Перейти к основному содержанию

Трудная судьба украинского флота

Процесс формирования Военно-Морских сил можно уверенно назвать одним из самых тяжёлых испытаний Украины на пути создания собственных Вооружённых сил.

Михаил Жирохов

Процесс формирования Военно-Морских сил можно уверенно назвать одним из самых тяжёлых испытаний Украины на пути создания собственных Вооружённых сил. Это связано, прежде всего, с особым отношением руководства Российской Федерации к Севастополю как таковому и Черноморскому флоту в целом.

После распада Союза казалось, что всё складывается неплохо. Как вспоминал бывший начальник военной разведки Украины Александр Скипальский, «в 1991 году военная контрразведка и спецназ Черноморского флота присягнули на верность Украине – и вся агентура, кадровое обеспечение, материальная база не достались России. Таким образом, нам удалось избежать вооружённого противостояния в Крыму, что стало проигрышем проимперских сил».

Если верить первому командующему ВМСУ адмиралу Борису Кожину, флот «с конца декабря 1991 года и по первую декаду января 1992 года полностью подчинялся Киеву и выполнял его распоряжения… Был период, когда даже система связи «Вьюга» (управление ядерным оружием) была заведена на Киев».

Однако именно в тот момент официальные украинские власти совершили несколько фатальных ошибок – прежде всего в отношениях с командующим Черноморским флотом адмиралом Игоря Касатоновым, что крайне отрицательно сказалось как на формировании ВМСУ, так и на разделе Черноморского флота.

По состоянию на январь 1992 года в корабельный состав Черноморского флота СССР входили 113 боевых кораблей и катеров (из них 14 дизельных подводных лодок, 3 крейсера, 13 фрегатов, 18 тральщиков, 22 десантных корабля (среди которых 6 амфибийных), 18 боевых катеров, 28 кораблей специального назначения (из них 4 подводных лодки, 2 корабля управления, 10 разведывательных кораблей) и 395 судов обеспечения. Авиация ЧФ располагала 163-я боевыми самолётами и 85-ю боевыми вертолётами.

Флагман украинского флота – фрегат «Гетьман Сагайдачный»

Сразу же после формального распада СССР в декабре 1991 года практически все моряки украинского происхождения начали стихийно принимать присягу на верность Украине. И только вслед этим процессам в апреле 1992 года президент Кравчук подписал указ о создании собственных ВМС. Первым украинскую присягу принял личный состав школы водолазов, потом – 17-я бригада охраны водного района, 880-й батальон морской пехоты, корабли СКР-84 и МПК-93 (ныне корвет «Ужгород»).

А первую боевую единицу ВМСУ получили в результате открытого мятежа капитана-украинца Сергея Настенко. Подняв украинский флаг, он перегнал сторожевой корабль СКР-112 с базы на озере Донузлав в Одессу. Этот случай в те дни едва не спровоцировал настоящий вооружённый российско-украинский конфликт.

Чтобы не допустить перехода сторожевика в Одессу, начальник штаба ЧФ следом за ним отправил быстроходный десантный корабль на воздушной подушке, капитану которого было разрешено применять оружие. С воздуха курс следования этого «перехватчика» координировал гидросамолёт ВВС ЧФ Бе-12, поднявшийся в небо без разрешения зонального центра управления полётами в южной части Украины. В то же время на прикрытие беглеца выдвинулись два украинских пограничных корабля, которые сопровождали СКР до Одессы.

Этот случай подтолкнул к активизации переговорного процесса о цивилизованном разделе Черноморского флота. Так, 11 января 1992 года было подписано совместное «Коммюнике о переговорах государственных делегаций Украины и Российской Федерации по военно-политическим вопросам». В нём, в частности, отмечалось, что часть дислоцированных в Украине сил ЧФ непосредственно входит в состав её Вооружённых сил.

