Перейти к основному содержанию

Непрерывная эволюция

Знаете, есть такое понятие, как биологический вид. Скажем, вот белочка — это биологический вид. Ту белочку, что вы видите из окна прыгающей по деревьям в наших краях, как правило, зовут Sciurus vulgaris.

Знаете, есть такое понятие, как биологический вид. Скажем, вот белочка — это биологический вид. Ту белочку, что вы видите из окна прыгающей по деревьям в наших краях, как правило, зовут Sciurus vulgaris. Вульгарис — это с латинского значит «обычная», а не то, что вы подумали. Ещё бывает «белочка» delirium tremens, которую можно наблюдать на лавочках — но это немного из другой оперы.

Или, скажем, семейство китовые. Любой кит, которого вы видите, относится к какому-нибудь виду. Например, гренландский кит — это Balaena mysticetus, а горбатый — это Megaptera novaeangliae.

Итак, биологический вид — это, с одной стороны, данность, а с другой — чистая абстракция, существующая лишь в человеческом сознании. Потому, если так здраво подумать, то нет никаких видов. Их не существует в реальном мире. В каждом конкретном случае есть лишь цепочка рождений живых существ, стартующая с условного общего предка всего живого и доходящая до каждого конкретного животного, живущего в данный момент. Или до каждого конкретного, живущего в данный момент человека, независимо от того, считает он себя Божьей тварью или Homo sapiens sapiens в состоянии delirium tremens.

Одно существо породило чуть-чуть другое, то — ещё более отличное, и так через появление полового размножения, массовые вымирания, симбиозы с бактериями и митохондриями, «кислородные перевороты», ледниковые периоды, «бутылочные горлышка» до вот лично каждого из вас, сидящих за компьютерами и читающих эту статью. Одна сплошная цепь, в которой понятие вид — лишь удобное обобщение, формализованное второй сигнальной системой. Привет вам от шести слоёв нейронов неокортекса, как говорится.

Вид — это удобная абстракция, которую человек придумал, чтобы описать группу существ, способных взаимно скрещиваться, сходно реагирующих на изменения условий естественного отбора и живущих в определённом ареале. Наука и люди, в общем, отлично оперируют понятием вид, ведь это действительно удобная формализация, позволяющая, например, заниматься селекцией пород вида Canis lupus familiaris, выводя в пределах одного вида мопсов или гончих. Или это удобный аргумент, позволяющий разбивать заявления расистов метким возражением о том, что Homo sapiens sapiens любой расы — это на самом деле один вид. Эй ты, чёртов расист, запомни то, что про породу Canis lupus familiaris можно сказать, что она миролюбива или агрессивна, а про расу Homo sapiens sapiens такого говорить нельзя. Впрочем, мы отвлеклись от изначального повествования.

Чему нас может научить подобное умозаключение о (не)существовании видов?

Тому, что, например, не существует никаких эпох. Ну, то есть мы всей редакцией пишем о том, что происходит сейчас слом эпохи, да. И каждый из нас, прилипая ранним утром 11 сентября или поздней ночью 15 июля к экрану, остро ощущает, что что-то меняется. Что всё меняется. Что всё рушится в пропасть, и вы внезапно осознаёте пустоту под ногами, под ложечкой, под сердцем или под нулём на кредитном лимите. Вы вдруг понимаете, что вы в лифте, у которого пропали стены, потолок и пол, и всё, что вас держит в этом мире, — это странный парень с палкой. И, может быть, со щитом.

Но надо понимать, что это такая абстракция (не парень, а ваши ощущения). Родом из неокортекса, кстати. Да, спустя 150 лет, возможно, будут бушевать споры о том, с чего началась Ранняя виртуальная эпоха — с Ingress или Pokemon Go, но прямо сейчас вы видите цепь смертей и рождений. Цепь поглощений и слияний или цепь из взлётов и падений котировок, если быть точным. И в этой цепи в будущем может и не быть разницы между звонком недонизложенного президента по FaceTime (или Skype) или, собственно, запуском FaceTime (или Skype).

Более того, все размышления типа «следующая эпоха будет вот именно Виртуальной» на самом деле тоже ничего не стоят. Давайте отбросим все мультикультурные условности и займёмся в этой статье откровенным неполиткорректным европоцентризмом. Кто там думал, что на пространстве околосредиземноморья Античность сменяется Средневековьем? Никто не думал.

В понятийном смысле это отражено самим названием «Средние» или «Middle», то есть те века, что между Античностью и Ренессансом с Новым временем. То есть эту оценку уже дали спустя, в общем-то, пару эпох учёные, далёкого от античности будущего.

Есть ещё, правда, наименование «Тёмные века» (или «Dark Ages»), ну так и тут можно поспорить. Если мы говорим о простом землепашце, так ему, что Античность при лучине и в темноте, что «Тёмные века» — одна Сатана; так в Средневековье, может, ещё и получше. А если спросить какого-нибудь барона, так он, вообще, не поймёт, о каких таких «тёмных веках» речь. Не гони, чувак, сейчас пойдём у соседей деревню подожжём, тебе так светло будет, уася, ты такого света никогда не видел. А потом будем мешать подпалить нашу деревню — тоже будет адский пламень, я тебе обещаю. Потом причастимся ржаным хлебом с Claviceps purpurea, полирнём винишком — и ты такое небо в алмазах увидишь, что Ибица, вообще, померкнет.

Так что все человеческие попытки разглядеть мир будущего в значительной степени тщетны. Даже те футурологи, которые косвенно предсказали появление аналогов Интернета и, в некоторой степени, Цифровой эпохи, не сильно могли предположить, как этот самый цифровой мир будет выглядеть в обыденной практике.

Мало кто ожидал, что, имея под рукой всю информацию всех исторических эпох, 90% пользователей будут искать в этом Всемирном информатории условную жопу Кардашьян или рецепт чая с фенхелем для тугосери. Да? Однако речь даже не об этом. И речь не о том, что более мощный компьютер (или телефон) сейчас человек покупает для того, чтобы поиграться в новую игрушку.

Каждое нововведение цифрового мира становится само по себе острием отбора для мемов будущего. Процесс селекции информации ушёл в массы и вышел из-под какого-либо контроля. Все футурологи серьёзно недооценили уровень интерактивности, которого удастся достичь даже на заре Цифровой эпохи, и, вполне возможно, это приведёт к краху эпохи ещё до её становления. Мировой информаторий стал Мировым манипуляторием — полем боя для войн и конкуренции нового типа.

Мало кто, глядя в будущее, смог ожидать, что мировая сеть станет сетью фейков, вбросов, провокаций, популизма, манипуляций и лжи. «Сеть миллионов врак» Винджа была констатирована автором в начале 1990-х, когда Интернет в зародыше был уже объективной реальностью со всеми своими минусами. DNS появился в 1984-м, а первый IRC-чат — в 1988-м. Usenet, которым наверняка пользовался Виндж и в котором и появились «троллинг» и «бан», была создана в 1980 году, так что «Сеть миллионов врак» — это не предсказание, а скорее констатация факта.

(Вы ещё не читали Вернора Винджа? Это вы зря.)

Теперь мы плывём в море лжи и выдуманной реальности. Анализ данных становится важнее, чем их доступность. Сейчас найти и понять данные во взломанной базе сложнее, чем её сломать. Господи, да сейчас понять базу данных сложнее, чем её собрать!

Мучительные попытки человечества заглянуть в будущее удивительно напоминают страдания персонажа с гравюры книги Камиля Фламмариона, которую, кстати, ошибочно считают средневековой и которую я очень хочу здесь привести.

0_20a52_9b765f4f_orig

Эта гравюра на самом деле из книги 1888 года и она показывает, что традиция ссать в глаза тем, кто пытался смотреть в завтрашний день, старше этой статьи минимум на полторы сотни лет. Кстати, эта гравюра из книги, популяризирующей астрономию. Да, в 1888-м. А у нас тут, между прочим, в наших Богом данных современных интернетах говорят о том, что Луны нет, Бог из лептонов и Мунтян — пророк его. И всё хорошо, сотни тысяч заворожено слушают и повторяют. Ну, или хотя бы не протестуют.

Откуда было почти современному астроному знать о том, что наблюдаемая монахом на гравюре колесница Бога в объективной реальности будущего будет шестидесятипятитонным танком «Меркава» Армии обороны Израиля?

Совсем не обязательно следующая эра будет оценена как Информационная. В конце-то концов, назвали же эпоху расцвета Святой инквизиции Ренессансом. Мы вообще не знаем, что будущее оценит как важное и эпохальное. Может быть, наша эпоха будет оценена как Псевдоинформационная. Может быть, как Ядерная. А, может, она будет оценена как Эра старта космической экспансии. Я не знаю. И вы не знаете. И никто не знает, мы можем лишь предполагать с различной долей вероятности. А доля вероятности зависит от анализа данных, которые в базу ввёл индийский аутсорсер, что как бы уже показывает степень информационности текущей эпохи.

А, может, нашу эпоху запомнят как Эру старта настоящего долголетия и как Эру сверхкульта человеческого тела, то есть как Эру зари биотехнологий и как расцвет силиконовых сисек и надувных губ. Ранняя трансгуманистическая эпоха, ага.

