Перейти к основному содержанию

Мой личный штат Qazaqstan, или На полсекунды вправо

Душераздирающий текст от Nomad 2020. Это не про «грабить корованы», а больше о народном мифе: мол, Казахстан хорошо живёт и лучше уже некуда.

Утренний кофе в месте, исторический шанс возникновения которого, по сути, был очень маловероятен. Это McDonald’s, в одном из тихих районов Алматы. Почему маловероятен? Судите сами. Ещё 300 лет назад племена вольных казахов только-только отбились от неспокойных джунгаров.

Ну как отбились... Смогли продержаться, пока джунгаров не проредили китайцы. И шансы на то, что вместо McDonald’s здесь должен стоять Hua Lai Shi резко увеличились. Но джунгары в XVI–XVII веках так напугали казахскую элиту, что единственным возможным выходом виделось постепенное вхождение казахских племён и земель в Российскую империю. Интересный факт: на пике своих воинских успехов джунгары пользовались экспертизой — внимание! — шведских офицеров-советников, которые попали в плен к россиянам в битве под Полтавой. Как лихо и знакомо закручен сюжет, не находите? Как эти «шведские человечки» попали к джунгарам, ума не приложу. Века летят, наработки остаются.

Как бы то ни было, вероятность появления китайского фастфуда на улицах казахских городов на долгое время резко уменьшились. И пил бы я сейчас кофе (на самом деле — нет, не кофе, и нет, не пил бы) в какой-нибудь «исконно русской рюмошной» с пельменями и гордым названием «Дрова», например. Но это было бы слишком просто. Со всем российским у казахстанцев всё очень многослойно. И со всем советским. И с китайским. И даже с собственным, с казахским. И это даёт возможность использовать рейс Киев – Алматы в качестве портала в параллельную реальность. В которой ты понимаешь язык, видишь знакомые элементы реальности, но текущая их комбинация раз за разом даёт возможность пересмотреть свои взгляды и проверить на прочность шаблоны и стереотипы.

Стереотип первый: Казахстан — богатая страна. Ну да, конечно. Очень. Но только в тот миг, когда деньги от продажи сырья и ископаемых в страну зашли и ещё не успели выскочить обратно — в офшоры, на острова, в Лондон, да кто его знает куда… В этот короткий миг изымаются строго дозированные налоги. И очень строго дозированные зарплаты для работников государственного и квазигосударственного сектора. Как-никак, четверть работоспособного населения работает на государство или на предприятия, которыми государство владеет. Насколько строго дозируются зарплаты, можно было бы спросить у участников относительно недавних событий в одном из регионов, произошедших в связи с задержкой этой самой зарплаты, и повлёкших определённые эксцессы в стиле «демонстрация – стрельба – зачистка – непубличные похороны и приговоры для тех, кто вышел на улицы». По реальному медианному доходу на душу населения Казахстан вровень с некоторыми не очень успешными африканскими странами. Чуть меньше 900 долларов на каждого жителя страны в год — как только мы отставим в сторону доходы местных долларовых миллионеров и миллиардеров.

Стереотип второй: Казахстан потребляет контент, но не производит. А в век информации это очень и очень обидно, как мы понимаем. Но и здесь всё не так. В своё время треть постсоветской попсы — это Бари Алибасов, «А’Студио» и, не к ночи будут упомянуты, казахские КВНщики. Да и сейчас какой-нибудь скриптонит из Павлодара успешно качает русскослушающую публику. А если о контенте в глобальном смысле, то Геннадий Головкин выносит соперников на ринге так, что его вспоминают в американских топ-сериалах в качестве метафоры. Про Бората мы промолчим, ладно?

Стереотип третий и, пожалуй, самый важный: казахстанец — это казах. Ніт. И ещё раз ніт. Судите сами. Триста лет назад джунгары очень и очень постарались. Затем медленно, но верно началась хорошо знакомая русификация в формате «разумное – доброе – вечное» в обмен на «пастбища под посевы, урочища под добычу, леса под брёвна и скотину под нож». В XIX веке в Казахстан въехало порядка 400 тысяч русских, а в первой половине ХХ века подоспел ещё 1 миллион славян, немцев, евреев и других. Часто — не по своей воле, как мы помним. И это не считая волны советских граждан, прибывших «поднимать целину» в 1950-х годах.

