Перейти к основному содержанию

Минские петли

Даже если вторжения не будет, нас берут измором

Примечание редакции. Недавно мы выпускали текст Глеба Парфенова о том, что может получиться в результате военного обострения на границе. И если он делает ставку на страну-витрину, то Ярослав Божко предпочитает более мрачные прогнозы.

Военная угроза со стороны России поглотила всё. Восстановление диалогов в Нормандском формате, возвращение к беседам о перенесении Минской трёхсторонней контактной группы — с этой темой резонируют любые новости.

Кстати, о замене Беларуси как площадки уже и посол Украины в Турции напомнил. С намёком на Турцию, что логично.

Что у нас в общественном дискурсе? Здесь обострение на Донбассе и возможное полномасштабное вторжение — разделённые между собой понятия. Новая война всем кажется фантасмагорией. Ведь россиянам воевать на Донбассе больше, чем они воюют сейчас, нет смысла. Да и полномасштабное вторжение на других участках лишено прямых понятных выгод.

Казалось бы, боевой дух не сломить: полномасштабная оккупация Украины кажется фантастикой. Это выглядит более сюрреалистично, чем условный заход российских войск в тыл нашим, новый Иловайск или позорный Минск-3. Ну, или ускоренное выполнение предыдущих редакций Минска в российском варианте.

Давайте посмотрим на расклады с чисто регионального угла. Есть ли у России рычаги, чтобы задвинуть нам свой сценарий под страхом новой войны на Донбассе? Вроде бы их не так много, как могло быть.

Но как только вы расширите контекст до полномасштабного вторжения вместо вспышки в Донецкой области — восприятие станет другим.

Ведь тогда сценарии Москвы могут стать для Киева уже компромиссом. «Меньшим злом», что ли. И принуждение к уступкам в сторону агрессора уже будет выглядеть чуть ли не предложением спасти Украину от того самого агрессора.

Вторжение вовсе не обязательно, но и сбрасывать его со счетов мы не имеем права. Что бы там ни говорили журналисты, дающие экспертные выводы вместо экспертов.

У нас враг у ворот. Не время для розовых очков.

Я вот сразу вспомнил заявление секретаря СНБО Данилова. Тот говорил, что Минские соглашения нельзя реализовать — иначе они приведут к краху государственности.

Ещё припоминаю, как вовремя глава ОП заболел ковидом. Жил-был Ермак, куда-то собирался и внезапно слёг с тяжкой болячкой. Причём незадолго до переговоров советников глав государств в Нормандском формате.

Выглядело так: в Нормандию поигрались, прекратим и ничего не будем придумывать.

Ведь любые изменения, любые уступки при таком ходе событий будут происходить исключительно за счёт Киева. Мягко говоря, не самый приятный для нас вариант.

Но как только Макрон собрался в Москву, всё изменилось. Ермак проявил чудеса иммунитета, тут же выздоровев. Проект решения о правовом порядке переходного периода на оккупированных территориях — короче, мешающий Минским документ — Украина уже отзывает.

Допустим, американцы перехватили инициативу. А мы что?

Прилетает Макрон, говорит — молодцы, ребята. Правильно сделали, что отозвали. Минские соглашения хорошие, всё надо делать под их дудку.

Кто-то скажет, что президент Франции таким образом выдал Зеленского. Кто-то решит, что всё получилось наоборот: нашего гаранта принуждают молча согласиться и подставляться под дальнейшую критику из-за решений по Донбассу.

Вовремя подтопить Киев, чтобы у нас не было желания отморозиться по поводу Минска — довольно приличная игра для Макрона. Увы.

Обе стороны конфликта никуда не спешат, мягко говоря. Россия верит, что мы и сами по себе развалимся — мол, зачем помогать очевидному процессу. Мы полагаем, что трещину даст сама РФ. Потому тоже не порем горячку.

И что у нас по факту? Россия обладает более масштабным арсеналом, и не только в плане оружия. Её методы не только в военном принуждении заключаются.

Более проблемным фактором для нас видится использование вот этого подвешенного состояния Украины: гипотетической угрозы как повода для Евросоюза надавить на Украину. Заставить выполнять Минск, пока его игнорирует Кремль.

Россия здесь ничего не теряет. По крайней мере, стоящего предметного интереса.

Но Украина теряет многое. Мы зажаты в противоречиях между внешней и внутренней политикой. У нас нет единогласной позиции. Суждения зачастую бывают непостоянными — вспомните все коннотации упоминания Минска нашими политиками. Да там от одних и тех же людей — целые палитры эмоций.

Мы хаотичны, но всё же вполне прогнозируемы. И это паршиво, поскольку россияне успевают обрубить нам альтернативные пути, позволяющие избежать проблем.

Украинцы ведут успешный бой. Правда, бой этот ведётся лишь на нашей орбите, да и играем мы только от обороны. Но россияне планомерно расширяют пространство для ведения этой перестрелки. Их ставка — рано или поздно конфликт дойдёт до тех масштабов, когда у нас не хватит ресурсов.

Началом блокады вполне могло стать выведение российских кораблей на «учения» в Чёрном море. О’кей, представим полноценную блокаду — только не на словах, потому что их нам как раз никто не блокирует.

Вот что делать, например, если горюче-смазочные материалы вдруг закончатся? А если ещё и Беларусь подключится, о возможности чего на днях намекал Лукашенко?

Такие методы не требуют никаких военных вторжений. Но для нашей вероятной обороны создают проблемы стратегического масштаба. Топливо — кровь для обороны, без техники мы армию даже по нужным локациям не доставим.

То же самое касается и постановления о признании террористов ОРДЛО как независимых государств, чем играется Кремль. Вскоре эти решения пройдут Совет Федерации: по сути, интеграция или большая субъектность этих территорий не дают Москве вообще ничего. Но добавьте сюда возможность разместить российских миротворцев — получите примеры Абхазии и Южной Осетии.

Что там ты пальнешь по оккупанту, что там — всё равно объявишь войну России по итогам. Война на Донбассе останется той же, только её политическая цена вырастет.

А ведь всё это является дополнительной ставкой России на игровом столе. Не то, что её интересует в принципе. То есть не цель, которой Путин планирует добиться — всего лишь один из методов. Не путайте финиш гонки с гаечным ключом.

Цена за продление переговоров всё та же: уступки. К сожалению, в этот раз ожидать их от россиян нет никакого смысла.

Стратегическая ошибка с нашей стороны — воскрешать Минскую трёхстороннюю контактную группу в 2019 году. Заново нырять в дебри вокруг тех соглашений. Бродить по ним вокруг да около. Как видите, добродились.

Россия подогревает тему вторжения, чтобы заставить Запад в лице Парижа надавить на Киев. Принудить к уступкам, хоть и не напрямую. Каждый день инфополе шпигуется новыми и новыми смыслами — то Украина просит американцев разместить ракетные войска на своей территории (ссылка на «источники» ТАСС), то «народная милиция» в ОРДЛО пожалуется на сотню британских спецназовцев.

Да, эти заявления балансируют на грани бреда и плохой шутки. Но они создаются не для того, чтобы вам понравилось — ими агрессор прикроется в случае нападения.

Вот вам настоящий индикатор. Россия готовит вторжения, чтобы Европа уговорила Киев в очередной раз поддаться, а потом вторжения не было. Согласитесь, подталкивать к компромиссу гораздо удобнее. За такое и санкции не накладывают.

Один пророссийский аналитик в США так и говорил. «Запад должен заставить Украину искать компромисс, иначе мир не избежит большой войны ядерных держав».

Вот зачем Минские петли, сплетённые из соответствующих соглашений. Запугать и надавить, надавить и припугнуть ещё раз. Ведь это Россия умеет гораздо круче, чем мы — жонглировать дипломатией. «Ничего об Украине без Украины», да как же.

Об этом я и хотел рассказать. Знаю, сейчас вам могло показаться, что описание получилось темнее тучи и напрочь лишено выходов для Киева.

Я лишь напомню: в реальной жизни никто и не гарантирует, что выход точно есть.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.