Перейти к основному содержанию

«Нет цели пожертвовать Украиной»: почему Меркель строит «Северный поток-2»?

Почему немецкий канцлер, несмотря на сопротивление США, ЕС и Украины, так настаивает на реализации проекта «Северный поток-2»
Источник

Пётр Порошенко и Ангела Меркель во время двухсторонней встречи на Мюнхенской конференции по безопасности, 16 февраля 2019 года

«Геостратегически Европа не вправе прерывать отношения с Россией» — так канцлер Германии Ангела Меркель ответила народному депутату Украины Светлане Залищук на её вопрос, не боится ли Германия «попасть в ловушку России» после реализации проекта «Северный поток-2», на Мюнхенской конференции по безопасности.

Почему немецкий канцлер, несмотря на сопротивление США, ЕС и Украины, так настаивает на реализации проекта «Северный поток-2»? Насколько Германия станет зависимой от российского газа? И почему Германия так держится за Россию в бизнесе — в то же время поддерживая санкции против неё за Крым и Донбасс?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили журналист-международник Алексей Коваль, директор Дипломатической академии имени Геннадия Удовенко при МИД Украины Сергей Корсунский и обозреватель Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.

— Алексей, русская редакция издания Deutche Welle написала редакционную статью «Грустные итоги международной конференции по безопасности». На ваш взгляд, всё так плохо?

— Я бы сказал, что итоги этой конференции действительно неоднозначные. В топ-тему этой конференции было вынесено, что мировой порядок разрушается, и есть пазл, который политики должны собрать по-новому. И как раз Меркель в своём докладе спрашивала: кто теперь это будет делать? По-моему, сейчас все крупные страны действительно «сидят в своих окопах» и «стреляют» друг в друга провокационными заявлениями, обвинениями.

Вице-президент США Майк Пенс на 55-й Мюнхенской конференции по безопасности, где он потребовал от Франции и Германии выйти из ядерного соглашения с Ираном

В Мюнхене, например, мы видели фактически требование Майка Пенса о том, чтобы Европа разорвала ядерную сделку с Ираном. Пока я не вижу, чтобы кто-то на этой конференции был готов собирать этот пазл нового мирового порядка, предпринимал действия, которые вели бы нас от конфронтации.

— Почему все страны «сидят в своих окопах»? Почему даже Ангела Меркель, которая считает себя «объединителем Европы», де-факто расколола её вопросом «Северного потока-2»?

— На конференции было сказано, что сейчас закончился мировой порядок пост-Холодной войны. И что будет дальше — никто не знает. Или будет мировая война, или некий переходный период к какому-то новому миропорядку. Я как эксперт по Китаю могу сказать, что у Китая есть свой план, у Европы — свой. В частности, Меркель призывала к сотрудничеству все силы, которые должны урегулировать все свои противоречия.

Алексей Коваль

— Недавнее решение Евросоюза, которое фактически «благословляет» реализацию проекта «Северный поток-2», вызвало резкие реакции. В частности, в своей статье немецкий журналист Борис Райтшустер написал: «В 2008 году именно Меркель решительно заблокировала процесс вступления Украины в НАТО. Она играла решающую роль в решении не поставлять оружие в Украину после вторжения российских войск. Европейские санкции никогда не были для Путина достаточно болезненными, чтобы вынудить его изменить свою политику. Минскими соглашениями Меркель фактически закрепила позиции России в Украине. После военного нападения на украинские корабли в Керченском проливе в конце прошлого года в отношении России не было принято абсолютно никаких мер. И вот теперь именно Меркель готова вонзить экономический нож в спину Украины путинским «Северным потоком-2».

Вопрос Сергею Корсунскому: может, появилась ось «Москва — Берлин», о чём мечтали российские идеологи евразийства, тот же Александр Дугин?

— Я буду немного более осторожен, чем Дугин, и чем Райтшустер по поводу «оси». Невозможно себе представить, чтобы Германия признала оккупацию Крыма или оспаривала присутствие российских войск на Донбассе.

Касательно этих вопросов позиция Германии абсолютно однозначна, и я бы не хотел недооценивать её усилия по урегулированию конфликта.

В то же время мы должны понимать, что наши проблемы никто за нас не решит. У европейских стран, особенно у Германии, и особенно в последние два года — после серьёзных разногласий с США — меняется внешнеполитическое ощущение единства Запада. Они пытаются найти свой интерес, конкретный, если хотите — эгоистичный, — в ситуации, в которой она находится. И сегодня Германия, к нашему огромному сожалению и невзирая на все усилия — очевидно, она приняла окончательное решение закончить строительство «Северного потока-2», и тем самым превратиться в гигантский хаб на 110 миллиардов кубов российского газа, на чём они, конечно, будут очень много зарабатывать.

Прокладка труб газопровода «Северный поток-2» в территориальных водах Германии

Ну а то, что в адрес Украины звучат такие заявления, что через её территорию транзит надо сохранить, — к сожалению, это скорее слова, чем реалии, которых мы сможем достичь.

— Сергей, а как же идея европейского единства? На днях председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер заявил в интервью той же Deutche Welle, что «Северный поток-2» противоречит «основополагающим убеждениям Германии относительно европейской внешней политики».