Затем 3 августа 1992 года произошла знаковая встреча президентов Л. Кравчука и Б. Ельцина, во время которой было подписано «Соглашение между Украиной и Российской Федерацией о принципах формирования ВМС Украины и Военно-Морского флота России на базе ЧФ бывшего СССР». Однако этот документ не обеспечил прозрачность процесса и не дал механизмов практической реализации подписанных соглашений. Поэтому через год – 17 июня 1993 года – на очередной встрече глав государств было принято решение поделить корабли и имущество по принципу 50 на 50.

Корвет «Тернополь»

Однако фактически вскоре принцип «поровну» очень скоро перешёл на уровень «по-братски». Так, кроме 50% корабельного состава, РФ получила ещё немало единиц в качестве «взаиморасчёта при разделе». Дальше только цифры. Из 525-и боевых кораблей, катеров, судов и плавсредств Украина получила 137, при этом ни одного ходового корабля 1-го ранга.

В этом плане показательным является тот факт, что украинским флагманом стал корабль, который в советские времена входил в состав морских частей пограничных войск КГБ – фрегат «Гетьман Сагайдачный».

Сам процесс раздела Черноморского флота продлился до 1997 года, а собственно «Договор между Украиной и Российской федерацией по ЧФ», который был подписан 9 июня 1995 года, был ратифицирован обеими сторонами только в 1999 году.

Однако больше всего поражает то, как Украина распорядилась своей частью Черноморского флота. Если говорить только о боевых кораблях, то за 22 года существования ВМСУ по разным причинам были потеряны 15(!) из 32-х. Первым «под нож» пошёл легендарный СКР-112, который, по идее, должен был стать памятником собственного флота!

Наиболее интенсивно флот уничтожался во времена пребывания на посту главнокомандующего ВМС Украины Михаила Ежеля (уволен в запас в 2003 году). При нём Украина потеряла фрегаты «Николаев» (год постройки – 1979) и «Днепропетровск», корветы «Сумы» (1973) и «Херсон» (1971), ракетный катер «Цюрупинск», малый десантный корабль «Краматорск» (1988). ВМС Грузии был подарен ракетный катер «Конотоп». Начиная с 2003 года, из боевого состава вывели корвет «Измаил», МДК «Артёмовск» и «Донецк» (однотипный «Горловка» продали Греции), ракетный катер «Умань». 

Фрегат «Севастополь» продали туркам в качестве мишени, а БДК «Ровно» утонул во время шторма в 2007 году. Были, конечно, и пополнения. Так, в строй были поставлены корветы «Луцк» и «Тернополь», корабль управления «Славутич», заложенные ещё при Советском Союзе.

Корабль управления «Славутич»

Был в Украине и собственный авианосец – «Варяг», который в 1998 году за 20 млн долларов продали китайцам якобы под плавучее казино. Ныне корабль после достройки и модернизации готовится к вводу в строй ВМС КНР. И если можно поверить военным и экспертам, что корабль такого класса был Украине просто не по карману, то понять, почему прямо на стапеле был порезан на металл аналог «Сагайдачного» – «Байда Вишневецкий» – невозможно.

По воспоминаниям моряков, 1990-е годы были «веселыми»: экипаж, сойдя на берег вечером, мог утром не найти своего судна. А если у кого-то из служивых не было на что выпить, то он просто отпиливал какую-нибудь «ненужную» штуковину на своём корабле или ещё лучше – на соседнем.

К «морским» потерям следует отнести также разрушение такого мощного берегового ракетного противокорабельного комплекса, как «Сотка» (непробиваемый подземный бункер с ракетами «Прогресс», способными потопить корабль любого класса на расстоянии 400 км, то есть простреливать всю акваторию Чёрного моря!).

Потеряно было и такое специфическое направление, как применение боевых дельфинов. Животные из Государственного океанариума Министерства обороны Украины только лечили и развлекали публику.

«Морские котики» ЧФ СССР из Очакова, которые одними из первых в 1992 году присягнули Украине, были поставлены на грань выживания. Военную часть из идеального для подготовки морских диверсантов места – искусственного острова Первомайский –передислоцировали на территорию вертолётного полка в городе.

