Крым. История болезни 

Полис поможет не всем. О состоянии медицины в аннексированном Крыму


Громадные очереди, катастрофическая нехватка медиков, скудное финансирование большинства медучреждений и дорогие лекарства для больных — реалии оккупированного полуострова. 

Во второй поликлинике севастопольской «Городской больницы №1 им. Н. И. Пирогова» не протолкнуться: накануне нового года по данным Севастопольского «управления здравоохранения» эпидемиологический порог по ОРВИ в городе был превышен в два раза. «После «перехода» Крыма в Россию очереди в поликлиниках стали обычным явлением, – жалуется молодая женщина в очереди к терапевту. – Проблема в том, что стало меньше врачей. И лечение тоже стало намного дороже, несмотря на введение полисов (обязательного медицинского страхования)». 

Избранным – всё, другим – ничего 

О проблемах крымской медицины на полуострове говорят не только пациенты. Незадолго до нового года на это обратили внимание активисты «регионального отделения» Общероссийского народного фронта. «По итогам проведённого нами мониторинга доступности и качества оказания медицинской помощи, основными проблемами в сфере здравоохранения Крыма оказались очереди в регистратуре и на проведении диагностических процедур, нехватка узких специалистов, неудовлетворённость пациентов качеством оказания медпомощи и задержки получения льготных препаратов из-за сложности процедуры и отсутствия лекарств», – отметила представитель «регионального штаба ОНФ в Крыму» Наталья Резниченко. 

Слова активистов подтверждают и в «Крымской прокуратуре». «Повсеместно имеют место нарушения сроков ожидания пациентами проведения диагностических исследований и приёма врачами-специалистами. Ненадлежащим образом реализуются полномочия по организации обеспечения населения лекарственными препаратами для медицинского применения, а также специализированными продуктами лечебного питания для детей-инвалидов. В том числе это связано с неэффективным использованием бюджетных средств, выделенных на эти цели: только десятая часть которых в настоящее время освоена. Не приняты действенные меры, направленные на обеспечение транспортной доступности медорганизаций в сельских населённых пунктах для всех групп населения», – признают в «прокуратуре». 

Чтобы разобраться с тем, что происходит с медициной в Крыму, а главное – услышать об этом от самих крымчан, мы отправляемся на полуостров. Так как его посещение украинскими журналистами, мягко говоря, не приветствуется местной оккупационной властью и сопряжено с опасностью не столько для них, сколько для тех людей, с которыми удаётся пообщаться, нам приходится скрывать истинную цель визита. По этой причине мы изменили имена всех собеседников, которых удалось разговорить. Тем более что далеко не все готовы охотно делиться своей оценкой происходящего в Крыму. Поскольку российская власть очень болезненно реагирует на любую критику в свой адрес и нередко начинает преследовать «инакомыслящих», крымчане боятся в открытую говорить о том, что действительно у них происходит и что их волнует. 

Во дворе севастопольской горбольницы №5 на проспекте Генерала Острякова, более известной как Центр охраны здоровья матери и ребёнка наше внимание обращает огромный бело-голубой автомобиль. «Это немецкий передвижной флюорограф, – объясняет один из сотрудников больницы. – Его подарили нашему учреждению (ещё до аннексии), но он так ни разу никуда не выезжал. Так и стоит здесь мёртвым грузом». 

Плохо обстоят дела с рентген-диагностикой и в Севастопольском городском онкологическом диспансере им. А. А. Задорожного. «Имеющийся у нас аппарат стоит с конца 1960-х годов, как построили сам диспансер. Сейчас он в нерабочем состоянии, – рассказал нам его врач Сергей. – Возможность купить новый у нас есть, но для этого по новым санитарным нормам необходимо сделать капитальный ремонт в рентген-кабинете и расширить его площадь. К сожалению, российская власть занимается снабжением диагностической лечебной аппаратурой и всем необходимым в первую очередь больниц первого уровня аккредитации — республиканской и крупных клинических медучреждений. А такие как наш диспансер, какие-нибудь сельские ФАПы, районные или поселковые больницы финансируются по остаточному принципу». 

