Перейти к основному содержанию

Малороссийская ынтеллигенция

Разбираемся в сортах интеллигенции

НеФантастические животные, и где их искать

24 марта в Харьковском академическом театре оперы и балета имени Лысенко состоялась премьера обновленной версии оперы Джузеппе Верди «Отелло». Всё вроде как и хорошо, а странный осадок горечи остался. Знаете, почему?

Харьковская опера развивается довольно быстрыми темпами, даёт очень много премьер, обновляет старые постановки, потихоньку отходит от совка на сцене со страшными декорациями и блестящими лосинами на солисте а-ля «по-бахатому», начинает использовать новые технологии, короче — экспериментирует. Харьковская опера даже оригинально присоединилась к отражению информационной агрессии России (об этом как-нибудь напишу отдельный материал, если интересно). Развивается опера и в плане привлечения «звёзд».

И вот премьера «Отелло». Партия Дездемоны — специально приглашенная гостья Мария Максакова. Знаете такую? Признаться честно, я не знал. Но потом знающие люди сказали, что это жена Дениса Вороненкова.

Для справки: Вороненков Денис Николаевич, в 2011-2016 годах депутат Государственной думы РФ, член Комитета по безопасности и противодействию коррупции, член фракции (прости господи) КПРФ. 20 марта 2014-го вместе с 443 депутатами Государственной думы Российской Федерации голосовал за незаконную аннексию Крыма Россией. В октябре 2016 вместе с женой-депутатом Госдумы от фракции «Единая Россия» Марией Максаковой переехал в Украину, а 6 декабря 2016-го получил гражданство Украины. Убит в Киеве за один год и один день до премьеры оперы «Отелло».

По словам «харьковской интеллигенции», которую так любит главред ПиМ, Мария Петровна — выдающаяся оперная певица. Ну, может я быдло, конечно, но ничего особо выдающегося я не заметил. Нет, слушать можно, голос поставленный, и даже были сильные моменты. Кроме того, не буду сильно оценивать госпожу Максакову — я не музыкальный критик, у меня нет музыкального образования. Также не буду оценивать её политическую роль. Как бы мне чисто по-человечески не было жаль эту женщину из-за потери мужа, но очерствел я за российско-украинскую войну. Даже эмигрировавший россиянин для меня всё равно россиянин.

Так вот, выступление Марии Петровны было обыкновенно хорошее, а на фоне одного харьковского солиста (партия Яго — заслуженный артист Украины Александр Лапин), который буквально порвал всех в зале, так вообще выглядело скучно. Но осадок выпал не из-за этого, а из-за публики.

Люди пришли послушать «рассейскую звязду». Зал был забит, публика была отчасти даже несвойственная оперному. Тетки и девушки с явно выдающимися хирургическими вмешательствами в области губ и груди в меховых жилетах и шубах, дяденьки с большими золотыми цепями. Пенсионеры-скрепоносцы с одним вареником в руках и билетом за 300 гривен. И тащили цветы. Своим актёрам мало несут, а тут поток. В антрактах, пока я бегал покурить, жена услышала, как сзади нас вещали: «…ах, какой голос. Слушаю её и решила, надо пойти в церковь и поставить свечку за Хворостовского».

Для справки: Дмитрий Хворостовский — российский оперный певец, баритон. Живя в Лондоне, все равно отрыгнул скрепами и поддержал агрессию России против Украины. Умер от рака мозга 22 ноября 2017 года.

Люди пришли по факту. Потому что русская, потому что звезда, потому что мы хотим быть в одном культурном пространстве. Бурные овации в конце и огромный венок корзина цветов Дездемоне от Харьковского городского совета. Фу-фу-фу.

Короче, простите за длинное вступление, но я хочу поговорить об этом удивительном феномене «малороссийской ынтеллигенции».

