Перейти к основному содержанию

Мазепа vs Пётр: война продолжается

Открытие памятника Ивану Мазепе. Рассудим, помогло это мероприятие укреплению информационной сферы национальной безопасности или нет?

Дмитрий Прокудин

Примечание редакции. Вопрос спорный, но важный. Ставить ли на Харьковщине памятник Мазепе, или лучше начать с Сирко?

22 июля, в Коломаке, что в Харьковской области, открыли памятник Ивану Мазепе. Здесь, где 330 лет назад его избрали гетманом, были подписаны Коломацкие статьи. Открытие памятника стало частью фестиваля «Гетманская слава», где по завершению привычной песенно-танцевальной части зрителей ждала опера под открытым небом «Мазепа» в исполнении артистов Харьковской оперного театра им. Лысенко. В этом «фестивале» приняли участие первые лица области, включая главу ОГА.

Давайте оценим это событие. В ситуации, когда Украина воюет за государственность, пользу либо вред символических мероприятий должно оценивать с позиции укрепления или ослабления единства общества перед лицом врага в реальном времени. Рассудим, помогло это мероприятие укреплению информационной сферы национальной безопасности или нет?

photo_2017-07-23_23-17-22

В массовом сознании населения Слободской Украины образ гетмана Ивана Мазепы всё ещё окрашен негативно. Над созданием его репутации российские власти с завидным упорством трудились веками. Мазепа стал синонимом вероломства и «канонического» предательства, символом раскольничества, идеалом маргиналов-«самостийныкив», бредящих какой-то «незалежной» Украиной. Согласно российской мифологии, правильные козаки — это верные малороссы, а последовавшие за Мазепой — полоумные предатели братского народа. До 1917-го борцов за украинскую государственность называли мазепинцами, после — петлюровцами, потом — бандеровцами. Ныне в российской информационной среде образ Мазепы едва ли не русофобистее Петлюры и Бандеры.

Сейчас Мазепа как символ поляризует общественное мнение. За 25 лет система образования на Слобожанщине не привила гражданам проукраинского понимания личности и поступков Мазепы. Многолетнее доминирование пророссийских нарративов в информационном пространстве закрепило негативный образ деяний гетмана. Фигура Мазепы сегодня четко делит общество в области на две неравные части — большую «антимазепинскую» и меньшую проукраинскую.

Есть, впрочем, и другая сторона: проукраинской части тоже следует понимать, что подписанные Мазепой Коломацкие статьи стали предпоследним аккордом перед полной потерей государственности. Статьи ограничили права гетмана. Без царского соизволения нельзя было распоряжаться военными землями, поддерживать дипломатические отношения, назначать или снимать старшину. Вводилась практика доносов. Гетмана обязали направлять козаков на войну с Крымским ханством и Турцией. В Батурине разместили контингент московских стрельцов. Полтавская битва, проигранная Карлом XII и Мазепой, обернулась катастрофой для украинской нации, которую в итоге сделали малороссами в Малороссии. Поражение Мазепы заложило основы для провозглашения Российской империи царем Московии Петром I.

photo_2017-07-23_23-17-21

Установка памятника Ивану Мазепе — хороший завершающий этап украинизации области. Но плохой начальный: без должной исторической и медийной подготовки это вызовет лишь конфликт. Власть же, вместо того чтобы действовать тонко и продуманно, стала частью бутафорского шароварного перформанса потешных хохлов-козаков (вспомните гоголевский образ оных при дворе Екатерины). Тот, кто посоветовал главе ОГА участие в этой акции, либо провокатор, либо не обладает достаточной квалификацией в сфере связей с общественностью и не понимает сути информационных провокаций России.

Памятник кому отвечает целям и задачам сегодняшнего дня?

По убеждению автора, лучшим ходом было бы поставить памятник атаману Ивану Сирку, проект которого уже готов и предполагает установку монумента на Бурсацком спуске.

Почему именно Сирку? Первая и главная причина в том, что эта историческая фигура «объединительна» для населения как бесспорный символ военных успехов козачества, олицетворение военной демократии и свободы. Вторая — в том, что образ Ивана Сирка формирует региональную идентичность как украинскую, но аккуратно и постепенно, без острых противоречий с существующей. Хорошим фоном будет роль местного патриотизма, ведь Иван Сирко — второй полковник Харьковского полка. Этот образ хорош и тем, что его родовое гнездо (слобода Артемовка в 20 км от Харькова) было сожжено российскими войсками, а сам атаман был вынужден покинуть свой дом. Сирко был заключён в царскую темницу, но не был сломлен, а продолжал воевать за благо украинского народа. Да, он не поддерживал гетманов, но и гетманы строили государство не как самостоятельное, а тяготели к Стамбулу, Варшаве или Москве.

photo_2017-07-23_23-17-21_2

Наконец, романтический образ Ивана Сирка — не столько политика, сколько воина, характерника и героя-защитника украинской земли — привлекателен для молодых людей.

Установка памятника Ивану Мазепе — шаг верный, но не своевременный. Важно понимать реальную ситуацию: Харькову нужны объединяющие символы, которые обозначают региональную идентичность как украинскую, а Харьковскую область как культурное пространство Украины. Ситуация также показала, что с кадрами, ответственными за связи с общественностью и идеологическую работу, в ОГА пока не очень.

В публикации использованы фото Л. Логвиненко

 

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...