Наш разговор постоянно перебивает шум тракторов, которые что-то роют вокруг зданий онкодиспансера. В считанные дни, оставшиеся до начала нового года, из бюджета были выделены деньги на капитальные ремонты и замены старых коммуникаций. «Работы идут и в снег, и в дождь. На освоение бюджетных денег времени осталось в обрез. Подобное не редко случалось и раньше. Но при России это вызывает намного меньше критики. Хоть так деньги выделяют, потом может их не быть», – объясняет врач. 

После аннексии полуострова Российской Федерацией медицинское обслуживание в Крыму стало приходить в упадок. «Попасть на приём к врачу стало намного сложнее. Отчасти это связано с ощутимым ростом населения на полуострове после «крымской весны» за счёт переселенцев из «ЛНР» и «ДНР», – резюмирует Сергей. 

Полисы помогут не всем 

Главное отличие системы здравоохранения на материковой Украине и окуппированном полуострове — введение российской администрацией полисов обязательного медицинского страхования, которые необходимы каждому, кто постоянно или временно проживает в Крыму. Этот документ незаменим при получении медицинской помощи, при трудоустройстве, оформлении ребёнка в детский сад или школу. Без ОМС вы не вправе получить бесплатную медицинскую помощь за исключением экстренной. 

Если в Крыму понадобится медицинская помощь гражданину Украины или любого другого государства – хоть США, хоть Латвии или Польши – её окажут совершенно бесплатно только в одном случае: если речь идёт об экстренной помощи. К примеру, если вы поскользнулись на улице и сломали ногу. Бесплатно сделают и рентген, деньги за плёнку с вас не возьмут. Но если понадобится наблюдение у врача и дальнейшее лечение – оно влетит вам в копеечку. Кстати, за амбулаторное лечение платить нужно всем, скидок не делают никому. Полисы медстрахования покрывают лишь лечение стационарных больных. Если у вас грипп или ОРЗ, при которых, как правило, отправляют лечиться домой, страховка действовать не будет и за лекарства вам придётся платить по полной из своего кармана, – объясняет врач симферопольской клинической больницы им. Н. А. Семашко Валерий. 

Значительно уступает материковой Украине и ассортимент лекарств в аптеках Крыма. Выбор медикаментов в Севастополе и Симферополе гораздо скуднее, чем в Николаеве, Херсоне или практически любой украинской аптеке. И цены на лекарства в Крыму — выше как минимум на 10-15%. Причём дороже продаются даже препараты российского производства (например, Нижегородской фармацевтической фабрики), которые тоже гораздо выгоднее покупать на материковой Украине. 

Многие так и делают. «Мои друзья попросили привезти им сердечные препараты. Когда я проходил наш КПВВ, украинские пограничники даже не посмотрели в мою сторону. А россияне заставили пройти через металлическую рамку и просмотрели содержимое сумки и моих карманов. Заинтересовались лекарствами: ну, думаю, попал. Сказал, что везу для себя – пронесло, пропустили», – поделился житель Херсонщины Леонид, приехавший в Симферополь к родственникам. 

Он же рассказал о том, что в Крыму стало больше категорий льготников, получивших право на бесплатные медикаменты. «Если у нас лекарства за счёт бюджета получают участники боевых действий, инвалиды войны и приравненные к ним, участники интернациональных войн («афганцы» и другие), а также онкобольные, которые имеют право на бесплатные болеутоляющие, то на полуострове этот список шире. Например, астматики имеют право на получение ингаляторов. Бесплатно всеми лекарствами обеспечивают детей до 3 лет, а также работников и выходцев из крайнего Севера — нанайцев, якутов, камчадалов и прочих», – говорит Леонид. 