Что касается развития организационной структуры Военно-Морских сил Украины, то в 1996 году был сформирован Западный и Южный морские районы, которые в 2004-м были переформированы, соответственно, в Западную и Южную военно-морские базы. В 2001 году было создано оперативно-тактическое объединение ВМС, а в 2003-м из состава сухопутных войск был принят армейский корпус, который был переформирован в командование войск береговой обороны.

Таким образом, можно констатировать, что на момент начала крымского кризиса 2014 года ВМС Украины располагали только крайне устаревшей подводной лодкой пр. 641 («Запорожье»), сторожевым кораблем (фрегат) пр. 1135П («Гетьман Сагайдачный»), 2-мя малыми противолодочными кораблями (МПК) пр. 1124М («Луцк» и «Тернополь») и 1-м сторожевым кораблём 1124П («Винница»), 1-м МПК пр. 12412 («Хмельницкий»), 2-мя ракетными катерами (1 пр. 12411Т («Приднепровье»), 1-м пр. 206МР («Прилуки»)), сторожевым катером пр. 1400М, 3-мя тральщиками (2 пр. 266М («Чернигов» и «Черкассы»), 1-м пр. 1258 («Геническ»)), 2-мя десантными кораблями (1 пр. 775 («Константин Ольшанский»), 1-м пр. 773 («Кировоград»)). Однако реальный боевой потенциал ВМС в столкновении с современным флотом был мизерный.

Единственная подводная лодка «Запорожье» ВМСУ. Балаклава

Морская авиация имела в своём составе 5 противолодочных самолётов-амфибий Бе-12 (ещё 3 – на хранении), 7 транспортных самолётов (1 Ан-2, 2 Ан-26, 4 Ан-72), 8 противолодочных вертолётов (5 Ка-27ПЛ, 3 Ми-14ПЛ), 3 многоцелевых вертолёта Ка-29 (ещё 1 – на хранении), 2 спасательных вертолёта (1 Ка-27ПС, 1 Ми-14ПС).

Береговые войска включали:

- 1-й батальон морской пехоты (на вооружении 40 БТР-80, 8 миномётов 2С12, 8 ПТРК, 8 ПЗРК «Игла»);

- 36-ю механизированную бригаду береговой обороны в Перевальном (39 танков Т-64БВ, 75 БМП-2, по 50 единиц БТР-70 и БТР-80, 12 САУ 2С1, по 18 буксируемых орудий Д-30 и 2А36, 24 миномёта 2С12, 18 РСЗО БМ-21);

- 25-й дивизион береговой обороны – 2 ПУ ПКРК «Рубеж» (по 2 ПКР П-15).

В ходе событий в Крыму в 2014 году из всех видов Вооружённых сил наиболее пострадал флот. В первые дни противостояния украинские корабли, которые базировались на полуострове, не покинули его и оказались заблокированными на своих базах. Также местные жители, самооборона Крыма и российские военнослужащие окружили все береговые объекты украинских ВМС, включая штаб и силы береговой обороны, препятствуя их работе.

В Севастополе для блокирования украинских кораблей использовались буксиры, которые выставлялись за несколько сотен метров от причалов, что делало невозможным активное маневрирование кораблей в узких севастопольских бухтах. А чтобы не дать украинским кораблям покинуть озеро Донузлав, российские военные затопили четыре судна, включая списанный противолодочный корабль «Очаков». С моря украинский флот блокировала группа кораблей ЧФ РФ, которую возглавлял ракетный крейсер «Москва».

Экипажам заблокированных кораблей и военным частям россияне выдвинули ультиматум: сдаться или перейти на их сторону. Однако поначалу все корабли и воинские части оставались верными украинской присяге. Зато 2 марта перешёл на службу в РФ только что назначенный командующим ВМСУ контр-адмирал Денис Березовский.

