволяет вам узнать автора, прочитав всего один параграф из его работы. Но что если автор не хочет быть узнанным?

Честно говоря, автор колонки в Нью-Йорк Таймс предпочёл бы скрыть свою личность от общественности. Анонимная колонка под заголовком «Я — часть сопротивления внутри администрации Трампа» поведала нам, что часть людей, работающих на президента, подрывают некоторые из его планов, чтобы спасти страну от его «худших наклонностей».

Выдвигаются самые разные предположения относительно того, кто же может стоять за этой статьёй.

Можно ли определить личность автора, проанализировав стилистику текста? Быть может. И в ней могут быть очень интересные ниточки.

Или нет. Как бы то ни было, мы решили попробовать.

Первый этап: методология

Мы проверили текст Нью-Йорк Таймс при помощи программы, оптимизирующей стилистику письма, чтобы определить стилистические привычки автора (об этом далее).

Нью-Йорк Таймс утверждает, что колонка была написана «представителем администрации Трампа» — а это может означать как Белый Дом, так и Пентагон, а также Госдепартамент и ещё ряд департаментов.

Так что мы использовали то же самое программное обеспечение для проверки текстов целого ряда департаментов за последние несколько недель. Нас интересовали стилистические совпадения с колонкой в газете.

Мы брали только те выступления и официальные заявления, что были подготовлены заранее, а не импровизированы (отбросив по пути ряд речей президента Трампа).

Этап второй: оговорки

Оговорок здесь много.

  • В Нью-Йорк Таймс заявили, что автор — «крупный чиновник» в администрации. Не все крупные чиновники выступают с заявлениями. Многие остаются за кулисами — и автор этого текста мог оказаться из таких.
  • И да, не все официальные тексты пишут сами чиновники — для этого у них есть помощники,
  • Колонка прошла через руки редакторов газеты, и мы не знаем, насколько сильно они её правили.
  • Однако редактор рубрики Джеймс Дао заявил, что присланный им текст был отлично написан. В подкасте The Daily он заявил «Я был искренне удивлён ясностью стиля и эмоциональной вовлечённостью письма».
  • Возможно, редакция газеты решила убрать стилистические особенности авторского письма — хотя они ничего такого не упоминали.
  • Мы не знаем пол автора. В своём твите газета упоминала автора в мужском роде, однако потом заявила, что автор твита не был в курсе личности автора.
  • В нашем распоряжении недостаточный объём текста, что не позволяет нашему исследованию считаться научным. Так что степень доверия к его выводам определите сами.

Третий этап: выводы

Да, Би-би-си в своём расследовании по старинке использовали блокнот и ручку

Использованная нами программа определяет определённые яркие черты стиля пишущего, замечая, как часто автор использует одни и те же слова, как часто он прибегает к редким терминам, с какой частотой и насколько правильно использует пунктуацию, отдаёт предпочтение длинным или коротким словам и фразам.

По сравнению с большинством проанализированных нами статей и речей, колонка в Нью-Йорк Таймс заметно выделяется стилистически (что, однако, может быть вызвано вмешательством редакторов).

Для начала, средняя длина фраз в колонке очень невелика относительно обычных правительственных текстов: только 19,3 слов на предложение.

Сравним это с материалами пресс-секретаря Белого дома Сары Сандерс по Сирии 4 сентября (в среднем 31 слово) и письмом Трампа Сенату 28 августа (30 слов в предложении).

Однако есть один сотрудник администрации Трампа, всегда заметно более лаконичный в своих статьях и речах по сравнению с коллегами — и порой намного.

Его зовут Майкл Ричард Пенс и он — вице-президент США. Однако в четверг он опроверг своё возможное авторство колонки. Некоторые наблюдатели предположили его авторство уже потому, что в колонке использовался довольно редкий термин lodestar (путеводная звезда), который Пенс любит использовать.

Взглянем на тексты Пенса:

  • 31 августа, во время церемонии прощания с сенатором Джоном Маккейном: 17,4 слов во фразе
  • на 100-м национальном собрании Американского легиона 30 августа: 17,6 слов во фразе
  • в Хьюстоне 23 августа, оглашая космические планы администрации: 19,7 слов во фразе.

Возможно, скажете вы, речи мистера Пенса пишет кто-то другой?

Это так — хотя не ясно, каков вклад самого вице-президента в эти тексты.

Но мы смогли также проанализировать старые колонки мистера Пенса в его бытность радиоведущим в 1990-х. И они тоже указывают на похожий стиль: краткие, легко удобоваримые фразы. Много короче, чем в официальных правительственных документах. (Лаконичность фраз – действительно, отличительная черта стилистики радийщиков, которые привычно следят за устной читаемостью текста — прим. «Петра и Мазепы»)

Речи и колонки Пенса также обычно содержат более короткие слова, чем остальные правительственные документы.

Есть и другие улики, указывающие на вице-президента.

В правительственных заявлениях редко используется пассивный залог — обычно активный (в постсоветских странах — ровно наоборот. Примечание «Петра и Мазепы»). В документах последних нескольких недель очень немного примеров обратного.

Однако автор колонки несколько раз использует пассивный залог.

  • «Хотя он был избран как республиканец» вместо «Хотя американский народ избрал его как республиканца».
  • «Мы пошли ко дну вместе с ним и наши дебаты утратили учтивость».
  • «Случайные и безрассудные решения, которые должны быть отменены».

Так в Белом Доме не пишет никто, различия очевидны. Никто — кроме мистера Пенса.

Он использовал подобные конструкции семь раз только в процессе выступления в Хьюстоне. Трижды во время речи перед Американским легионом. А в одной старой колонке, в которой он рассказывает, почему президента Билла Клинтона надо отправить в отставку, он использует такой оборот шесть раз на всего лишь 916 слов.

Мы проведём и дальнейшие проверки, поднимем ещё тексты за больший период времени. Впрочем, кто знает — может, к тому моменту автор уже будет известен.

А пока мистер Пенс — или, по крайней мере, кто-то, пишущий от его имени — отрицает своё авторство.

— Вице-президент свои статьи подписывает, — твитнул Джаррон Аген, директор по коммуникациям и замглавы аппарата мистера Пенса. — Позор @nytimes и тому, кто написал эту фальшивую, нелогичную и трусливую статью. Наш офис выше подобных любительских делишек.

(Если вам интересно, по мнению программы, эта статья также похожа на текст анонимного автора Нью-Йорк Таймс)

''отсканируй
и помоги редакции

''