Перейти к основному содержанию

Журналистики нет

Заходить в Facebook в последние дни больно. Идёт «гражданская война». Часть блогеров обвиняют украинских журналистов в том, что те не сообщество, а ругательство.

Виктор Трегубов

Заходить в Facebook в последние дни больно. Идёт «гражданская война». Часть блогеров обвиняют украинских журналистов в том, что те не сообщество, а ругательство. Часть украинских журналистов сделали из этого вывод, что кто-то хочет сознательно очернить репутацию отечественной прессы, чтобы на её костях вершить тёмные дела по оболваниванию общества. Ну да, дальше вы знаете — «Больше, чем вы, её никто не очерняет», «Кто вам, детки, платит?» и тому подобные элементы спора тётки Прасковьи с бабкой Секлетой.

Смотреть на это больно не только потому, что ваш покорный слуга принадлежит к обеим когортам и что ребята не стремятся хоть к какому-то взаимопониманию (предложение самым активным участникам «священной войны» просто встретиться и обсудить спорные вопросы быстро потонуло в хоре криков «Сам дурак!»), но и потому, что, как оказывается:

– украинские блогеры лишь очень приблизительно понимают, как работает украинское (да и вообще любое) журналистское сообщество;

– украинские журналисты не знают базовых принципов распространения информации и формирования сообществ в Веб 2.0.

Попробуем внести ясность. На носилках. Боюсь только, что для этого мне понадобится не один, а два материала. Посвятим же первый украинским журналистам (как раз недавно был День журналиста — чем не повод?), а второй — той самой блогерско-«порохоботской» тусовке, которая объявила им джихад. И там потихонечку, отталкиваясь от конкретной разборки, рассмотрим журналистов и блогеров вообще как явление.

То, что мертво, умереть не может

Когда ругают журналистов, мне, наверное, следовало бы обижаться. Но не получается: отвлекает острая боль во лбу. Надо было заказывать обручальные кольца из пористой резины — для снижения фейспалм-травматизма.

Дорогие и уважаемые товарищи, ругать «украинских журналистов» скопом, как некое единое сообщество, условную медиаспильноту — забава для тех, кого вместо аиста дятел принёс. По простой причине: единого сообщества украинских журналистов не только не существует, но и не может существовать.

Ругать журналистов скопом — это всё равно, что ругать скопом писателей, поэтов, бизнесменов, домохозяек или (да-да!) блогеров. Это неосмысленно, потому что у этих множеств нет ни граней, ни границ, ни фейс-контроля на входе, ни жоп-импульса на выходе. Это даже смешнее, чем скопом ругать абстрактных ментов — последнее тоже не шибко по-взрослому, но такую ругань хотя бы можно объяснить. Менты — закрытое сообщество с рамками, ксивами и должностными инструкциями. Мента можно уволить — и он больше ментом не будет. Уволить журналиста же можно лишь из конкретного медиа, но не из профессии. Журналиста-фрилансера уволить невозможно вообще. Или вот можно ещё абстрактно ругать врачей. Врачи — сообщество с порогом входа, туда сходу с улицы не зайдёшь: «Привет, я врач, сеструхе насморк коньяком вылечил». Нужно образование. И да, лицензия. Так что ругать «врачей в целом» вроде как и глупо, но вроде как и можно.

Потому что нельзя вот просто так взять и объявить себя ментом. Или врачом. И всегда можно проверить, ментоврач ли перед тобой или самозванец.

Журналистом может объявить себя практически любой и в любой момент. И, что характерно, никто не сможет возразить. Дедушка Ленин тоже в анкетах так указывал род деятельности. Не прикопаешься ведь. Нельзя встать и сказать: «Не-е, чувак, ты не журналист. Ты какой-то левый поц и вождь мирового пролетариата». То есть можно, но это будет, как с Бродским, которому в судебном порядке доказывали, что он не поэт, ссылаясь на отсутствие членства в профессиональных сообществах. Удостоверение журналиста вроде как существует, но на практике давно означает лишь удостоверение сотрудника медиа. Это разные вещи. Так, пресс-карта может быть у фотографа и отсутствовать у журналиста-фрилансера.

А всё потому, что журналистика в нашей стране, да и во всем мире, уже много лет как не профессия, а род занятий подобно многим другим видам творчества (например, той же литературе). Вот писатель — это кто? Тот, кто получил филологическое образование и всю жизнь зарабатывает только написанием книг? Или тот, кто пишет книги хорошо, а тот, кто — плохо, не писатель, а Донцова какая-то? Или член Союза писателей? Или всё же писателем себя может назвать кто угодно по факту написания хотя бы одной книги, даже неизданной?

