Перейти к основному содержанию

Небольшое количество заболевших коронавирусом? Украинские больницы уже страдают

Кто враг власти — врачи или коронавирус?
Источник

Примечание редакции. Взгляд из-за океана на ситуацию в украинском здравоохранении, готовность государства к борьбе с эпидемией и созданию безопасных условий труда для наших медиков, а также о проблемах медицинской реформы и последствиях продолжения преобразований в здравоохранении (реализации второго этапа медреформы) в стрессовых условиях отсутствия финансирования и преодоления последствий эпидемии. Отдельно для адептов медреформы: Associated Press или «Голос Америки» трудно считать совками и рупором Кремля.

Медики ходят в самодельных защитных масках и костюмах, носят полиэтиленовые пакеты поверх обуви. В больнице, рассчитанной на 150 пациентов, в настоящее время лежит 250 человек. Отсутствует система фильтрации, что заставляет проводить вскрытия снаружи, прямо под деревьями — вовсе не в больничном морге.

И без того дышащая на ладан система здравоохранения Украины была перегружена потоком пациентов с COVID-19. И это несмотря на относительно небольшое количество инцидентов — всего 15648 зараженных и 408 случаев смерти на момент написания статьи (11 мая – прим.пер.).

Проблема неподготовленности госпитальной сети со всей очевидностью проявилась в Черновцах. Здесь подтвердились 2324 случая. Для медиков город считается горячей точкой наряду с Ивано-Франковском и Киевом. Тысячи украинцев, временно трудившихся в Европе, вернулись домой в условиях пандемии — некоторые привезли с собой вирус.

Теперь, когда пациенты с COVID-19 массово попадают в больницы, врачам и медсёстрам приходится самим покупать себе средства индивидуальной защиты, а при их отсутствии — импровизировать, используя подручные средства. Потому персонал часто заболевает вслед за пациентами: среди украинцев медики составляют пятую часть пострадавших от коронавируса (возможно, наибольший показатель в мире — прим.ред.). В Черновцах проживают 266 тысяч человек. Но местная больница до сих пор не имеет необходимого количества реанимационных коек и аппаратов искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ) даже для 250 пациентов.

— Душа плачет! — заявляет анестезиолог Николай Шарахлицкий, отчищая свой защитный костюм. — Мы испытываем нехватку медицинского оборудования и средств защиты. В результате все заражаемся.

«Я не верю, что хотя бы в одной украинской больнице есть всё, что нужно», — добавляет начальник отделения интенсивной терапии Константин Дроник. — «Нам не хватает всего».

Кризис не мог начаться в худшее для Украины время. Коррумпированную экономику истощила шестилетняя война с пророссийскими террористами на востоке. Команда президента Владимира Зеленского унаследовала реформу здравоохранения, начатую его предшественником — она всё ещё развёртывается. Но метаморфозы привели к сокращению государственного финансирования сферы здравоохранения. В результате медикам недоплачивают, а сами больницы не модернизируют: их оснащение ужасно.

''

 

«Коронавирус показал, что это была за медицинская реформа. Больницы не готовы, не хватает коек для инфицированных, зарплаты низкие. Отсутствует медицинская инфраструктура», — рассказывал Зеленский. — «У нас не было даже тысячи работающих ИВЛ. И это в стране с населением более 40 миллионов человек. Просто позор».

Примечание редакции. Алло, слоупок, ты год назад на выборах победил и еще во время избирательной кампании эту реформу критиковал. Президент + правительство + фракция= недостаточно времени для анализа ситуации и реформ? Чья бы корова мычала насчёт позора — будто президент соседней страны высказался.

Проводимая реформа здравоохранения стремилась изменить прежние правила, дать пациентам возможность выбирать собственных докторов (на самом деле эта норма действует с 2011 года — прим.ред.). Или создать из семейного врача единое окно в систему здравоохранения через направление ими пациентов к специалистам для оказания специализированной медицинской помощи. Но новая система не смогла эффективно работать во время эпидемии.