В связи с этим давайте сначала поговорим об интеллигентах. Во-первых, что такое интеллигент? И почему он есть на постсовковом пространстве, а в других странах его нет? А во-вторых, почему он такой беспомощный? Корни тянутся ещё из Российской империи. Латинский глагол intellego переводится как ощущать, познавать, мыслить. Английское intelligent ещё проще — умный. В феодальной крепостной империи интеллигенция — это своеобразная контркультура образованных людей по отношению к дворянству. И вот интеллигенту, с одной стороны, приятно ощущать себя умным и образованным на фоне тотально безграмотного плебса, а с другой — он не дворянин как таковой. Однако сами условия формирования данной касты таковы, что, образовываясь в недемократическом полусредневековом обществе, они обретают черты оппозиционно-диссидентского болота, от мнения которого ничего не зависит. Вот и имеем, что бесполезным и беспомощным только и остается «мыслить», «философствовать», рассуждать о тяжкой судьбе человека и об особом пути их касты. Государству руку не подадим, в событиях не участвуем, а только приобщаемся. Делаем вид, да и только: сопереживаем, сочувствуем, а параллельно обвиняем всех и вся и страдальчески заламываем руки. Яркий пример — Раскольников Достоевского. Тварь дрожащая, беспощаден в своей неорганизованности и неконкурентоспособности. А как право решил поиметь — наломал дров. В его искаженном философско-страдальческом мировоззрении право самоутвердиться вылилось в право дать бабке топором по голове. На Западе такой касты не образовалось из-за наличия более-менее свободного рынка и наличия хоть и ограниченного, но все же гарантированного объёма гражданских и политических прав, с возможностью участвовать в судьбе страны.

Понятно, что это не общее правило, есть исключения. Однако в большинстве случаев было именно так. И вот этот русский страдающий наблюдатель стал распространяться во всех колониях империи. Отчасти такие страдальцы, легко поражённые социализмом, стали отцами-основателями нашего государства сто лет назад. Просра... простите, растеряли возможность.

При совке интеллигент мечется — быть с властью: иметь место на кафедре, быть в каком-нибудь союзе, например, писателей, получить квартиру и дачу, или же диссидентствовать. Однако даже эта оппозиция до боли напоминает сегодняшнюю российскую управляемую внесистемную оппозицию. Во-первых, они массово голову подняли только при оттепели. А во-вторых, из-за кастовости их тусовки и мнимой идеи своей особенности и элитарности работать с народом не получалось, да и не было желания. Лучше пострадать на кухне под Окуджаву или Высоцкого. А были ещё и марионетки КГБ.

С украинскими деятелями было немного лучше, однако, при всём глубоком уважении ко многим выдающимся украинским диссидентам времён совка, следует признать, что их позиция мало влияла на состояние тоталитарного государства. Революцию на граните делали уже студенты.

Итак, (голосом Дроздова из «В мире животных») давайте посмотрим на виды наших фантастических зверей:

  • советская интеллигенция;
  • «белая» интеллигенция;
  • псевдоинтеллигенция;
  • постимперские малороссы.

Начнем с первых. Я не смогу описать анклав советского полипа лучше, чем это уже сделал Трегубов. Вот, наслаждайтесь:

Минутка классовой любви. Есть категория людей, которую я люблю особою любовью. Она у меня еще проходит под маркером "...

Publiée par Victor Tregubov sur Samedi 24 mars 2018

«Белые» интеллигенты — это вообще пещерный мрак. Люди, живущие категориями «за веру, царя и отечество», «единая-неделимая Русь» и прочий бред любителей #вернутьвсевзад. У меня был такой преподаватель в университете. Образованный, начитанный, умный. Но все диалоги его сводятся к общей культуре, единому пространству, «чурки», «черножопые», бла-бла. Все разговоры сводятся к России, Ельцина ненавидит, Путина тоже (до войны), пора возрождать белую империю с благородиями. Говорят, что в марте-апреле 2014 года он припёрся на пару к студентам с флажком эрэфии на лацкане пиджака и поздравлял крымского татарина, который был в группе, с воссоединением и счастьем. А закончил тем, что выразил своё скорейшее желание увидеть Харьков в составе сами знаете чего.

Псевдоинтеллигенция — это очень забавная категория, которая хочет подражать, но не выходит. Отчасти потому, что та каста не принимает их, а отчасти оттого, что самим не хватает то ли «образованности», то ли манер. В моем взгляде псевдоинтеллигенция — это такие тётки, которые приходят, например, в театр, и в самый ответственный момент у неё звонит телефон на ползала и она берёт трубку и говорит отвратительным шёпотом: «Аллё, я в театре! Не слышишь? Я В ТЕАТРЕ, ГОВОРЮ ЖЕ!» Уточню, тётки — это не сексизм. Просто мужики этих тёток не тянутся к высокому, а параллельно с этим просто проводят вечера в гаражах, генделях и прочих удивительных заведениях — культурно отдыхают.

Ну а постимперские малороссы — это уже наши современники, которые вроде и не чувствуют той советской интеллигентской кастовости, но являются представителями других субкультур и хочешь-не хочешь заглядывают через плечо — а что там в Москве происходит?

И вот что объединяет эту разношерстную группу людей — их москвофильство и центростремительность к цивилизации (как они считают). Не думайте, что анклав «русофилов-интеллектуалов» живёт на востоке страны. Я встречал представителей даже во Львове.

Это те люди, которые прекрасно уживаются с клише младшего брата. Они готовы это терпеть, и их это устраивает. Для них культура — это всё там, за поребриком. А здесь — не культура. Украинские фильмы, музыку, книги, театр — считают глубоко провинциальным. Они любят повторять, что украинская история — это сплошное нытьё (и с насмехающейся миной приговаривают: бедные, несчастные, гнобылы, гнобылы). А любая русская «звязда», даже если она из Сыктывкарского ТЮЗа — это приехала цивилизация. Для таких малороссов трудно понять и смириться с тем, что Пушкин и Достоевский — зарубежные писатели. Для них почему-то вот та «одна шестая часть суши» — это единое пространство. И вот тут как раз веселят постимперские современники.

Скажите, у меня одного появилось удивление от реакции СМИ на пожар в Кемерово? Ведь на следующий день журналисты начали повально соревноваться в сюжетах о проверке пожарной безопасности. Особенно повеселил случайно увиденный сюжет ТСН о проверке МАФов. Ну ладно — то журналисты, им инфоповод дали. А вот одна полуактивистка-феминистка, которая как раз в моём понимании относится к постимперским малороссам, написала (орфография сохранена кроме постскриптума — там маты, а главред не разрешит) «Сопереживаю ли я? Да. Верю ли, что жертв больше 60? Да. Это не первый случай замалчивания масштабов трагедии на нашем прострастве. ПС. Кто считает, что так им и надо, это карма, Россия сама заслужила за Сирию и Украину, Путин му@@к и т.д. — идите сразу на х@й. У нас с вами непримиримые разногласия». И столько поддержки ей высказали такие же…

Наше просранство, ой, пространство. Поняли?

Конечно, мы же всей страной на курорт по весне в Кемерово катаемся. Где это вообще? В Сибири? Я тут провёл исследование (кстати, где мой грант?) Гугл-карты показывают, что от Киева до Кемерово лететь по прямой 10 часов 30 минут. От Киева до Найроби, где в 2013 году в торговом центре в теракте погиб 71 человек — 10 часов 55 минут. Почти один радиус, только в другую сторону. Вы скажете, что это теракт. Ок. Возьмем катастрофы. Граница Ирака и Ирана, провинция Керманшах, ближе, чем всякие Кемерово или Найроби. Ноябрь 2017 года, землетрясение, 579 погибших. Что, землетрясение не канает? Тогда берём пожары. Июнь 2017 года. Пожар в жилом доме Grenfell Tower в Лондоне. 70+ опознанных погибших. Посольство выражает соболезнования и поддержку, но солидаризации интеллигентных я не видел. Не видел и бегающих по многоэтажкам блогеров, проверяющих системы пожаротушения.

Через несколько дней после Кемерово произошел пожар в тюрьме в Венесуэле, погибло 78 человек. Где сожаления в фейсбуке? Где jesuisтюрьма? Где массовая проверка тюрем журналистами?

Просто это псевдогуманизм какой-то. Выборочный, а значит ложный и лживый. Я, безусловно, не призываю радоваться смертям россиян (если это не их боевое мясо). Но сопереживать трагедии в Кемерово и игнорировать другие трагедии в мире как минимум странно. Гуманное безразличие — вот вариант. Мне что Кемерово, что венесуэльская тюрьма — равно отдалённые места, в которых я никогда не окажусь. Лучше под ноги смотреть, то есть на свою страну. Вот не были бы они малороссами, может, и по-другому на мир смотрели бы. Но нет. Им нравится быть недо-. Какая-то глупая внутренняя установка.

Однако, изменения идут. Интеллигенции больше не будет в том понимании. Благодаря Интернету любой блогер из села Верхняя Сыроватка Сумской области может стать образованнее любого интеллигентно напыщенного доцента из, например, Донецкого университета в винницкой эмиграции.

И если интеллигенция старой формации — это эдакий вымирающий заповедник, то проблемы будут возникать с постсовковым «мызамир». И тут, пардон, чёткого ответа нет. Ведь, вроде как, и культура развивается, и есть уже свой продукт, и с каждым годом его больше, он становится привлекательнее. А у людей всё равно свой барьер нежелания, барьер младшего брата. Любят и хотят быть провинциалами и смотреть на бар и барыней.

Для них всё хорошо, прекрасная маркиза. Ну и чёрт с ними.

''отсканируй
и помоги редакции

'''