Перейти к основному содержанию

Реформы снабжения

В настоящих реалиях Министерства обороны многие ждут реформ, изменений по качеству материального обеспечения ВСУ, уменьшения уровня коррупции…

Serg Marco

В настоящих реалиях Министерства обороны многие ждут реформ, изменений по качеству материального обеспечения ВСУ, уменьшения уровня коррупции… А потом происходит новая поставка питания / медикаментов / формы — и по соцсетям начинает гулять #Зрада от солдат. Минобороны делает морду кирпичом, ещё более распаляя общественность. В сторону министра начинают лететь камни, а сам Степан Тимофеевич, меняя приоритеты, начинает выяснять, почему же «жити по-новому» всё же не выходит.

А мы постараемся разобраться, почему так происходит.

Итак, взоры солдат обращены к трём китам: материальное обеспечение (форма, берцы и т. д.), питание (как постоянное питание в ППД, так и сухпаи) и оружие.

Но если оружие — это инфа под грифом (хотя, конечно, есть данные о закупках и о том, ЧТО поставляет в МО «Укроборонпром»), но мы поговорим о материальном обеспечении и питании.

Полевая форма

Полевую форму производители изготавливают по техническим условиям 2015 года. С 2016-го Центр разработки и сопровождения материального обеспечения ВСУ получил функцию проверки соответствия закупаемой формы выданным ей техническим условиям, что, в общем-то, логично: если солдат опять сгорит в форме — надо точно знать, это техусловия на форму сделаны кое-как или производитель, забив на техусловия, поставил на склады МО некачественную форму.

После того, как ЦРСМО ВСУ получил эту функцию, началось самое интересное.

Была распетляна история с частью партии некачественных армейских берц «Талан». Как оказалось, чтобы выполнить заказ в срок, «Талан» закупил часть кожи, что не соответствовала техусловиям (вроде, индийского буйвола). И потому до сих пор в соцсетях идут споры: некоторые носят эти армейские берцы долго и нахваливают их за неубиваемость, а некоторые считают расползающимся на ногах экскрементом.

Правы обе стороны. Им просто попались берцы из разных партий. Техусловия на армейские берцы были проанализированы компаниями Lowa и Haix, признаны адекватными. Но, по мнению представителей этих фирм, подобные берцы не могут стоить меньше 100 долларов в закупке. Потому им неинтересно выходить на тендеры.

В общем, как оказалось, грамотно прописать техусловия гораздо легче, чем сделать по ним дешёвую качественную обувь.

Фирмы, которые в настоящее время выходят на тендер по пошиву армейских берц, предупреждены, что такой шары, как у «Талана» в 2015 году, больше не будет. Что их возьмут за жопу. Потому должны сделать качественно. Вроде поняли, посмотрим на результат.

Но мы вернёмся к полевой форме.

Полтора месяца назад после всех совещаний, на которых Департаменту госзакупок и Комитету конкурсных торгов доносили о том, что в итоге проведённого ими тендера может быть закуплена некачественная полевая форма, — всё это не дало результата. Необходимая проверка качества не была проведена.

Потому по поручению министра обороны была проведена внеплановая выемка по всем складам, куда были завезены полевые костюмы. Образцы были сданы в независимые лаборатории, подтвердилось несоответствие техусловиям. Была заблокирована оплата за эти полевые костюмы, началось расследование.

После чего в сети появилась аудиозапись.

диалога замминистра Игоря Павловского с производителями и руководителем ККТ Олегом Свирко. На совещании Павловский прямым текстом требовал у производителей, что они засудили руководителя ЦРСМО ВСУ Дмитрия Марченко; гарантировал, что подобных внеплановых выемок больше не будет, ибо он «не позволит больше свершиться такому беспределу», и что в «киевскую лабораторию образцы не отдадут». Отдельного упоминания стоит фраза замминистра о том, что лично его устраивает форма 2701 (та, которая плавится; прозванная в войсках «гелетейкой» или «пластиком»). Ну, сидеть в кабинетах — не в окопах воевать, в кабинете сидеть можно и в форме 2701, конечно.

Эта аудиозапись имела определённый резонанс, после чего ЦРСМО переподчинили от замминистра Павловского, который оказывал давление на работу центра, другому замминистру. А тот имел репутацию жесткого и правильного генерала, не замеченного в махинациях и инсинуациях. Работать с ним непросто, но зато люди, которые с ним работают, понимают, что камня за пазухой этот генерал держать не будет и в подковёрные игры баловаться не станет.

Новый руководитель сначала подозрительно отнёсся к подразделению, которое в свете последних событий и неуступчивости являлось главным возмутителем спокойствия в Министерстве обороны, но потом последовал ряд мероприятий, который ему позволил разобраться в вопросе, кто прав, а кто — редиска.

История получила продолжение. На ЦРСМО было оказано давление со всех сторон, но руководство центра выстояло и отстояло свою позицию. После чего представители ЦРСМО отправились в Болгарию и провели экспертизу костюмов, что остались с выемки, в независимой лаборатории, которая проверяет полевую форму стран НАТО. Дело в том, что в Болгарии находится огромная фабрика, которая шьёт форму для стран Североатлантического альянса и проверяет её болгарская независимая лаборатория.

В лаборатории подтвердили, что техусловия, прописанные на форму, не особо отличаются от тех ТУ на форму, которую они проверяют. И сказали, что в техусловиях много поблажек украинским производителям. Например, за рубежом давно уже не красят форму препаратами, в составе которых есть формальдегид. У них в форме его нет ни грамма. Формальдегид — это вообще зло, сказали болгарские технологи. Полевая форма должна касаться тела, а значит, возможны раздражения и аллергические реакции от краски на основе формальдегида. Вплоть до развития раковых клеток, особенно, когда подобная форма соприкасается с повреждённой кожей (рана или ожог).

Но подобный нюанс нарушения ТУ и использования «формальдегидных технологий» даёт ещё один интересный эффект — форма горит, как будто пропитана горючим составом.

Вот, собственно, так.

 

Та форма, что горит чуть хуже, — это 100% хб. Та, что пылает, как пионерский костёр, — это смесовка 65/35. Так что можно сказать, что некоторые производители сделали большой шаг в эволюции полевой формы ВСУ — от формы, которая плавилась, к форме, которая пылает. Видимо, следующие её образцы будут взрываться, судя по нынешней прогрессии…

Болгары от указанного зрелища были как бы в шоке. Дословные комментарии к видео на болгарском — что пользователь этой формы потенциально не жилец.

Количество формальдегида в этих тканях в 2–3 раза превышает норму. При допустимом показателе 70 реальный был около 200. И да, напомним, в странах НАТО, куда по стандартам мы стремимся, — 0.

Отдельно стоит упомянуть тот факт, что руководство ДГЗ после того, как было выявлено проблему с «ядовитой» тканью, нашло какой-то ГОСТ 1978 года, где указано, что 1000 единиц формальдегида — это, в общем-то, абсолютно нормально, и сделало морду кирпичом. О том, как себя будет чувствовать боец в такой «нормальной» форме, произведённой по таким нормам, видимо, не подумало.

Формальдегид стал не единственным камнем преткновения. Плотность, мокрое трение, воздухопроникаемость, линейные размеры и т. д. — много чего было не по техусловиям.

Кстати, не стоит обращать внимания на слова о производителе ЧШК, что прозвучали на видео. По странному стечению обстоятельств одна партия именно этой фабрики прошла все лабораторные проверки очень неплохо. Партии всех остальных производителей, среди которых была произведена выемка, — нет. Так что ЧШК умеет шить форму. Просто её надо правильно мотивировать.

В общем, разбирательство идёт. ДГЗ МО и ЦРСМО ВСУ сошлись в смертельной схватке, что, кстати, не облегчает проведение тендеров.

Расплатятся ли за «формальдегидную» форму или нет, позволят ли её принять на склады и раздать бойцам — посмотрим. Не хотелось бы, конечно, — нам не нужна армия огненных берсерков.