Никто из участников конфликта не использовал оружие на поражение, однако российские военные неоднократно пытались захватить украинские корабли и военные объекты. При этом в штурмах принимали участие ополченцы из крымской самообороны (по большей части – донские казаки) и пророссийские активисты. Так, 2 марта российские военные при поддержке бронетранспортёра пытались захватить склад оружия на территории 191-го учебного отряда ВМС. Во время атаки украинские офицеры стали живым щитом перед техникой и не дали завладеть оружием.

Ка-27ПС морской авиации Украины

4 марта произошла попытка захвата корабля управления «Славутич»: к нему подошёл буксир с вооружённой группой бойцов на борту и попытался взять судно на абордаж, но экипаж отбил атаку.

Самым большим достижением украинских сил того периода стала успешная эвакуация самолётов и вертолётов 10-й морской авиационной бригады из заблокированного аэродрома в Новофёдоровке (недалеко от города Саки). В начале марта тут базировались 6 самолётов (2 Бе-12, 2 Ан-26, Ан-24Т и Ан-2) и 22 вертолёта (Ка-27, Ка-29, Ми-8МТ и Ми-14).

3 марта экипажам удалось поднять в воздух и перегнать в Кульбакино 2 Ан-26, 3 Ми-14 и по 1-му Бе-12 и Ка-27, а через 4 дня – ещё 1 Ка-27ПС. Давление на авиаторов усилилось, и 9 марта аэродром был захвачен российскими военными при поддержке пары вертолётов Ми-35М. После «референдума» и присоединения полуострова к России в результате межправительственных соглашений к 14 апреля в Кульбакино удалось перегнать своим ходом второй Бе-12 и перевезти по железной дороге 2 Ка-27.

После официального присоединения Крыма к России 18 марта напряжение вокруг украинского флота резко возросло. На тот момент территорию полуострова полностью контролировала российская армия, а продуктов питания и воды в заблокированных военных частях оставалось только на 7–10 дней. Моральный дух украинских военных резко упал.

19 марта члены крымской самообороны заняли штаб ВМС Украины. В тот же день прекратили сопротивление войска береговой обороны. До 21 марта практические все украинские корабли были захвачены или сдались добровольно, в строю остались только 6 судов: 1 в Севастополе (корабль управления «Славутич») и 5 на озере Донузлав (БДК «Константин Ольшанский», МДК «Кировоград», корвет «Винница», тральщики «Чернигов» и «Черкассы»). В тот же день украинские корабли попытались вырваться с Донузлава, но безуспешно.

22 марта российские войска захватили «Винницу» и «Славутич», а «Чернигов» и «Кировоград» сдались сами. В ночь на 24 марта вооружённые люди без опознавательных знаков на форме (так называемые «вежливые люди») штурмом взяли военный город 1-го украинского батальона морской пехоты в Феодосии, а 80 украинских военнослужащих, которые оказывали активное сопротивление, пленили (позже все они были отпущены). Вечером того же дня был захвачен «Константин Ольшанский». Также 24 марта российские войска дважды атаковали «Черкассы», однако команда отбила все попытки штурма. Только на следующий день с применением спецназа, вертолётов и скоростных катеров корабль был захвачен.

Всего в результате крымских событий украинский флот лишился 51-го корабля, под украинским флагом остались только 10 кораблей и вспомогательных судов, включая флагман «Гетьман Сагайдачный». Что касается личного состава, то примерно треть осталась служить Украине, треть перешла на службу в РФ, а треть уволилась. Украина потеряла ключевые военно-морские базы и инфраструктуру для базирования флота.

Первоначально все корабли были включены в состав российского флота, однако позже через Беларусь начались переговоры, в результате которых российская сторона согласилась вернуть корабли. Уже 11 апреля Украина получила назад ракетный катер «Прилуки» и танкер «Фастов». К 3 июня были возвращены 35 кораблей, после чего РФ прекратила этот процесс, объясняя свою позицию активизацией украинской армии на Донбассе. В Крыму остаётся целый ряд наиболее современных кораблей, в том числе «Константин Ольшанский», «Тернополь», «Хмельницкий», «Луцк» и «Приднепровье».

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции

'''