— Есть ещё более сильная статья Джорджа Сороса, который написал, что ЕС развалится, как Советский Союз. Я не думаю, что ЕС развалится, я думаю, что он переживёт все эти кризисы. Но реально в Европе сейчас есть кризис лидерства, внутриполитический — имея в виду ЕС как единое экономическое и политическое пространство. Тут и выход Британии из ЕС, и ссора Франции и Италии, и недавняя ссора Норвегии с Польшей.

На европейском пространстве начинаются процессы, которые трудно было ожидать несколько лет назад.

Безусловно, Германия ведёт себя в данном случае очень эгоистично, она исходит из своих национальных интересов. Она обнаружила, что в мире появилось лидерство в треугольнике Россия — Китай — США, а Германия — более сильная, чем Россия экономически, один из крупнейших в мире экспортёров и импортёров, страна, играющая ключевую роль в ЕС — остаётся в стороне. Безусловно, многим в Германии это не нравится, а ссора со США подстёгивает к тому, чтобы создавать конкурентные условия.

Сергей Корсунский

Если газ в США стоит 60 долларов, а бензин — 25 центов, то Европе придётся конкурировать с этой экономикой. По-видимому, на уровне крупного бизнеса и политических кругов было принято политическое решение, что если со США не удалось договориться, то нужно двигаться самостоятельным курсом. К чему это приведёт — трудно предсказать.

Меркель уходит с политической арены, и в этом году выборы в Европарламент. Я думаю, что серьёзные выводы можно будет делать тогда, когда мы увидим композицию нового Европарламента и новой Еврокомиссии. Если там существенно усилят своё присутствие правые и популисты, я думаю, это будет означать серьёзнейший кризис в еврозоне.

— Алексей, много говорилось о рисках для Украины от реализации «Северного потока-2». Могут ли быть какие-то другие политические последствия для Украины от такого «сосредоточения» Германии на своих интересах?

— Я думаю, для Меркель достаточно болезненно в политическом плане и то, что минские соглашения не выполнены. Это ещё один её проект. И мы не знаем, будет ли успешным и «Северный поток-2». Многие немецкие депутаты говорят, что для экономики Германии он не является ключевым. Наоборот — «Северный поток-2» больше привяжет Россию к европейскому газовому рынку.

Внаслідок «дипломатичної спецоперації» мені вдлося поставити питання ключовій доповідачці Форуму Ангелі Меркель....

Publiée par Svitlana Zalishchuk sur Samedi 16 février 2019

— Почему Ангела Меркель так одержима проектом «Северный поток-2», несмотря на критику в США, ЕС, внутри Германии, Украины? Это только деньги?

— Я думаю, нет. Мне кажется, есть некие договорённости между Меркель и Путиным. Мы знаем, что у них в прошлом году было несколько встреч тет-а-тет. И я думаю, что Путин пообещал что-то сделать для Меркель и в политическом плане.

— Например?

— Например, не стрелять на Донбассе больше, чем он это делает сейчас. Любые вещи, которые бы не отражались на политическом имидже Меркель.

— Вопрос к Юрию Векслеру, который следит за ситуацией из Берлина. Обсуждает ли проект «Северный поток-2» немецкая пресса, понимают ли рядовые немцы суть проекта и как они к нему относятся?

— Безусловно, обсуждают, потому что это животрепещущая тема, она только что была темой напряжения между Германией и Францией. И Ангеле Меркель уж непонятно каким образом удалось убедить Эмманюеля Макрона, что это не грозит ничем Европе, что есть механизмы контроля.

С другой стороны, в Германии критикуют проект «Северный поток-2» лишь единичные политики. Я лично знаю только одного, это Норберт Рёттген — кстати, политик из партии Меркель ХДС, глава комитета по внешней политике Бундестага. Вот он резко критикует проект и настаивает, чтобы он был остановлен.

Но хор в поддержку проекта, тем не менее, слитный, и в нём даже участвует одиозная популистская партия «Альтернатива для Германии». Касательно вопроса, насколько в Германии понимают опасность этого проекта и какого рода эти опасности, я думаю, что понимают всё-таки плохо. Другое дело, что это за опасности. Опасность сдать Украину? Я не думаю, что это входит в планы немецких политиков, и я не думаю, что это реально. Опасность быть на крючке у Путина из-за энергоносителей? Она, кстати, невелика.

Юрий Векслер

Германия построила причалы для американских танкеров на будущее, для приёма танкеров с американским сжиженным газом. Поэтому если Путин будет себя в этом вопросе вести как диктатор — то альтернатива готовится. Германия не собирается отдаваться в эти объятия.

– Юрий, и всё-таки: критикует весь Запад этот проект. Как вы объясняете настойчивость Меркель в этом вопросе? Это выгодно Германии?

– Германия никогда бы не делала ничего подобного, если бы она не была в положении, в котором она находится всю жизнь: у неё нет энергоносителей, ей нужно отапливать, и она всегда была в зависимости.

Кто-то называет Меркель «Фрау Риббентроп», так Риббентроп с Молотовым договорились в секретном протоколе, цель была — расчленить Польшу. Здесь цели пожертвовать Украиной ради своих интересов Германией не просматривается. Это сравнение для меня лично очень сильно хромает.

© Радіо Свобода, 2019 | Усі права застережено.

''отсканируй
и помоги редакции