Ну а мы переходим к следующему этапу, который очень знаком солдатам.

Некачественное питание

Тот факт, что поставщики и производители грешат поставкой в армию некачественных продуктов питания, — вечный холивар. Но он, как суслик, — вроде есть, а если ты министр обороны, то заметить его очень тяжело. Так как тебе на стол кладут отчёты о том, что проверка части такой-то выполнена, нарушений нет, всё отлично.

Когда министр едет в какую-то часть с визитом, то солдаты в столовой, придя на завтрак, вдруг обнаруживают в своих тарелках натуральное мясо, масло, рыбу, свежие овощи и наблюдают злобными глазами за начпродами, которые мимикой лица быстро объяснят любому: «Скажешь, что такое питание тут не каждый день, а вчера вы ели сою с отрубями под названием "Тушёнка говяжья высшего сорта" — хана вам, жестокая и беспощадная, в нарядах сгноим».

И солдат, пожав плечами, начинает уплетать свой завтрак с мыслью: «Эх, хорошо бы, чтобы министр почаще приезжал. Авось диарея пройдёт…».

В итоге ЦРСМО проводит ещё одну внеплановую выемку в учебном центре «Десна» (169-й учебный центр). Вскрытие складов продемонстрировало много интересных фактов: мясо, хранящееся при плюсовой температуре; масло, больше похожее на какую-то смазку; сыр, при изготовлении которого ни грамма молока не пострадало. В самих складах температура составляла +39°С. Но поставщик, понимая, что при такой высокой температуре мясо храниться не должно, хранил его, конечно, при более низкой, а именно +15°С.  Поставщики продуктов питания, которых пригласили на выемку, банально не явились.

И вот тут министр обороны и профильный замминистра с охренением находят докладные по 169-му учебному центру в количестве 9!!! штук. От кого угодно: ВоенСЭС, военврачи, ВСП, ДДЗ — там отметились все. И 9 рапортов — «существенных проблем не выявлено».

Собственно, можно сказать, что после того, как факты нарушений были доказаны ЦРСМО, а самому замминистра начали названивать разные личности с предложением замять вопрос, он и убедился, что ЦРСМО — на правильном пути. Выслушав всех «решал», замминитра дал указание руководителю ЦРСМО «кончать» нерадивых поставщиков. Ну не любит, оказывается, этот генерал, когда к нему с подобными просьбами обращаются. Ну а ЦРСМО передали продукты питания с выемки по лабораториям.

Существенными проблемами впоследствии оказались кишечная палочка, стафилококки, грибы, плесень и прочие «весёлые» микроорганизмы, которые являлись бесплатным дополнением к питанию бойцов. Когда я говорю о плесени, как вы понимаете, речь идёт не о благородной плесени и не о сыре «Дорблю».

После чего ЦРСМО устраивает брифинг, где указывает, что поставщик «Визит», который кормил 169-й учебный центр, — редиска. И в то время, как Марченко выступал на брифинге перед журналистами, ЦРСМО проверил остальных трёх поставщиков и уже осуществил выемку продуктов питания в других воинских частях: 11-й полк армейской авиации («Артек-Союз»), 92-я бригада («Авика»), 93-я бригада («Геус-Груп»).

Четыре фирмы, которые много лет кормили солдат, хреново это делали. Почему не начали кормить лучше и почему не привлечены новые компании, которые могут более качественно кормить бойцов и поставлять продукты питания, — хороший вопрос. То же «МЕТРО» к поставкам продовольствия, как мы знаем, не пустили. Международную компанию «МЕТРО», победившую на электронных торгах и известную своим контролем качества, не допустили к поставке продуктов. Вместо неё завели две «старые» фирмы — и солдат продолжили кормить мясом «Дорблю», маслом «Дорблю», тушёнкой «Дорблю».

