Перейти к основному содержанию

Минск – следующий в кремлёвском меню

Кажется, у кого-то появился новый повод для «беспокойства». Отношения Минска и Москвы.

Примечание редакции: авторитетное британское издание The Observer опубликовало статью, в которой угроза оккупации Беларуси Россией оценивается как реальная. А возможное бездействие Вашингтона в этой ситуации — как фактор выхода очередного военного кризиса из-под контроля. «Белорусский Партизан» любезно перевёл этот текст,  

The Observer: Минск — следующий в кремлевском меню

Беларусь редко попадает в фокус внимания мировых СМИ, ещё реже в положительном ключе. Управляемая с 1994 года Александром Лукашенко, атавизмом советской эпохи, страна оплакивалась как «последняя диктатура в Европе», благодаря дурной репутации в области прав человека и недемократическому поведению.
Беларусь приняла огромные размеры в военном воображении Москвы
 
До недавнего времени Лукашенко особо не заискивал перед Западом, чтобы добиться его расположения. Его режим, опирающийся на силу тайной полиции, которая до сих пор называется КГБ по советской моде, бросал в тюрьмы, а иногда «пропадал» тех, кто выступал против Лукашенко. Будучи профессиональным плакальщиком по СССР, белорусский режим томился по дням утерянной коммунистической славы, поэтому прогресса в деле либерализации экономики и общественных отношений в Беларуси не наблюдалось. 
Дряхлая белорусская экономика погрязла в государственнической неэффективности, и единственным, что поддерживало Лукашенко на плаву все эти годы, была помощь Кремля. Владимир Путин долго ухаживал за Минском, одаривая его кредитами и низкой стоимостью энергоресурсов, взамен получая Беларусь в качестве жизненно важной буферной зоны, отделяющей Россию от НАТО и Запада.
Географическое положение Беларуси, граничащей с тремя членами Североатлантического Альянса — Польшей, Литвой и Латвией, придаёт этой стране неоспоримое значение для России, которое только возросло с 2014 года, когда отношения Москвы и  НАТО испортились после того, как Путин аннексировал Крым и вторгся в восточную Украину. Учитывая вечный российский страх перед вторжением с запада, Беларусь приняла огромные размеры в военном воображении и военных планах Москвы. 
 
На практике Кремль уже давно считает Беларусь не более чем своим придатком с точки зрения безопасности. На протяжении многих лет отношения между Москвой и Минском были близки в вопросах обороны и разведки, проведение совместных военных учений с участием российских и белорусских войск было обычным явлением. 
Поскольку Беларусь использует российское оружие и российскую же оборонную доктрину, и обе армии говорят на одном языке, Кремль считал белорусские военные силы частью своих собственных. В российском военном планировании белорусская армия засчитывалась как часть российской.  
Эта ситуация меняется, и перемены в стратегическом балансе Восточной Европы вызывают тревогу в Москве. 
 
Лукашенко не может быть уверен в том, кто в Беларуси на его стороне
 
Здесь есть некоторая ирония, поскольку в течение многих лет именно Лукашенко добивался более тесных связей с Кремлём, а не наоборот, даже выказывал желание полного политического союза с матушкой-Россией. Тем не менее, Путин был осторожен в сближении с диктатором, чья сомнительная репутация в области прав человека могла привлечь ненужное дополнительное внимание со стороны западных правительств и НГО. 
Однако в последние годы Лукашенко тихой сапой незаметно дистанцируется от своего давнего покровителя, осторожно прощупывая почву на Западе. Ключевым фактором в изменении его поведения, конечно, является сокращение поставок дешёвой нефти. В ответ на это сокращение позиция Минска по спорным темам, таких как украинский кризис, становится всё менее безвольно пророссийской, чем мог бы ожидать Путин от давнего сателлита. 
Всё более и более проукраинская позиция Лукашенко теперь уже проявляется открыто, как показало его недавнее заявление, что «братская Украина» воюет за свою независимость. Хотя белорусский властный лидер был достаточно благоразумен, с кем именно и за независимость от кого воюет южный сосед, в Москве всё прекрасно поняли.
Отношения между Москвой и Минском сейчас находятся на грани полномасштабного кризиса. На прошлой неделе Лукашенко заявил, что авиабазы, которую Путин планировал разместить в Беларуси, не будет, набросившись на Россию во время своей эпической семичасовой пресс-конференции, наполненной анти-кремлёвскими настроениями. В ответ на ухудшение отношений Москва установила контроль на своей западной границе, ранее неохраняемой.
Лукашенко глубоко обеспокоен тем, что недовольный  Кремль может попытаться свергнуть его режим, заменив его кем-то более податливым. Минск опасается внезапного появления «зелёных человечков», диверсантов и террористов из российской разведки, теневых агентов, которые осуществили вторжение в Крым три года назад, чтобы попытаться отстранить Лукашенко от власти. Эти опасения Лукашенко совершенно справедливы, и он попал в действительно непростое положение, учитывая исключительно тесные связи между своими спецслужбами и Кремлём — ведь большая часть верхушки силовиков обучалась в российских школах. Лукашенко не может быть уверен, кто в Беларуси действительно на его стороне. 
Поэтому не удивительно, что Лукашенко прямо сейчас пытается продемонстрировать мускулы, показывая Москве свою силу и проверяя лояльность армии. Учения, которые идут сейчас в Беларуси, включают в себя строительство препятствий на главной магистрали, соединяющей Минск с Россией. Очевидно, что это проверка на практике возможности противостоять вторжению России. 
 
А на чьей, собственно, стороне Трамп?
 
Арсений Сивицкий, директор белорусского Центра стратегических и внешнеполитических исследований, единственного мозгового центра такого рода в Беларуси, в свежем интервью говорит о том, что Путин может использовать нынешний хаос в Вашингтоне, с ещё только формирующейся администрацией Трампа, и её внешней политикой без руля и без ветрил, чтобы сделать выпад против Лукашенко. Что может варьироваться от подрывной деятельности и запугивания со стороны российской разведки до тотального вторжения, согласно Сивицкому. Хотя Сивицкий сомневается, что наихудший сценарий произойдет, настоящий кошмар состоит в том, что Москва может прибегнуть к использованию тактического ядерного оружия против НАТО, если агрессия против Беларуси пойдёт не по российскому плану. 
Самый запутанный вопрос — а что, собственно, будет делать Белый дом? Беларусь не состоит в НАТО, и на прямую помощь Запада в противостоянии с Путиным не может рассчитывать. Но будет ли Трамп хоть что-либо делать в случае российской агрессии против очередного соседа? Неоднократные случаи публичных заискиваний новой администрации Белого дома перед Кремлём, а также её прохладное отношение к поддержке Украины в ситуации вновь вспыхнувшего противостояния с российскими войсками заставляют задуматься, на чьей вообще Трамп стороне. 
Не говоря уже о странном запросе, который Белый дом недавно послал разведывательным службам, о «польском вторжении» в Беларусь. Следует отметить, что Польша не предпринимала ни одной попытки «вторжения» в Беларусь за пределами параноидальных кремлёвских сайтов, которые разжигают антинатовские настроения фальшивыми новостями.
Тем не менее, польское военное вторжение в Беларусь занимало видное место в недавних российских военных учениях, а именно Запад- 2009 и Запад-2013, где дважды отрабатывался сценарий польского «дранг нах остен».
Таким образом, Белый дом либо повторяет, как попка-дурак, фальшивые кремлёвские новости, либо сознательно всучивает разведке кремлёвскую дезу.
Ни один из вариантов не сулит безопасности и стабильности в Европе ничего хорошего. Беларусь, в отличие от Крыма или Восточной Украины, находится на пороге НАТО, и вероятность выхода из-под контроля военного кризиса там слишком реальна. 
 
Для всех было бы лучше, если такой кризис будет предотвращен до того, как он начнётся.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...