Перейти к основному содержанию

Майкл Флинн: оправдать, чтобы восстановить справедливость

Жернова готовы, сэр
Источник

Перевод: Old Fart

Примечание переводчика. Джонатан Терли, профессор права общественных интересов, лауреат благотворительного фонда Шапиро в Университете Джорджа Вашингтона, демократ, специалист по конституционному правоведению, был одним из трёх общепризнанных юристов-конституционалистов, дававших показания Конгрессу на слушаниях по импичменту Трампа.

Ранее нераскрытые документы по делу бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна открывают ужасающий план того, как высшие должностные лица ФБР не только пытались заманить в ловушку бывшего помощника Белого дома, но делали это на явно неконституционных и сфабрикованных основаниях.

Новые документы ещё больше подрывают мнение о законности и мотивах расследований, проводимых бывшим директором ФБР Джеймсом Коми. Для всех тех, кто уже давно видел согласованные усилия в Министерстве юстиции, направленные на дискредитацию администрации Трампа, эти фрагменты будут читаться как версия Свитков Мёртвого моря о заговоре «глубинного государства».

В одной из записок отражены дискуссии в ФБР вскоре после выборов 2016 года о том, как поймать Флинна на лжи в интервью относительно его бесед с послом России Сергеем Кисляком. Как сообщает Fox News, записка была написана бывшим главой контрразведки ФБР Биллом Пристапом после встречи с Коми и его заместителем Эндрю МакКейбом.

В записке говорится: «Какова наша цель? Правда и признание, или заставить его лгать, чтобы мы могли преследовать его по суду или добиться его увольнения?» Это, возможно, выразило честный вопрос по поводу мотивации такой обработки Флинна, решение, за которое Коми позже публично взял на себя ответственность. Он позже хвастался аудитории, что <в условиях первоначальной неразберихи вновь пришедшей администрации> он смог «избежать ответственности», отправив «пару ребят» в Белый дом, чтобы подставить Флинна и создать против него уголовное дело.

В новых документах также рассматриваются варианты того, что министерство юстиции может сделать, чтобы заставить Флинна признать нарушение Акта Логана — закона, принятого в 1799 году, который объявляет преступлением вмешательство частного гражданина в споры между Соединёнными Штатами и правительствами других стран. Этот закон никогда не использовался для осуждения граждан и широко признан как вопиюще неконституционный.

Не было ничего противозаконного во встрече Флинна с Кисляком в роли советника по национальной безопасности вновь избранного, но ещё не вступившего в должность президента. Использовать этот варварский закон здесь было совершенно абсурдно, хотя другие фигуры, такие как бывший исполняющий обязанности генерального прокурора Салли Йейтс, также обсуждали возможность его использования. Тем не менее, ФБР сконцентрировалось на этом оскорбительном законе в своей атаке на отставного генерал-лейтенанта армии.

Ещё один недавно опубликованный документ — это электронное письмо от бывшего юриста ФБР Лизы Пейдж к бывшему специальному агенту ФБР Питеру Стрзоку, который играл ведущую роль в атаке на Флинна. В электронном письме Пейдж предполагает, что Флинна можно подставить путем мимолётной ссылки на федеральный закон, криминализирующий ложь федеральным следователям. Она предложила Стрзоку, что «это был бы простой способ, чтобы просто невзначай вставить эти слова». Таким образом, эти усилия не были направлены на защиту национальной безопасности или на получение важной разведывательной информации. Речь шла о заполучении Флинна в свой мешок в качестве законсервированного охотничьего трофея в юридической версии этого выражения.

Вызывает также беспокойство тот факт, что эти вещественные доказательства были только недавно представлены министерством юстиции. Когда на Флинна оказывалось давление, чтобы он признал себя виновным по обвинению в одной инстанции лжи следователям, он не знал, что эти оправдательные доказательства существовали, и что федеральные следователи, которые брали у него интервью, доложили своему начальству в своё время, что не думают, что Флинн намеренно солгал, когда он отрицал, что обсуждал санкции против России с Кисляком. Специальный прокурор Роберт Мюллер и его команда изменили всё это и всё-таки решили выдвинуть сомнительное обвинение. Они истощили Флинна финансово, затем угрожали выдвинуть обвинения его сыну.

Флинн никогда не отрицал разговор и знал, что у ФБР есть расшифровка его стенограммы. Действительно, президент Трамп публично обсуждал желание переосмыслить отношения с РФ и пересмотреть эти зоны напряженности. Но Флинн всё же в конечном итоге признал себя виновным в единственном ложном заявлении федеральным следователям. Эта дополнительно всплывшая информация усиливает сомнения по его делу.

Различные должностные лица ФБР также лгали и действовали, возможно, преступно или неэтично, но все избежали предъявления обвинений. МакКейб играл надзорную роль в судебном преследовании Флинна. Позже генеральный инспектор Министерства юстиции обнаружил, что МакКейб неоднократно обманывал следователей. Несмотря на то, что его дело было рекомендовано для уголовного преследования, МакКейб был уволен, но так и не был обвинён. Стрзок также был уволен за проступки в ходе следствия.

Коми преднамеренно создавал утечки материалов ФБР в прессу, включая потенциально засекреченную информацию, но так и не был обвинён. Другой агент ФБР, ответственный за секретные приказы, использованные в процессе расследования по России, сфальсифицировал доказательства для продолжения расследования. Ему до сих пор не предъявлено обвинение. Разница этих случаев с подходом к Флинну раздражает и гротескна.

Даже судья по его делу добавил к этой тревожной летописи. Когда Флинн предстал перед окружным судьей Эмметом Салливаном для вынесения приговора, Салливан набросился на него и заявил, что его могут обвинить в государственной измене и работе в качестве незарегистрированного агента Турции. Указывая на флаг, висящий в зале суда позади него, Салливан заявил Флинну: «Вы были незарегистрированным агентом иностранного государства, будучи советником по национальной безопасности президента Соединённых Штатов. Это подрывает всё, что олицетворяет здесь этот флаг. Возможно, вы продали свою страну».

Флинна так и не обвинили в измене или в том, что он иностранный агент. Но когда Салливан угрожающе спросил, не хочет ли он приговора прямо здесь и сейчас, Флинн мудро отказался. Это действительность, которая действительно шокирует сознание. Хотя это и случается редко, но окружной суд всё же ещё может исправить эту несправедливость, поскольку Флинн ещё не был осужден. Министерство юстиции может предложить суду использовать свою собственную юрисдикцию, чтобы исправить ошибку, совершенную им самим. Как указал в 1932 году Верховный суд, в таких делах «заинтересовано всеобщее правосознание». И «обязанность суда — остановить судебное преследование в интересах самого правительства, чтобы защитить его от незаконного поведения его должностных лиц и сохранить чистоту его судов».

Флинн был полезным инструментом для всех и всего, кроме справедливости. Мюллер проигнорировал мнение следователей и заставил Флинна признать себя виновным в преступлении, которое он не совершал, чтобы получить разрушительные показания, которых у Флинна не было, против Трампа и его соратников. СМИ освещали Флинна, чтобы сообщить о надуманной теории российского сговора и поддержать мнение о том, что Мюллер раскрыл какой-то преступный заговор. Даже федеральный судья использовал Флинна, чтобы выступить против того, что он считал предательским заговором. То, что осталось после судебного преследования, — это полная пародия на справедливость.

Правосудие требует прекращения этого преследования. Но каковы бы ни были «цели» в необходимости подставить Флинна, справедливость не была одной из них.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...