«Семейные врачи самоустраняются от лечения пациентов», — отметил терапевт из Почаева Иван Венжинович. — «Врачи не посещают пациентов, проводят консультации по телефону. Все боятся заразиться вирусом».

Прямо сейчас в местной больнице нет специалиста по инфекционным заболеваниям. Было двое: один уже ушёл, а другому поставили диагноз COVID-19.

«Все люди убежали. Те, кто остались, работают на пределе возможностей из-за этой реформы», — добавил доктор.

12 марта власти приняли карантинные меры с полицейскими патрулями и жёсткими ограничениями общественного транспорта. Фермеры, бизнесмены и другие люди настаивают на том, чтобы меры немного ослабили. Правительство ответило, что вскоре начнёт выход из карантина. Но врачи опасаются, что это лишь приведёт к новой волне заражения.

«Вы можете наблюдать печальную картину нашей готовности, а ведь мы находимся на четвёртом месяце эпидемии», — рассказал тернопольский патологоанатом Олег Стецюк. — «Власть не даёт нам ни копейки для улучшения санитарных условий».

Сейчас вся защита доктора — защитный костюм, сделанный его другом, сапожником по профессии. Стецюк проводит вскрытие коронавирусных пациентов на открытом воздухе. Работать приходится прямо за больницей, потому что в морге отсутствует надлежащая система вентиляции.

«Украина оказалась совершенно не готовой к эпидемии. И её нынешняя готовность тоже под большим вопросом», — жалуется доктор. Власти отклонили его просьбу предоставить палатку для проведения вскрытий. Причина проста: отсутствие средств.

Раньше правительство обеспечивало зарплату медиков и покрытие коммунальных расходов медицинских учреждений (за счет предоставления целевых субвенций местным бюджетам, хотя на самом деле за счет субвенций покрывалось до 70% расходов медучреждений; остальное доплачивали местные бюджеты — прим.ред.). Но на втором этапе реформ, стартовавшем в прошлом месяце, произошло еще большее сокращение и без того ограниченного государственного финансирования. Согласно новым правилам (принятым тарифам — прим.ред.), государство не полностью покрывает стоимость лечения. Например, за спасение пациента с инсультом платится эквивалент 780 долларов, хотя эксперты оценивают стоимость этой услуги в 2000-3200 долларов.

Ограничение государственного финансирования привело к низким зарплатам. Врачи отделения интенсивной терапии получают в месяц от 148 до 174 долларов, а медсёстры — всего 111 долларов.

«Мне грустно и страшно, что приходится думать не о пациентах, а о том, как не умереть с голоду. Как заплатить за квартиру и прокормить семью», — говорит доктор Игорь Фельдман, специалист по лёгочным заболеваниям. Человек с пятнадцатилетним стажем зарабатывает 174 доллара в месяц.

Новая система перераспределяет финансирование между больницами. При этом большая часть денег идёт тем, у кого больше пациентов. Это грозит закрытием небольшим и специализированным клиникам. Зеленский обещал пересмотреть ход реформ: по его словам, в противном случае могут закрыться более 300 больниц. Если это произойдёт, без работы останутся 50000 человек.

«Кроме медиков — отличных профессионалов, являющихся одними из лучших в мире — у нас ничего нет», — говорил президент. Но он не уточнил, как мог увеличить субсидии проблемному сектору здравоохранения в бедной стране, зависящей от займов МВФ и других глобальных кредиторов.

По всей Украине прошли акции протеста медиков против реформ. Некоторые больницы даже организовали голодовки.

— Мы не сбежали с линии фронта, — заявили винницкие врачи. — Мы отказались от своих детей, супруг и родителей. Практически жили в больнице, чтобы спасти чьи-то жизни. Так что правительство должно решить, кто ему враг: медики или коронавирус.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...