Так вот, на практике верно последнее определение. Можно соглашаться или возмущаться, но да, вот так это работает. Писатель — это тот, кто пишет книги и называет себя писателем. Блогер — это тот, кто пишет в блоге и называет себя блогером. Журналист — это тот, кто собирает информацию, пишет в публицистическом жанре и называет себя журналистом. Любая попытка прикопаться типа «да ты не так пишешь», «да ты не состоишь в профсоюзе», «да когда ты последний раз издавался?» уходит в бесконечный и бессмысленный спор о несуществующих в реальной жизни оценочных критериях. Это значит, что ты, дорогой читатель, можешь написать заметку на интернет-сайт «Вести Залесья» или даже просто в Word-файл и сказать: «Я — журналист». А я, персонаж, у которого это написано в дипломе, в трудовой книжке за десять с лишним лет и в потерянном где-то в середине этих лет профсоюзном удостоверении, не смогу тебе ничего возразить. Или, напротив, я при желании могу сказать: «Я не журналист», — и показать удостоверение действующего офицера ВСУ. И хрен ты что мне скажешь. Или даже не показывать ничего — вот попробуй докажи, что я журналист, если я этого не хочу.

Увы.

Отсюда вывод, который может кому-то не понравится. Журналисты не являются единым как профессиональное сообщество. Потому что нет критериев принадлежности к таковому, кроме личного заявления, равно, как и возможности оттуда исторгнуть. Из этого следует как то, что к этому сообществу нельзя предъявлять претензии или требования, так и то, что сложно говорить о его защите. Предъявлять претензии можно только каждому конкретному лицу, объявившему себя журналистом. Не потому, что обобщения некорректны, а потому, что в данном случае нет возможности корректно обобщить.

Более того, в своих позициях, подходах, политических убеждениях и взглядах на профессиональные стандарты медиаспильнота столь же едина, сколь и блогоспильнота. В смысле — ряд её представителей готовы с радостью перегрызть друг другу глотки. Отдельные медиа де-факто враждуют между собой, отдельные журналисты не гадят на одном гектаре, а уж разных там шариев урыть готовы сотни. Как и в любом другом деле.

В кого плюём, за что плюём и как плюём

Теоретически претензии «ко всем» возможны разве что в виде претензий к украинскому медиабизнесу. Например, он финансово несостоятелен (украинское общество слабо готово платить за информацию) и оттого зависим от крупного капитала. Или, например, у нас категорически экономят на новостных лентах — при том, что это чуть ли не самый тяжёлый и ответственный фронт, гонят туда студентов и практикантов копипастить за еду.

Часто слышите подобные закидоны?

Не очень, правда?

Намного чаще звучат иные: «А-а-а, этот козел что-то не то написал не о том политике! А потом в блоге меня сукой обозвал!».

Претензии всегда вызваны конкретным лицом или группой лиц, обычно весьма небольшой (например, состоящей из одного Шустера или же Кристины Бондаренко). Причём далеко не факт, что вообще как результат журналистской деятельности, а не фейсбучных записей, что абсолютно неправильно: личный блог не является платформой журналистского творчества, если не указано обратное.

И основная причина для претензий — несоответствие их работы вашим политическим позициям. Слишком много зрады. Или слишком много перемоги. Не у тех спросили, не в тех плюнули. По-хорошему, отсёк бы кто-то субъективщину — и массив критики снизился бы в три раза. Не менее смешно видеть фразы «Спасибо тем, кто остаётся настоящими журналистами». Камон, пипл, то, что вы под этим подразумеваете «чья предвзятость совпадает с моей», видно за три километра.

Итог? Некий журналист любит зраду. Некий журналист пишет у себя в блоге что-то про зраду. «Почему все журналисты — такие козлы?!» — вопрошаете вы.

Три раза неправильно.

Во-первых, не путайте блог и профдеятельность.

Во-вторых, не путайте противоположную вашей предвзятость с козлизмом.

В-третьих, не путайте позицию одного с общей позицией. Не то, чтобы эта общая была другая — её просто не существует.

Так будет правильнее.

Плевать ядом надо точечно, а не как виверна в Disciples — на всё поле.

Более того, перед тем, как плевать, сначала нужно определить, на что человек вообще претендует в рамках своего творческого кредо. Нельзя ругать Бодю Кутепова за то, что он посылает кого-то к х**м. Он работает в жанре Куте телегонзо, в рамках которого он, в принципе, мог бы на вас даже пописать. А вот Портников не мог бы. И Скрипин со своим факом вышел за рамки, хотя многим это и понравилось. Кстати, то, что понравилось — ещё одно свидетельство того, что людям всё чаще от журналистов нужна вовсе не информация, а демонстрация позиции. Собственно, как и от политиков — кто-то же и Барне, выносящему Яценюка, аплодировал.

И тут мы потихоньку подобрались ко второй части нашей темы. К субъективщине и к царству её — блогам, которые срослись с традиционной журналистикой до взаимопоглощения. Я понимаю, что это тяжко, но оставайтесь на линии.

Продолжение следует.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции