Перейти к основному содержанию

Путь вперёд для КНДР

Может ли мир вскоре стать свидетелем новой опустошительной войны на Корейском полуострове? Рассуждает экс-премьер Швеции, один из наиболее опытных европейских дипломатов — Карл Бильдт.
""
Источник

Примечание редакции. Что делать с Северной Кореей сейчас, когда мир опасно приблизился к новой войне? Свою версию в колонке на Project Syndicate предлагает экс-премьер Швеции, один из наиболее опытных европейских дипломатов — Карл Бильдт.

Может ли мир вскоре стать свидетелем новой опустошительной войны на Корейском полуострове? В эти дни этот вопрос всплывает во многих беседах.

Разумеется, нет ничего нового в беспокойстве по поводу северокорейской ракетно-ядерной программы. США впервые попытались решить этот вопрос ещё в 1994 году Рамочным соглашением США–КНДР. Попытка провалилась благодаря действиям (и бездействию) обеих сторон. Позже, в 2006-м, режим Кин Чен Ира взорвал свою первую ядерную бомбу и вернул вопрос на повестку дня Совбеза ООН.

В последующее десятилетие КНДР провела ещё пять ядерных испытаний, последнее — в этом сентябре. И продемонстрировала, что обладает достаточным технологическим развитием для создания термоядерного оружия. Под руководством Ким Чен Ына ситуация шагнула ещё дальше — режим показал явный прогресс в разработке межконтинентальных баллистических ракет (МКБР), способных достичь территории Соединённых Штатов. И это совпало с приходом в Белый дом нового президента Дональда Трампа, пообещавшего новые подходы к международным делам.

Северная Корея явно нацелена на приобретение возможности дальнего ядерного удара. В глазах её правящего режима, ядерное оружие — единственная гарантия против иностранных атак. Ким уверен, что без него разделит судьбу других лидеров, отказавшихся от собственной ядерной программы, как то Саддам Хусейн в Ираке и Муаммар Каддафи в Ливии.

Поэтому цель США — разоружить КНДР в ядерном и ракетном отношениях — недостижима средствами дипломатии. Да и в любом случае, Трамп уже заявил, что дипломатия — лишь «трата времени» и угрожающе предупредил, что «сработает лишь одна вещь». Не вдаваясь в подробности.

Учитывая, что ни США, ни Северная Корея не демонстрируют готовности к переговорам, кто-то может предположить, что война неизбежна. Но при всей своей воинственности режим в Пхеньяне вряд ли начнёт полномасштабный военный конфликт, поскольку таковой неизбежно приведёт к его падению. В то же время у США нет хороших сценариев первого удара. Хирургические удары могут выглядеть многообещающе, но они ненадёжны. Военному руководству США хорошо известно, что если не удастся одновременно вывести из строя всё северокорейское ядерное оружие, может начаться региональная — и даже ядерная — война, стоящая миллионов жизней.

В самих США те, кто нацелен на военное решение вопроса, часто заверяют, что привычное сдерживание не работает против «иррациональных» режимов. Но нет причин полагать, что Ким стремится к массовому самоубийству. В конце концов, когда маоистский Китай совершил собственный скачок к ядерному оружию в 1960-х, он вряд ли вёл себя рациональнее современной Северной Кореи, но никто не сомневался, что сдерживание сработает.

Однако даже если предположим, что сработает — в виде той же угрозы Трампа, что США «полностью уничтожат» северную Корею — это не сможет помешать ядерно- и ракетно-вооружённой Северной Корее фундаментально изменить стратегический баланс сил в северо-восточной Азии. Ядерное сдерживание со стороны США, в первую очередь, защищает сами США. Непонятно, сможет ли «расширенное сдерживание» со стороны США эффективно защитить американских союзников в регионе, включая Южную Корею и Японию. Если континентальная территория США станет потенциальной целью северокорейского ядерного удара, вопрос может встать как «готовы ли США пожертвовать Сан-Франциско, чтобы спасти Сеул или Токио».

Сомнения в надёжности американского ядерного зонтика могут подтолкнуть Южную Корею и Японию к развитию собственных ядерных программ. На самом деле Южная Корея имела подобную программу задолго до Северной. Она была заброшена в 1975 году, когда Южная Корея присоединилась к Договору о ядерном нераспространении, но сейчас в Сеуле идут дебаты о возможности её восстановления. Разумеется, дальнейшая эскалация на Корейском полуострове может быть очень опасной не в последнюю очередь потому, что режим Кима будет чувствовать себя ещё в меньшей безопасности, чем сейчас.

Пока что подходом США к корейской проблеме было усиление санкций и передача решения на аутсорс в Китай. Но невзирая на сильные экономические связи между Китаем и Северной Кореей, до сих пор неочевидно, может ли Китай повлиять на поведение режима Кима, даже если очень захочет. Успех, возможно, потребует чего-то близкого к смене режима.

Таким образом, неразумно полагаться исключительно на Китай. Безусловно, необходим более широкий дипломатический подход. И он должен начаться с фундаментального вопроса: до сих пор не подписано мирное соглашение по результатам Корейской войны 1950–1953 годов.

Диалог о замене 64-летнего перемирия на формальное мирное соглашение может проложить дорогу к более широкой дискуссии о ядерной эскалации и других угрозах стабильности региона. Как минимум, он может вывести из нынешнего дипломатического тупика и дать вовлечённым сторонам повод воздержаться от дальнейших провокаций.

В более широком плане новый раунд переговоров должен касаться опасений Севера по вопросам безопасности и дать ему возможность к политическому и экономическому развитию, как то произошло в Китае в последние несколько десятков лет. Это может казаться дальней перспективой, но если удастся разрешить кризис на полуострове, к этому всё равно придется вернуться.

Альтернатива — продолжать идти по нынешнему пути, рискуя военным конфликтом или полномасштабной войной. Даже если удастся предотвратить худшие сценарии, у региона не будет никакого будущего, кроме дальнейшей нестабильности.

''''