Кстати, в этом случае в описании истории в будущем именно условная жопа Кардашьян будет противостоять исламизации Европы. А не Брейвик и не ваши страдания в Facebook про «религию мира и любви». Впрочем, какой фейсбучек? Цукерберга и Брина с Пейджем за модерацию двумерных изображений вторичных половых признаков вообще назовут ретроградами и стопором прогресса. А Илона Маска будут считать просто фриком, который рубил бабло с Wall Street вместо того, чтобы бороться за светлое будущее пресвятого промискуитета.

Хайнлайна будут почитать как святого Иоанна Раздевателя, а хиппарей будут держать за первых праведников. Pornhub станет Библией, а первый Интернет запомнят лишь как великого легализатора самоудовлетворения масс. Про Всемирный информаторий наши потомки будут читать (смотреть? ощущать? грокать?), как сейчас подростки читают произведения Жюля Верна. Они скажут, что занятно, конечно, написано, но зачем герои так странно поступают?

Да потомки просто не поймут, какой было проблемой что-то узнать, потому что у них всё будет в доступе по умолчанию и от рождения. Или не будет, но тогда они вообще не будут ничего читать, кроме пособия по стрельбе из миномёта (самое эффективное из примитивных орудий, ага).

Вся эта длинная (псевдо)интеллектуальная прелюдия тут вот к чему.

Взгляд в будущее — дело непростое.

Но не всегда взгляд в будущее требует именно взгляда в будущее. Очень важно это понимать.

Человечество слабо способно предугадывать собственное поведение и перспективы в будущем. Потому что хотя человечество — и один вид, но совсем не одна порода. У нас сотни лет письменной истории, которые это неплохо подтверждают. У майя был хороший календарь на много лет вперёд, но как-то он их не спас от экологической катастрофы и/или религиозной истерии, усугублённых внешним вторжением. На несколько сот лет раньше подобный привет прилетел и Римской империи, кстати.

А у ацтеков была религиозная и военная аристократия, которая не сильно им помогла, когда на берег сошли суровые бородатые ребята с сифилисом под хером, Священным Писанием под кожаной обложкой и пушками под палубой. Цивилизацию, давшую нам цифры, в какой-то момент истории с их математикой, философией, поэзией и астрономией нагнула толпа монгольских козопасов. Хотя почему в какой-то. В пару-тройку моментов. Европейскую цивилизацию, вооружённую новейшим этнокультурным достижением в виде мультикультурализма, обру… Так, стоп, об этом ещё нельзя говорить.

В общем, примеров вполне хватает.

Вы никогда не скажете, что вот уже взамен Новейшего времени наступила Виртуальная эпоха или Средневековье сменило Античность.

Однако бывают случаи, когда, глядя вперёд, можно легко рассмотреть будущее. Это происходит тогда, когда будущее является прошлым.

Бывают случаи, когда, глядя вперёд, ты видишь отлив, когда огромное и спокойное море подаётся назад перед тем, как обрушиться на берег смертоносным цунами. Пустота, которая открывает место удару.

Это, на самом деле, не так сложно заметить.

Когда впереди проступают очертания старых эпох и можно ощутить смрадное дыхание вечности.

Когда огромная или не очень страна замирает перед лицом громадного отката назад. Нам не дано смотреть в будущее и не дано угадать непредсказуемость собственного вида. Это, пожалуй, факт. Однако нам дана возможность смотреть в прошлое и познавать предсказуемость своего вида. Потому что хоть все люди и разной породы, но все люди — представители одного вида. А вид, как мы помним, — это удобная абстракция для описания того, что уже есть или было.

Прошлое в будущем относительно легко разглядеть, пусть и на примере своих соседей.

Отказ от демократической формы правления на коротком этапе многим кажется благом.

Многим кажется спасением.

Многие думают, что вот тут-то они реализуют свои планы.

Многим кажется, что вот впереди их ждёт просвещённая диктатура, которая всех научит родину любить.

Забудьте о любви к родине.

Диктатура учит любить диктатора.

Ваши учителя пойдут в отставку. Или будут фальсифицировать «выборы» в ВИК, расположенных в их же школах. Ваши деканы станут «заговорщиками». Ваша армия станет «предателями». Ваша полиция станет «опорой».

А вы станете кровью. А затем почвой. Как уже бывало не раз в прошлом.

Нам не дано рассмотреть будущее. Его не разглядеть за завесой созданных нами абстракций и за туманом сказанных нами слов. Однако же насколько туманно настоящее будущее, настолько ясно и пережитое прошлое.

Страны, которые восстанавливают прошлое в будущем, всегда плохо заканчивают.

Вы же не хотите стать в один ряд с Камбоджей и Россией?

Так почему вы хотите стать в один ряд с Турцией?

Антон Швец

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!