Право-то имеют, но в реальности получают бесплатные лекарства далеко не все. Минувшей осенью крымские СМИ сообщили о многочисленных жалобах местных жителей, оставшихся без медикаментов. О том, что такая проблема существует, впоследствии признал «руководитель территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Республике Крым и Севастополю» Василий Климов. «После проверок, инициированных многочисленными жалобами граждан, руководство «Крымфармацеи» было административно наказано за неполное и некачественное обеспечение крымчан льготными лекарствами из-за несвоевременной закупки лекарств и неправильно сформированной заявки», – отметил Климов. 

Почему это произошло, объяснило российское издание «Новый день». В своей статье от 17 ноября 2016 года оно привело заявление «министра здравоохранения РК» Александра Голенко о том, что по региональным льготам уже потрачен 501 млн рублей из 765, выделенных из бюджета республики. Из бюджета РФ на федеральные льготы было отпущено 1 млрд 306 млн руб. «Однако крымчане массово отказываются от федеральных льгот, забирая деньги и рассчитывая получить медикаменты по региональной программе. В итоге лекарств уже не хватает», – подчёркивает издание. 

Куда исчезли врачи? 

Оккупационные власти во всех бедах крымской медицины продолжают обвинять «украинское прошлое». О тяжёлом наследстве говорит Василий Климов: «99,9% медучреждений Крыма нуждаются в ремонте. В недавно утверждённую программу модернизации вошли 16 лечебных учреждений. Акцент делается прежде всего на самые болевые точки. К сожалению, Крым лидирует по показателям сердечно-сосудистых заболеваний в России. Профильных же больниц нет — нужно создавать». 

Что касается зарплат в Крыму, то после аннексии их подняли. К примеру, в городской больнице Красноперекопска ставки такие: акушерка — 11830 рублей, семейный врач — 18030 руб., заведующий амбулаторией общей практики семейной медицины — 20735 руб., заведующий ФАПом — 12597 руб., медсестра — 11137 руб. Медсёстры в школах получают 10-11 тысяч руб. Заведующий отделением профилактики поликлиники — 20735 руб. С учётом всевозможных надбавок врачи в Севастополе и Симферополе могут получать до 45 тысяч рублей, но таких немного. 

– Я был вынужден вернуться на работу, поскольку прожить на свою пенсию в 9 тысяч рублей невозможно. Цены в Крыму сейчас стали заоблачными буквально на всё. Дешевле, чем при Украине стал только бензин, – говорит 66-летний врач из Симферополя Андрей. – Впрочем, готовых работать в больнице, таких как я, немного. В Крыму сейчас чудовищная проблема с нехваткой кадров. Лечить пациентов некому. 

Крымские медики начали массово увольняться с переходом системы здравоохранения полуострова на российские стандарты. Прибавилось проблем и в самих медучреждениях, что связано с необходимостью получения ими лицензий. За два года, по словам Василия Климова, из более чем 1400 медучреждений Крыма, подавших уведомления об осуществлении деятельности в сфере оказания медицинских услуг лицензии смогли получить лишь 20 государственных (подведомственных «Минздраву») организаций и около 150 учреждений частной формы собственности. При этом хуже всего ситуация обстоит в Севастополе. «Проблемы с учреждениями государственных форм собственности связаны с затратами на приведение помещений в соответствие санитарным нормам, проведение ремонтных работ, оснащение оборудованием. На всё это требуются колоссальные средства», – подчеркнул «руководитель территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Республике Крым и Севастополю». Чтобы не допустить закрытия большинства крымских больниц и амбулаторий, чиновники уже заявили о необходимости продления сроков лицензирования до 1 января 2019 года. 

– Кроме больниц лицензии обязаны получить все врачи. Без этого работать онкологом, ортопедом или травматологом ты не имеешь права. Но главная причина оттока кадров в Крыму была в другом, – рассказал терапевт из Севастополя Владимир. – Дело в том, что в России действует электронный документооборот. Все истории болезни, все медицинские карточки должны вестись в электронном виде. А поскольку большинство медиков пенсионного и предпенсионного возраста, им было сложно переходить на работу с компьютером. При этом количество бумаг в России намного больше, чем в Украине, каждому врачу здесь нужно заполнять значительно больше документов. К примеру, раньше записи при амбулаторном приёме велись кое-как, а в России на каждого амбулаторного больного необходимо заводить историю болезни определённой формы. К тому же переаттестация врачей в России проходит каждые 3 года вместо 5 лет в Украине. Плюс медики в России должны постоянно проходить онлайн-курсы. Вот те, кто постарше, махнули на это рукой и поувольнялись. Многие из них пошли в больницы работать сторожами, чтобы была прибавка к пенсии. А так, конечно, выходит нонсенс: при наличии своего мощного мединститута Крым не в состоянии обеспечить себя медицинскими кадрами. 

Только по официальным данным Министерства здравоохранения РФ в Крыму не хватает одной четвёртой квалифицированных медицинских специалистов — почти тысячи врачей и не менее 800 медсестёр и санитаров. Особо на полуострове испытывают нехватку в анестезиологах, педиатрах, фтизиатрах, терапевтах, патологоанатомах. Чтобы решить проблему в сельских медучреждениях полуострова, местная власть сделала ставку на принятую в России ещё в 2011 году федеральную программу «Земский доктор», в рамках которой врачи, готовые отправиться на работу по специальности в сёла и райцентры, будут единоразово получать от государства 1 миллион рублей. При этом потратить эти средства они могут только на покупку или строительство жилья при условии отработки на новом месте не менее 5 лет. Но до сих пор единицы желающих согласились поработать врачами в крымской глубинке. 

К оттоку кадров также привело увеличение всевозможных проверок. Так, одним из главных российских новшеств стало появление так называемых фармакотерапевтов. «Это специалисты, имеющие фармакологическое образование и контролирующее правильность назначения медикаментов больному, – объясняет Владимир. – Такие фармакотерапевты проводят выборочные проверки, они не разговаривают с самими врачами, а приходят в больницу просмотреть истории болезни, в которых проверяют, правильно ли медики назначили лечение тому или иному больному. Например, следит – прописал ли врач заболевшему, к примеру, воспалением лёгких антибиотики и препараты, оберегающие флору кишечника. Если терапевт что-то упустил, его штрафуют. И суммы штрафов довольно большие — от 12 до 30 тысяч рублей за каждый случай. В Крыму врачи очень боятся таких проверок». 

Местные медики вспоминают, как после «крымской весны» новая власть уволила главных врачей и начальников всех медицинских учреждений на полуострове — вплоть до местных здравотделов. «Не знаю, с чем это было связано. Возможно, чтобы не было «кумовства», – говорит педиатр из Севастополя Георгий. – В итоге на руководящие должности понабирали приехавших из Астраханской области, из Мордовии, Удмуртии. Чтобы их заманить в Крым, платили по 1 млн рублей «подъёмных», но при этом требовали, чтобы те отработали на полуострове не менее 3 лет. Многие с поставленной задачей не справились, поскольку россияне совершенно не знают специфики этого региона. Сейчас понаехавших начали понемногу снимать с должностей и возвращать на их место крымчан». 

– Нельзя сказать, что врачи в Крыму сейчас «богуют». Нагрузка на них возросла очень сильно, появилась куча лишних документов, ужесточились требования по ведению историй болезни, – резюмирует заведующий отделения одной из больниц Севастополя. – Та же проблема с получением лицензий не в последнюю очередь связана с тем, что все документы оформляются или через Краснодар, или через Москву. Переход на российские стандарты оказался сопряжён с сумасшедшими трудностями, к которым никто не был готов. Страдают же от всего этого сами больные, которые не имеют возможности получить полноценную и своевременную медицинскую помощь, и которые вынуждены целыми днями простаивать в очередях в поликлиниках и даже умирать от некачественного лечения, как это было с 14-летней жительницей Евпатории, скончавшейся в ноябре по вине медиков. Но люди ко всему привыкают. А к тому, что у нас происходит сейчас, кажется, уже привыкли. 

Олег Батурин, Сергей Петренко

Материал подготовлен в рамках проекта «ПроКрым» ГО «Європростір» при поддержке Института освещения войны и мира.