Начато служебное расследование против всех, кто клепал некачественные отчёты наверх, кто пропихивал поставщиков и организовывал непрозрачные торги в Министерстве обороны (привет, Комитет конкурсных торгов! Вы решение АМКУ видели? В Антимонопольном комитете считают, что вы — гомосеки, которые торги под участников делают); подключена Военная прокуратура. Против поставщиков будут соответствующие расследования и возбуждение уголовных дел.

Собственно, проблема закупки некачественного питания и формы в данном аспекте понятна. После введения электронной площадки Prozorro, на которой проводятся закупки, торги, действительно, стали происходить по нижней планке цены. Вот только, победив коррупцию в «раздувании цены», мы получили проблему с контролем качества. Так как самый дешёвый товар, как правило, некачественный. Потому форма, у которой себестоимость по техусловиям — более 600 гривен, вдруг шьётся поставщиком, который выиграл тендер по цене 590 гривен. Это, как минимум, вызывает подозрения. Производитель, чтобы гарантировано выиграть по своему лоту, опускается ниже себестоимости и начинает играть на качестве. Потому что знает, что если постарается сделать всё по-честному, его просто обойдут в торгах по цене, а другой производитель поставит в Минобороны некачественную форму, на которую при приёмке закроют глаза. И останется производитель сидеть такой честный и справедливый, но без заказа в МО. И торги проходят уже изначально на форму с сомнительным качеством.

Комитет конкурсных торгов отчитывается об очередной перемоге в сфере экономии бюджетных средств и закупает #говно_в_МО. К сожалению, нынешний ККТ — слишком авторитарный орган и не хочет «дружить» с контролем качества, так как любая структура, которая вдумчиво может проанализировать, что же там такое закупает Департамент госзакупок под контролем у Комитета конкурсных торгов МО, — это на данном этапе враг номер 1.

Посмотрим, чем всё это закончится. По моему наблюдению, в реформах заинтересованы следующие стороны: это «верхушка» (президент, министр и некоторые его заместители — без их поддержки ЦРСМО уже давно ликвидировали бы или забрали бы у него функцию контроля качества, о чём неоднократно поёт в Верховной Раде Татьяна Черновол), волонтёры и часть сотрудников Министерства обороны, которые действительно имеют и совесть, и квалификацию. Заинтересованы в реформах и некоторые лица из ГШ, для которых проведение реформ — это увеличение боеспособности армии и упрощение их функционала. Сытым солдатом всегда проще командовать, чем больным и голодным. И эти люди готовы помогать. Кроме того, есть и в МО, и в ГШ люди, которые не просто так получили генеральские погоны и для которых служение своей стране — не пустой пафосный звук.

Ах да, за реформы выступают и сами бойцы. Ну, тут всё просто: им не хочется гореть в полевой форме в результате бытового воспламенения или страдать от диареи.

Но большинство руководителей МО не заинтересованы в реформах. Часть из них этого не делают потому, что им просто влом напрягаться, что-то менять, конфликтовать с другими руководителями МО и прочее. Всегда проще отправить наверх рапорт о том, что всё в порядке, чем обнаружить недостатки и их устранить. Вторая часть попросту кормятся со старых добрых схем и старых добрых поставщиков, потому эти паразиты будут особенно рьяно бороться за сохранение старой системы. И будут извращаться, создавая все условия, чтобы очередная реформа упёрлась в «не положено», «невозможно», «не предусмотрено» и т. д. Это армия, а в армии такие запреты плодятся легко. Отдельную проблему составляет тот факт, что этих людей очень трудно уволить — военнослужащих защищают законы, а эти люди свои права знают. Менять же законы, чтобы облегчить увольнения нерадивых сотрудников МО, — до этого у нас, к сожалению, никак не доберутся депутаты. У них другие цели и задачи. А значит, #реформы_в_МО — это очистка авгиевых конюшен, которая будет ещё долго длиться. Гераклу, собственно, было легче это сделать: ему хотя бы никто не мешал, да и стены рушить и русла рек изменять он, как сын Зевса, мог. А тут ситуация посложнее.

Так что пожелаем удачи тем людям, что очищают эти авгиевы конюшни. Она им понадобится.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...