Но самое главное, что в период с 1926 по 1939 год от, скажем так, голода и болезней умерло 1,5 миллиона казахов. В принципе, невозможно не голодать и не болеть, если тебя коллективизируют с использованием колючей проволоки и «легендарной» Красной армии. Ещё порядка 350 тысяч казахов решили выехать в Узбекистан и Туркменистан. Пропорция казахов к остальными казахстанцам сравнялась только в 1980-х годах. По состоянию на 2014 год 65% казахстанцев — это казахи, чуть больше 20% — это русские. Ну а остальные 15% относятся к 137 национальностям. Как вы думаете, какой язык понимают и используют практически все казахстанцы? Правильно, русский. У него статус «языка межнационального общения». И все ли этнические казахи знают и используют казахский? Нет, не все. Возможно, поэтому не стартует давно анонсированный переход на латиницу. Большая часть граждан, использующих казахский, просто «забьют» на непривычный алфавит и окончательно уйдут в русский язык с его «привычными» буквами. Единственный возможный интерес государства в официальном переходе на латиницу — окончательное отделение госорганов от электората и появление прослойки чиновников-писарей, обеспечивающих коммуникацию между госорганами и «простыми» гражданами. Но для Азии в целом и для Востока в частности модель не кажется совсем уж дикой, не так ли?

Что же касается шаблонов, находок и альтернативной истории, то Казахстан удивляет эффективностью некоторых решений власти. Являясь, по сути, постсоветским авторитарным государством, Республика Казахстан даёт фору всем соседям в части грамотной работы с электоратом. РФ по-настоящему сильна в агитации и пропаганде, которую производит структура всепланетного, как мы понимаем, масштаба. В Беларуси всё смертельно спокойно и есть отдушина в виде восточно-европейского и российского рынка труда для наиболее активных представителей населения. В Украине взаимодействие и конкуренция нескольких финансово-политических центров долгое время создавали иллюзию политической конкуренции. В Казахстане же работают высококлассные профессионалы в сегментации целевой аудитории и создании уникальных предложений для каждого из сегментов.

"

Если вы городской житель, то вас окружают весьма ровные дороги. Возят хорошего качества автобусы. В ряде районов есть велодорожки с бесплатными велосипедами. Вокруг — реально чистые улицы. Постоянно на виду полиция, которая следит за правилами дорожного движения и порядком. Всегда рядом государство, которое следит за «белизной» твоей зарплаты. На каждом углу банки, которые предоставляют высококлассную технологическую поддержку всех твоих бытовых расчётов. Таким образом, поверхностные поводы для социального недовольства сведены к минимуму. Добавьте к этому блокировку Facebook каждый вечер и мессенджеров — в особо социально проблемные дни. Наглядно подкрепите уверенность горожанина в том, что если он/она пойдёт на митинг, то его/её жестко свинтят и накажут. Расскажите о возможности для студентов учиться за рубежом. И, по факту, не возвращаться больше домой никогда. И вы получите стабильно ворчащую, но не более того, прослойку так называемого креативного и предпринимательского класса в крупных городах. Тех, кто мог бы реально и разумно выйти на площадь.

Если вы житель аула — у вас есть телевизор, натуральное хозяйство. И ваше младшее поколение в городе, которое нужно кормить, которому нужно устроить свадьбу и поступить в вуз. А значит, взять кредит. И не «опрокидывать юрту».

Ну а если вы житель рабочего городка с единственным предприятием-работодателем в радиусе 500 километров, то кого ваше мнение волнует? Читайте абзац о волнениях по поводу невыдачи зарплаты.

Иногда все три «ценностных предложения» компонуются в одно, предельно простое, как это произошло совсем недавно: в результате пресечения несанкционированных митингов по итогам президентских выборов было задержано около 950 участников. После скорого разбирательства большинство из них были развезены в другие регионы и области, чтобы отбывать административные наказания.

Французский журналист, которого задержали на одном из митингов, был, оказывается, «просто без опознавательного жилета и бейджа». В своём Twitter он впоследствии написал, что синяк под глазом образовался в результате неудачного падения.

Если вы хотите увидеть, как могло бы всё сложиться в стране с относительно развитой добычей и первичной переработкой ископаемых, в стране с огромным земельным фондом и колоссальным рынком по соседству, в стране, которая несколько сотен лет была частью той же империи — добро пожаловать в Казахстан. Ну или если вы хотите посмотреть, как может сложиться, если законодательная, исполнительная, судебная, военная, экономическая, медийная власть концентрируется в одних руках, даже с благой целью «выжить между двумя глобальными игроками» — Welcome to Qazaqstan!

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...