Перейти к основному содержанию

Мирный план Макрона

Маршрут Косово-Донбасс?

Пока Украина топчется на месте в Минском процессе, Европа пытается «разморозить» другой мирный план — по Косово.

Что это означает для Киева?

План Макрона

Схема урегулирования, которую, по неофициальной информации, предложил президент Франции Эммануэль Макрон, предусматривает несколько шагов навстречу друг другу со стороны косовских властей и стран ЕС.

Так, Приштина должна предоставить:

  • особый статус районам на севере, где преимущественно проживают сербы;
  • статус экстерриториальности — Сербской православной церкви, вместе с десятками монастырей и храмов СПЦ на территории Косово.

Первое требование содержалось в мирном плане, в так называемых Брюссельских соглашениях, согласованных под эгидой Европейского Союза Белградом и Приштиной ещё в апреле 2013 года. Однако в Косово в ответ на это решение властей оппозиция выступила с массовыми акциями протеста, а косовский Конституционный суд признал договорённости не соответствующими основному закону, так как появление автономных образований нарушает положение про «Косово как унитарное государство».

О необходимости предоставления особого статуса сербским районам на севере Косово постоянно напоминают официальные представители сербской стороны. Невыполнение условий согласованного в Брюсселе мирного плана называется в качестве примера вопиющего игнорирования косовской стороной своих международных обязательств и главного препятствия для так называемой нормализации отношений между Белградом и Приштиной. Уступки со стороны косоваров в этом вопросе должны разблокировать полную имплементацию Брюссельских договорённостей после нескольких лет застоя.

Второе предложение, об экстерриториальности СПЦ, направлено, очевидно, на смягчение позиции Сербской церкви в отношении независимости Косово. В этом вопросе СПЦ занимает абсолютно непримиримую позицию — пожалуй, даже более жёсткую, чем самые радикальные политики. Выведением Сербской церкви в Косово из-под юрисдикции косовских властей Европа, очевидно, хочет достичь более умеренного отношения СПЦ к идее независимости Косово.

Понятно, что для воплощения этих идей Приштина должна согласиться на независимость значительной части территории от центральной власти.

Районы на севере вместе с особым статусом получат юридическую автономию и по факту продолжат быть частью Сербии, а не Косово.

Сербская церковь даже юридически окажется неподконтрольной Приштине. И как институция, и как владелец большого количества недвижимости — культовых сооружений — и земли.

Взамен косовары получат от ЕС долгожданное предоставление права на путешествие без виз в страны Евросоюза. На сегодня граждане частично признанного Косово единственные в регионе не имеют такой возможности.

Однако ещё большим шагом навстречу Приштине со стороны европейского сообщества станет признание Косово ещё одной страной-членом ЕС. Как утверждают, это должна быть Греция.

Афины в последние годы активно развивали двусторонние отношения с Приштиной с акцентом на экономико-социальные связи. В ближайшие недели должен состояться визит в Косово греческого министра иностранных дел. В Белграде официально предупреждают: готовится «повышение уровня» контактов между Афинами и Приштиной до такой степени, что дальше — только признание. И это делает «мирный план Макрона» более реалистичным.

Хотя, конечно, нет уверенности в том, что новая попытка «оживить» мирный процесс вокруг Косово окажется удачной. Сейчас сербско-косовский диалог фактически заморожен, а нынешняя власть в Приштине — это бывшая оппозиция, которая весьма критично воспринимает предложенные европейцами варианты нормализации отношений с Белградом.

Белый дом и Косово

Предыдущий «подход к теме» косовского урегулирования предпринял Дональд Трамп, команда которого уговорила в прошлом году Белград и Приштину подписать Вашингтонское соглашение. Косово получило признание Израиля, Сербия — обещания инвестиций и гарантии, что Косово на какое-то время прекратит свои попытки стать участником международных организаций — UNESCO, Интерпола и, в итоге, ООН.

Но хозяин Белого дома сменился, а у демократов, и у Байдена в частности, традиционно иной взгляд на ситуацию в регионе, более неблагоприятный для сербов.

Президент Сербии Александар Вучич ещё во время избирательной кампании в США прямо говорил: смена власти в Вашингтоне — негативный сценарий для Белграда, в первую очередь, из-за возможных изменений подходов к решению вопроса Косово.

О другом видении косовской проблемы со стороны США говорит хотя бы тот факт, что в рамках нынешних американо-европейских военных учений «Защитник Европы 21» часть манёвров проходит — впервые в истории — на территории Косово. Кроме того, Силы безопасности (фактически — армия Косово), также впервые, принимают полноценное участие в нынешних международных учениях под руководством США на территории других стран региона.

Сербская сторона уверена: Белый дом с демократом во главе возвращается на позиции, согласно которым косовский вопрос закрыт, новая страна на Балканах — свершившийся факт, и мир — включая Сербию — должен это признать.

В этой связи «инициатива Макрона», ещё не озвученная официально, но сегодня активно обсуждаемая в регионе, может быть попыткой европейских политиков перехватить инициативу и задать свой тон переговорам Белграда и Приштины.

Минский шаблон

Но даже если президент Франции ничего подобного и не предлагал, подобные идеи не являются чем-то новым для европейского видения урегулирования косовской проблемы.

Официальная позиция ЕС: Сербия без признания Косово (в каком-либо приемлемом для Белграда формате) не сможет стать членом Европейского Союза. Однако вместо американского ультимативного подхода европейцы традиционно предпочитают путь компромиссов. Таким компромиссным решением косовского конфликта, с точки зрения Европы, и являются до сих пор не реализованные Брюссельские соглашения.

В основе этих договорённостей, достигнутых при посредничестве ЕС, лежат два компромисса: один — для Белграда, один — для Приштины.

Первый: Сербия должна согласиться на официально подтверждённый фактический контроль над частью территории — той, где живут и управляют сербы, но примириться с утратой большей части Косово, которую сербская сторона не контролирует с 1999 года.

Второй: Косово должно смириться с потерей части территории, которую центральная власть в Приштине не смогла взять под контроль (в том числе, во время боевых действий).

В ЕС уверены: Приштина должна выполнить согласованные в Брюсселе договорённости, даже несмотря на сопротивление значительной части общества и политикума идти на компромисс с Белградом, соглашаясь на разрушение унитарного устройства страны и официальную передачу контроля над частью территории соседнему государству.

Если учесть, что наши Минские договорённости являются фактически вариацией на тему Брюссельских соглашений в части предоставления Киевом особого статуса отдельным районам Донецкой и Луганской областей, которые де-факто контролируются Москвой, примерно понятна логика наших европейских партнеров в отношении урегулирования конфликта на востоке Украины. И, с учётом политики европейцев в отношении Косово, можно предположить, что менять этот подход они пока не готовы.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.