Перейти к основному содержанию

О чём был Марш, или Три попытки президента Зеленского

То, что близко всем... кроме власти

Казалось, ничего не предвещало. Вплоть до того момента, когда первые «коробочки» тронулись с места. И вот тогда с тротуаров, с обеих сторон раздались первые аплодисменты и (признаюсь, немножко неожиданно):

– Дя-ку-є-мо!..

Овации, руки на сердце, слёзы в глазах… Причём и в колоннах марширующих — тоже. Как будто все встречи наших военных, возвращавшихся после ротации домой — в Днепре, Белой Церкви, Запорожье, Херсоне, Кропивницком, Житомире, Виннице… — все эти встречи наших героев за пять лет саккумулировались вдруг в это время и в этом месте — улица Владимирская, бульвар Тараса Шевченка, Крещатик, Майдан.

С той лишь разницей, что здесь и собравшиеся аплодируют военным, и военные аплодируют собравшимся. Много жовто-блакитного, не на официальных флагштоках — на плечах и в руках.

Много радости, много гордости, много чувства благодарности — защитникам.

Из рассказа очевидцев:

«– Дя-ку-ємо!!! Дя-ку-ємо! Хлопці, дякую вам, дякую за вільну Україну! — женщина лет 60 беспрерывно хлопает, кланяется каждой остановившейся рядом "коробке" ветеранов, военных и волонтёров. И вдруг поворачивается, вытирает всей ладонью мокрое от слёз лицо и говорит: – Дівчатка, не зважайте, я з Пісків…

"Дівчатка", сами примерно такие же, обнимают её за плечи и глотают слёзы…»

Девочка из «Радио Свобода», чей стрим смотрел, неожиданно даже для себя замолчала уже на повороте с Владимирской на бульвар Шевченко, честно признавшись, что тяжело говорить, потому что всех вокруг давят слезы и она — не исключение. И поэтому просто шли среди марширующих — показывали: эти лица, эти овации, эти слезы. И это оказался один из самых лучших репортажей, во всяком случае очень искренний — с очень искреннего Марша.

Время от времени равнялась только с кем-то из марширующих:

– Як тут опинився? Вирішив прийти в останній момент, побачив побратимів і зрозумів: це те місце, де я хочу бути. Враження? Пишаюсь, що я українець.

Первая колонна — мамы, вдовы, дети. С портретами своих погибших сыновей, мужей, отцов. Многие из стоящих вдоль дороги встают на колени — перед фотографиями, что в руках у мам…

Тут никто не играл, не рисовался — да и перед кем было играть? Всё шло от души.

Из рассказа очевидцев:

«Він стояв серед нас. Звичайний чоловік. Років 40–45. Трохи сивини. Світлі штани, картата сорочка. Здивовано озирався. Плескав у долоні. Фотографував. І знову озирався. Задзвонив телефон:

– Ти чуєш, що нам кажуть... Чуєш?.. Це нам... Розумієш, вони нам вдячні... Я ось зараз на гучномовець поставлю, послухай... — голос його тремтів, в очах стояли сльози.

Раптом він підбігає до "коробки". Комусь тисне руки, когось обіймає. Його за руки втягують в колону.

Він так і пішов, у цивільному серед військових, трохи здивований і щасливий».

Это было одновременно и трогательно, и духоподъёмно.

Этот Марш был не только и не сколько о Дне Независимости. Это был Марш об Иловайске, Дебальцево, Ил-76, Саур-Могиле, микрорайоне «Восточном» на окраине Мариуполя.

Он был о погибших побратимах.

О нашем спокойном утреннем кофе и наших вечерах без бомбёжек — благодаря воинам, которые держат фронт.

"

О стране, которой за эти пять лет жизненно стали нужны, как глоток воздуха, моменты единения и гордости, моменты радости, а ещё лучше — победы, а ещё лучше — вехи. Такое событие не назначишь и не введёшь — ни Указом президента, ни постановлением Кабмина. Получилось так, что за годы войны именно парад стал таким ежегодным событием. Когда вспоминают тех, кто отдал жизни за Украину, гордятся набравшей силу армией, благодарят тех, кто отстаивает Украину. И ощущают плечо друг друга, ощущают единение, коллективную силу и уверенность — «мы эту страну не отдадим».

Но нынешний Марш оказался ещё и о президенте Зеленском. Точнее, о том, что президентом он пока не стал. Ну то есть весенний конкурс политтехнологий он, конечно, выиграл, государство не только булаву ему вручило, но и обязательства все выполнило, полномочия необходимые предоставило, даже с Меркель и Трампом за ручку успел поздороваться, но президентом ещё не стал.

Ну то есть президентом той страны, которая готова капитулировать, а значит, рано или поздно прекратить своё существование, возможно, и стал. Но президентом той страны, которая выстоит — ещё нет.

Иначе не объявлял бы легко и беззаботно стране в июле: так, мол, и так, парад я отменяю — слишком помпезно, я считаю.

Правда, оказалось, что такое событие не только не введёшь указом, но и не отменишь — ни указом, ни видосиком. И потому страна — ну как страна? активная её часть, которая её, страну, собственно, и сохранила во время войны — ответила:

– Вы не хотите парада? Ну тогда вас вычёркиваем, — и принялась за организацию парада своими силами.

– Шо значит «вычёркиваем», э?! Мы тут, между прочим, уже передумали — целая программа будет, и парад в том числе проведём, можете присоединяться…

– Та мы ж не возражаем, проводите…

Второй попыткой осознать, чем стал парад для этой страны, президент Зеленский снова не воспользовался, и вместо этого пригласил целую группу именитых вроде бы как специалистов — срежиссировать День Независимости.

Режиссёр Алан Бадоев, все эти годы много и успешно работавший в Москве и никак не проявлявший себя и свои мироощущения ни в связи с российской агрессией, ни в связи с Украиной в целом, по прибытию в Киев первым делом заявил: «Нам есть кем гордиться! Нам есть с кем строить наше совместное будущее, есть кому его защитить!». Ну а вторым делом — приступил, собственно, к режиссуре украинского Дня Независимости…

Что там у него получилось и получилось ли вообще — теперь как бы уже и не важно, потому что благодаря Маршу захисників України, состоявшемуся парой часов позже, день 24 августа 2019 года впервые превратился в настоящий народный День Независимости.

Причём очень украинский. Невероятная концентрация Украины на один квадратный метр радовала. И не только благодаря украинским песням, речёвкам, флагам, пикселям и вышиванкам. Украина присутствовала в объятиях побратимов, в благодарных «Дякую!», в прижатых к сердцу руках и, самое главное, в атмосфере единения. Пожалуй, это было самое ценное в тот день — единение и соучастие. Единение вокруг главной повестки дня – защитить неньку, отстоять и сберечь. И это было одно понимание на всех. Потому и приехали со всей Украины, и вышли на Марш — чтобы почувствовать плечо друг друга.

Сохранить и отстоять. А уж потом можно будет и задуматься над фишечками на День Независимости, например: не запустить ли репчик параллельно с Гимном? Как-нибудь, когда-нибудь… Если это кому-нибудь будет интересно…

По итогу получается, что в результате малопонятных заявлений и телодвижений в течение последнего месяца президент Зеленский самолично вычеркнул себя из народного Дня Независимости.

Хотя телодвижения не такие уж и малопонятные: очень похоже на попытку волевым усилием развернуть общественный дискурс в обратную сторону от военной повестки, а по сути, от осознанной необходимости противостоять агрессии. В результате получилось, что разворот сделал, а часть общества этого как бы не сильно и заметила, продолжив движение в выбранном ранее направлении.

Ещё накануне, предваряя эти события, сказал, что «парад 2019 года стал, пожалуй, первым моментом, когда страна — активная её часть — не согласилась с президентом Зеленским». Однако он этого не заметил, даже с двух попыток.

Тем не менее, хоть парады-марши и прошли, у президента Зеленского сохраняется право на третью попытку, а именно — осознать, что в ночь накануне Нового года он пошёл на выборы президента не просто страны, а воюющей страны. И что выиграл он выборы не в сериале про Голобородька, где сценаристы могли легко избежать неприятной темы войны, а в реальной воюющей стране. Которая не собирается капитулировать. И, исходя из этого, нужно выстраивать и диалог с обществом, и предполагаемые повороты, и тем более — развороты.

И, естественно, исправлять свои первые ошибки по горячим следам. Это всяко лучше, чем потом заниматься нудным самокопанием «где и когда я повернул не туда или, наоборот, проскочил поворот?» тихими (допустим, ростовскими) вечерами.

***

– Одна! Єдина! Вільна Україна! — такое впечатление, что речёвки и лозунги рождались на ходу.

Ближе к Майдану овации нарастали — людей становилось всё больше. А ближе к вечеру полиция объявила свои данные: в Марше защитников Украины приняло участие более 50 тысяч человек.

Говорят, что больше было только на Майдане, в декабре 2013-го.

Ни за двадцать лет карьеры шоумена, ни за несколько месяцев работы президентом, ни даже ещё утром 24 августа Владимир Зеленский не мог предположить, что видосик, записанный какого-то там числа в июле месяце, будет иметь такой — самый оглушительный и такой резонансный — успех в его карьере.

Однако, похоже, это тот редкий случай, когда есть смысл остановиться на первом же успехе такого рода.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции